ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Франческа зашевелилась, ощущая тепло лежащего рядом человека. В глубине ее подсознания не возникло ни единой мысли о том, откуда он взялся. Лишь прижалась. И вздохнула, нежась под поглаживающими ее спину пальцами.

Это сон. Туманное, неясное видение. Ей так не хотелось просыпаться. Слабый мускусный мужской запах смешивался с запахом одеколона, который о чем-то смутно напоминал.

Губы коснулись ее щеки, потом шеи. Как хорошо! Так хорошо, что она почти замурлыкала, когда эти же губы добрались до ее груди, лаская, дразня, затем опустились ниже к талии, обследовали пупок, продолжая свое движение по животу.

Франческа беспокойно задвигалась, предвкушая еще более сильное наслаждение, и недовольно застонала, когда он отодвинулся, целуя изгиб бедра.

Пальцы его забрались в короткие завитушки, охраняющие доступ к ее женственной сути, затем оказались внутри, ощупывая и лаская.

Чертовски эротический сон, подумала она, по мере того, как возбуждение нарастало, сладкой болью разливаясь по всему телу.

Потом она ощутила чью-то ногу, прильнувшую к ее собственной, и вот уже сна как не бывало.

Послышался щелчок, и комната осветилась.

Глаза Франчески широко распахнулись, и она увидела рядом с собой мужчину.

Совсем близко блестели его темные глаза.

— Доброе утро. — Доминик дотронулся указательным пальцем до кончика ее носа и обвел припухшие губы.

А за этим неизбежно последовала медленная и томная любовная игра, когда страсть, захлестнув их, сначала вознесла к вершинам блаженства, а потом, отхлынув, оставила лежать в полном изнеможении.

— Сколько времени?

Доминик изогнул кисть, пытаясь рассмотреть цифры на светящемся циферблате.

— Десять минут восьмого. Заказать завтрак?

Его улыбка заставляла ее таять, он склонился к ней, коснувшись губ своими губами, затем поднялся с постели. Доминик совершенно не смущался своей наготы. Его мускулистая фигура могла бы служить образцом красоты.

Он двигался с естественной грацией молодого, здорового человека, уверенного в своем теле. Сильный, раскованный, самоуверенный — идеальное воплощение мужественности.

Как только дверь за ним закрылась, Франческа откинула одеяло и набросила халат.

Потом они отправились на пляж. Белый песчаный берег и поразительно синее море простирались далеко на юг.

В этот утренний час воздух, уже согретый солнцем, сохранял ночную свежесть.

— Предполагается небольшая разминочная прогулка или долгий поход? спросил Доминик после того, как, пройдя полосу сухого песка, они очутились на границе земли и моря, замысловато расчерченной набегавшими волнами.

Франческа бросила взгляд на Доминика.

Легкие шорты, рубашка, накинутая на плечи и завязанная на груди узлом, бейсболка и кроссовки.

Легкая разминка, решила она и задала темп.

Он приноравливался к ее шагам, укорачивая свои, и она с улыбкой стрельнула в него глазами.

— Попытка истратить лишнюю энергию?

— Чью именно?

Его смех был низким и хрипловатым.

— Обоих, я полагаю.

Сверкающий темный взгляд обещал многое, она с трудом справилась с жаром, опалившим ее щеки.

Доминик становился слишком близок. Гораздо ближе, чем надо бы для ее спокойствия.

Вторгаясь в ее существование, требуя ее времени, посягая на эмоции. С упрямой решимостью разрушить все из старательно воздвигнутых препятствий.

Предчувствие подсказывало, что с Домиником Андреа может быть только все или ничего. И она не была готова разбираться в том, что же следует понимать под этим «все».

Пляж никак нельзя было назвать уединенным. Люди проходили, толкались, некоторые случайно, некоторые намеренно пытаясь подчинить общее движение своей скорости.

Они добрались до Стрелки — узкой полоски земли, разделяющей реку и океан, и направились к центру Серфайс-Парадиза.

Высокие, многоэтажные жилые здания стояли вплотную друг к другу, сплошь и рядом встречались кафе на свежем воздухе и кондитерские, торгующие мороженым.

— Не хочешь кофе?

Франческа заколебалась.

— С булочками! — подхватила она, неожиданно ощутив страшный голод.

Улыбаясь, он взял ее под руку и повел по тротуару.

День неожиданно стал ярче, и солнечные лучи здесь были ни при чем.

Они выбрали ближайшее кафе, заняли столик, и Доминик сделал заказ.

Большой зонтик защищал их от палящего солнца. Рассеянно глядя на океан, в котором резвились первые купальщики, Франческа потягивала крепкий кофе.

Доминик смотрел, как Франческа разломила булочку и намазала каждую половинку джемом. Вид у Франчески свежий, бодрый.

Но под улыбкой таилась настороженность. Если он не проявит достаточной гибкости, она опять замкнется.

— Вернемся по песку или по тротуару? — спросил Доминик после того, как они поели.

— По песку, — без колебаний решила она.

Он лениво потянулся.

— Не боишься, что я столкну тебя в океан?

— Сейчас бы не помешало.

Быстрым шагом они вернулись в гостиницу. Франческа остановилась на краю большого открытого бассейна и, присев на корточки, сняла кроссовки. Затем быстро разделась и окунулась в холодную воду.

Великолепно. Несколько минут она позволила своему телу остывать, потом неторопливо переплыла бассейн и села на бортик.

Услужливый работник гостиницы тут же вложил в ее руки полотенце. Вытираясь, она одновременно следила за тем, как Доминик повторяет ее действия. Подобрав верхнюю одежду и завернувшись в полотенца, они направились в номер.

— Иди в душ первый. Я пока сложу вещи, — бросила Франческа.

— Пойдем вместе.

Она хотела отшутиться, но внезапно смолкла. Одно дело — поддразнивать друг друга на людях, совсем иначе все выглядело здесь, в номере.

— Сейчас принесут завтрак, и самолет скоро, — неуверенно пробормотала она. — Времени мало.

— Пятиминутный секс в ванной не принадлежит к моим любимым способам удовлетворения. — Доминик привлек Франческу ближе. — Но и поменять билеты на более поздний рейс — не выход из положения. — Его рот прижался к ее губам. — Так что придется довольствоваться малым.

Когда он наконец прервал поцелуй, она была неспособна шевельнуться. Он смотрел на ее слегка припухшие губы, изумленное, совершенно ошеломленное выражение в карих глазах и улыбался.

— Теперь душ, — мягко напомнил он, подталкивая ее к ванной.

Я спала с ним, занималась с ним сексом.

Что после этого можно сказать против душа?

Это не первый раз, когда она будет мыться вместе с мужчиной.

С Марио это превращалось в веселую игру.

Но сейчас все по-другому. Совсем-совсем по-другому.

Стоять под душем вместе с этим человеком — это уже не игра. Жар начал разливаться по ее телу при одной мысли о его обнаженном теле.

Она в оцепенении смотрела, как он снимает трикотажные шорты вместе с тонкими черными шелковыми трусами.

Не промолвив ни слова, она расстегнула застежку бюстгальтера и спустила его лайкровую полоску, потом стянула трусики.

Вода каскадом обрушивалась на кафельный пол. Франческа потянулась за мылом, старательно избегая встречаться глазами — черт, телами — с Домиником.

Невозможно, конечно. Он энергично двигался, щедро расходуя мыло, совершенно не заботясь о скромности. Его ни капли не беспокоило и очевидное возбуждение.

Франческа привыкла думать, что может справиться с любой ситуацией, но сейчас она чувствовала себя крайне неудобно.

Как только Доминик вышел из душевой кабины, Франческа быстро схватила шампунь, намылилась и ополоснулась.

Обернувшись полотенцем, подсушила волосы феном, быстро наложила косметику и двинулась в спальню за свежим бельем и одеждой.

Через минуту она была готова, одетая в кремовые брюки и топ. Длинный голубой шарф, переливающийся зелеными и синими блестками, оживлял костюм.

— Оставим сумки у консьержки и позавтракаем. — Доминик подождал, пока она упакует последние мелочи, и подхватил в каждую руку по сумке.

Ресторан в лагуне был почти пуст, их быстро обслужили. Свежий апельсиновый сок, кофе, а после этого каша, фрукты, тосты, яичница и грибы.

20
{"b":"5383","o":1}