ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доминик тяжело дышал, уткнувшись лбом в ее волосы. Кожа ее была горячей и влажной. Так же как и его. Она расцепила руки и попыталась освободиться от его объятий.

— Доминик, — вырвалось у нее просительно. Он поднял голову.

— Я знаю. — С усилием он выпрямился и открыл переднюю дверцу машины, ожидая, пока она усядется на сиденье. Захлопнув дверцу, он обошел машину и сел за руль.

Через несколько секунд мотор заработал, машина описала полукруг и рванулась к дороге.

Франческа нащупала солнечные очки и опустила их на глаза, радуясь, что можно за ними спрятаться. Господи Боже, они вели себя как подростки! Позже пришла мысль о том, что могло бы случиться, если бы им не помешали.

Доминик видел ее растущую отстраненность. Резким движением руля он бросил машину к обочине дороги и остановился.

Она повернулась к нему — лицо бледное, глаза стали просто огромными.

— Зачем вы остановились?

Он повернулся к ней.

— Меня беспокоит ваше молчание.

— А что бы вы хотели, чтобы я сказала?

Что мы несколько задержались? — Она с чувством оскорбленного достоинства вскинула подбородок. — Или вы ожидаете комментариев о погоде, об открывающихся видах?

— Я хотел вас. И вы меня хотели. Если в этом есть что-то грязное, то оно касается нас обоих. В равной мере, — жестко сказал он.

— Мы вели себя как животные. В публичном месте…

— Полностью одетые и совершенно контролируя ситуацию, — напомнил он ей.

Она усмехнулась. И это он называет «контролируя ситуацию»?

— Забудем об этом, ладно?

— Попробуйте, если вам так будет легче, — ответил он нарочито спокойно и включил зажигание.

Ей хотелось ударить его, и она бы так и поступила, если бы машина не начала двигаться. Ему здорово повезло, что на обратный путь до его дома им потребовалось тридцать минут. За это время она успела остыть.

Как только они остановились, она выскочила из машины, захлопнула дверцу и уже собралась пересесть в свою.

— Сбежать не значит решить проблему.

В ее глазах сверкнули остатки злости и оскорбленного достоинства.

— Может, и нет. Но сейчас я отправляюсь домой.

— Я собираюсь встретиться с вами снова.

Он прав, подумала она. Сбежав, ничего не решишь. Но ей требовалось время, чтобы подумать.

Франческа сделала несколько шагов по направлению к своей машине, остановилась, повернулась к Доминику:

— Очередной показ мод у меня назначен на завтра, и поэтому сегодня мне нужно хорошенько выспаться.

Он проводил ее до машины. У нее перехватило дыхание, когда он взял ее за плечи и наклонился к ней.

Она уже хотела воспротивиться, но было слишком поздно. Этот поцелуй поколебал все ее принципы.

Что и входило в его планы.

— Завтра вечером я жду встречи. Не забудьте, Франческа, — нежно прошептал он.

Она была не в силах произнести ни слова, пальцы дрожали. Когда заработал мотор и она выехала из ворот, ей вдруг показалось, что сердце вот-вот выскочит у нее из груди.

Глава 7

Ужин от Фонда лейкемии был хорошо организован, помещение снято превосходное, парад мод прошел без видимых заминок.

Совсем иное зрелище представало за сценой. Аннелиз приехала поздно и в дурном расположении духа. Она набросилась на дизайнера и изругала его так, что через несколько минут он превратился в трясущееся желе.

Ничего из предложенного гардероба ее не удовлетворяло, и она настаивала на немедленных изменениях. И все же это выступление было не самым худшим из тех, в которых участвовала Франческа.

Чтобы выбрать наряд для вечера, потребовались значительные усилия, Франческа чертыхалась, роясь в своих вещах. Свободное или обтягивающее? Или что-то необычное?

И вдруг она замерла, вспомнив о Доминике. С ее губ сорвалось проклятие, глаза затуманились. И что она делает?

После долгих колебаний Франческа выбрала элегантный брючный костюм-тройку в темных изумрудно-зеленых тонах. Минимум украшений, туфли на высоких каблуках.

Вечер был просто роскошным. Чистое небо, синий океан создавали великолепный фон для многочисленных прогулочных яхт, которые выходили из гавани, пользуясь свежим ветерком.

Большинство автомашин, совершающих ежедневный исход из города, уже уехали на пляж, и Франческа почти не задерживалась на перекрестках.

Поэтому было всего шесть тридцать, когда она подъехала к дому Доминика и остановилась у подъезда.

Она не нервничала так со времен начала своей карьеры манекенщицы.

Возьми себя в руки, мысленно приказала она, нажимая на кнопку звонка. Дверь мгновенно распахнулась, и она выдавила улыбку:

— Привет.

Глаза Доминика сузились, показывая, что он заметил тень, омрачающую ее лицо.

Одетый в темные, сшитые на заказ брюки и кремовую хлопчатобумажную рубашку, он выглядел спокойным и беспечным.

Как было бы чудесно броситься в его объятия и подставить лицо для поцелуя! На какую-то секунду она почти решилась поступить именно так.

— Плохой день?

Франческа криво усмехнулась:

— Пожалуй, так.

— Хотите рассказать мне об этом?

— Что именно вас интересует?

— Позволь мне догадаться. Одна из моделей была в скверном настроении, своими придирками довела дизайнера до белого каления, а тот, кто там занимается гардеробом, угрожал уволиться. — Бровь насмешливо приподнялась. — Близко к истине?

— Достаточно.

Доминик взял Франческу за руку и ввел в гостиную.

— Минеральной воды или вина?

— Пусть это святотатство, но нельзя ли смешать одно с другим?

Она не могла сидеть спокойно и пересекла комнату, чтобы рассмотреть маленькую картину, которая привлекла ее внимание еще в прошлый раз.

Сцена в саду. Каждая деталь рисунка была прекрасной, нежные голубые, розовые и лиловые тона. Она вдруг обратила внимание на подпись на картине и почти перестала дышать. Не было никакого сомнения в том, что это оригинал.

— Вам нравится Моне?

Доминик тихо подошел и встал рядом, она чувствовала его близость, тепло его тела.

Франческа медленно повернулась к нему.

— Кому не нравится?

Он протянул ей высокий запотевший стакан, и Франческа подняла его как бы в тосте:

— Салют.

Обед был самый обыкновенный и состоял из жареных креветок и нескольких салатов, поданных на террасу.

— Чудесно, — сказала Франческа, пробуя кусочки мускусной дыни и сочную красную клубнику. Потом настала очередь мороженого.

Ванильное, с карамелью и двойной шоколадной глазурью.

Франческа поймала озорной взгляд Доминика и рассмеялась.

— Вы запомнили.

В глазах его сверкнул смех.

— И вы будете его есть? Не ожидал.

Она сморщила нос и взяла ложку.

— Можете полюбоваться!

Из окна открывался величественный вид на гавань, солнце уже склонилось к горизонту, незаметно наползали сумерки. Вдали сверкал и переливался город — мелькающая неоновая реклама, яркие огни, биение жизни.

Франческа вытерла пальцы о салфетку, затем откинулась на спинку стула.

— Не думаю, что я в состоянии двинуться с места.

Она вздохнула, вспомнив о том, что завтра ей в шесть часов надо уже быть в зале аэропорта.

Парад мод в «Шератон-Мираж» Золотого берега и следующая за ним съемка, затем фуршет с главным организатором и его коллегами.

Скоро ей надо лететь в Европу демонстрировать новые коллекции. После этого она собиралась на недельку уединиться, отдохнуть и расслабиться. Никаких звонков, никаких контактов с внешним миром. Там, куда она намеревалась отправиться, персонал привык к требованиям повышенной секретности, а клиенты платили очень хорошо за полную анонимность.

Еще несколько недель назад Франческа ясно представляла свое будущее, теперь же в ее душе царила полная неразбериха.

— Кофе?

Франческа неторопливо повернула к нему голову:

— Да, пожалуйста.

Пройдя за ним на кухню, она наблюдала, как он наполнил кофеварку, открыл шкаф, достал сахар, поставил чашки и блюдца на сервировочный столик.

16
{"b":"5383","o":1}