ЛитМир - Электронная Библиотека

— Еще один, — устало сказал Кэри. — Описание?

— Я не успел его разглядеть. Кажется, он был одет в серый костюм. У него был пистолет.

— Настоящая охота с подставками, не так ли? — в голосе Кэри слышалась ярость. — Что же вы сделали?

— К тому времени я уже сидел в машине. Увидев пистолет, я быстро отъехал и…

— …И скатились кувырком по Спиралену, пронеслись по Драммену на сверхзвуковой скорости, а потом врезались полисмену в задницу?

— Да, — просто ответил Денисон. — Вот вроде бы и все.

— Надо надеяться, — Кэри немного помолчал. — Оставим на время вашу историю, какой бы невероятной она ни была. Мне все-таки очень хочется знать, зачем вы поехали в Драммен и с какой целью вы так ловко отделались от сопровождающего перед тем, как выехать из Осло?

— Отделался от сопровождающего, — тихо повторил Денисон. — Я не знал, что у меня были сопровождающие.

— Теперь знайте. Это было сделано для вашей же безопасности. Мой человек утверждает, что ему раньше никогда не приходилось видеть такого искусного ухода от слежки. Вы проделали все возможные и невозможные трюки. Два раза вы едва не ускользнули, а на третий раз оторвались окончательно.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — сказал Денисон. — Пару раз я сбивался с дороги, не более того.

Кэри глубоко вздохнул и уставился в потолок.

— Сбивался с дороги, — его голос стал глубоким и торжественным. — Доктор Мейрик, можете ли вы объяснить мне, почему вы сбивались с дороги, если вы знаете эти места лучше, чем свое родное графство Букингемшир? Когда вы ездили в Драммен на прошлой неделе, вы не отличались подобной забывчивостью.

Денисон принял удар. Отступать было некуда.

— Вероятно, причина заключается в том, что я не доктор Мейрик, — ответил он.

— Что вы сказали? — прошептал Кэри.

Глава 6

Денисон рассказал все.

Когда он закончил, на лице Кэри отражалась сложная смесь возмущения и беспокойства. Он выслушал Денисона, не прерывая его и не высказывая замечаний, а затем придвинул к себе телефон, набрал номер и сказал в трубку:

— Джордж? Попроси Яна зайти ко мне на минутку.

Он обошел вокруг стола и похлопал Денисона по плечу.

— Надеюсь, вы не будете возражать, если придется подождать еще несколько минут.

Шагнув вперед, Кэри остановил человека, который как раз в этот момент входил в комнату, о чем-то пошептался с ним и вышел в коридор.

Несколько секунд он стоял в раздумье, потом раздраженно тряхнул головой и направился в кабинет Маккриди.

— В чем дело? — осведомился Маккриди, увидев выражение его лица.

— Наш парень слетел со всех катушек, если они у него были — отрезал Кэри. — Начал с обычных небылиц, но затем выяснилось, что дела обстоят хуже. Намного хуже.

— Что он рассказал?

Кэри ответил, не пощадив собеседника.

— Даже если оставить в стороне кучу вранья про таинственных бандитов, то все равно приходится признать, что с Мейриком что-то случилось — что-то, определенно выбившее его из колеи, — заключил он через десять минут, утирая ладонью вспотевший лоб. — Когда имеешь дело с яйцеголовыми, то всегда нужно знать заранее, проверяли ли их на психическую устойчивость. В результате нам теперь требуется психиатр.

— Довольно старомодный термин, не так ли? — Маккриди с трудом подавил улыбку.

Кэри свирепо посмотрел на него.

— Старомодный, но точный, — он постучал себя пальцем по лбу. — В этом… в этой вещи вообще не осталось ничего человеческого. Серьезно: у меня мурашки по спине ползли, когда я слушал его.

— А это действительно Мейрик, никаких сомнений? — неуверенно спросил Маккриди.

— Никаких. В Лондоне, где мы встретились впервые, я провел с Мейриком два дня, пока меня не начало тошнить от его жирной рожи. Это Мейрик, можешь быть уверен.

— Меня беспокоит одна вещь, — сказал Маккриди, — когда мы сидели в полицейском участке Драммена, он не произнес ни слова по-норвежски. Насколько я понимаю, он отлично знает этот язык.

— Во всяком случае, говорит свободно, — проворчал Кэри.

— Тем не менее мне сразу же сказали, что он не понимает ни слова по-норвежски. Он производил впечатление человека, не владеющего языком.

— Бог ты мой, — в сердцах сказал Кэри. — Ты не знаешь его биографию! Он родился в Финляндии и жил там до семнадцати лет, затем переехал в Осло. Когда ему исполнилось двадцать четыре, он переехал в Англию, где и жил на протяжении последних двадцати двух лет. Он не имел понятия о том, что такое регби до тех пор, пока не приехал в Англию; я изучал его досье и могу с уверенностью утверждать, что он никогда не занимался боксом.

— В таком случае это согласуется с его утверждением о том, что он не Мейрик, — Маккриди сделал паузу, размышляя. — В «Спиралтоппене» есть свидетельница, утверждающая, что видела пистолет.

— Истеричная официантка! — фыркнул Кэри. — Подожди-ка минутку: ты говорил о ней Мейрику?

— Говорил.

— Так и есть, — устало сказал Кэри. — Знаешь, я не удивлюсь, если Мейрик сказал в полиции чистую правду. Несколько подростков на краденой машине устроили ему скачки с препятствиями, и он свихнулся от страха.

— А как же пистолет?

— Ты же сам сказал ему о пистолете. Он ухватился за эту идею и внес ее в свою сказочку, дополнив ее излишествами вроде ножа и дубинки. Думаю, в Спиралене он почувствовал себя совершенно беспомощным и выдумал всю историю, чтобы потешить свое задетое самолюбие. В Лондоне я определил его для себя как высокомерного ублюдка, абсолютно уверенного в превосходстве над нами, простыми смертными. Но в Спиралене у него не было возможности доказать свою исключительность, верно?

— Интересная теория, — согласился Маккриди. — С точки зрения психолога все верно, но есть одно слабое место: вы предвзято относитесь к Мейрику.

— Я его терпеть не могу, — мрачно сказал Кэри. — Самонадеянный, самовлюбленный, нахальный сукин сын, уверенный, что солнце светит из его задницы. Мистер Всезнайка собственной персоной, — он пожал плечами. — Но я не могу выбирать людей, с которыми приходится работать.

— Как он себя назвал?

— Жиль Денисон из Хемпстэда. Их Хемпстэда, боже ты мой!

— Я вернусь через минуту, — Маккриди вышел из комнаты.

Кэри рывком ослабил узел галстука и уселся на стул, покусывая ноготь на большом пальце.

— Что это такое? — поинтересовался он, когда Маккриди вошел в комнату с толстым томом в руках.

— Лондонский телефонный справочник.

— Дай-ка его мне, — Кэри взял справочник. — Посмотрим… Деннис, Деннис, Деннис… Деннисон. Есть Джордж Деннисон и еще двое, но ни одного из Хемпстэда, — он удовлетворенно хмыкнул.

Маккриди взял книгу и перелистал страницы.

— Денисон, Жиль, — пробормотал он через минуту. — Хемпстэд. Фамилия пишется с одним «н».

— О господи! — Кэри быстро справился с изумлением. — Это ничего не значит. Он позаимствовал фамилию у одного из знакомых или у приятеля своей дочери.

— Возможно, — неохотно согласился Маккриди.

Кэри побарабанил пальцами по столу.

— Я готов жизнь прозакладывать за то, что это Мейрик. Все остальные варианты абсолютно нелепы, — его пальцы внезапно остановились. — Миссис Хансен — она общалась с ним больше, чем все остальные. Что она говорит?

— Вчера вечером она доложила, что встретилась с ним. Утром он не появился; по его словам, простудился и лежал в постели.

— Это правда?

— Да.

— Она заметила что-нибудь необычное в его поведении?

— Только то, что у него был насморк, и он на время бросил курить. Он сказал, что сигареты воняют соломой.

— Для меня они всегда воняют соломой, — проворчал Кэри, куривший только трубку. — Однако он узнал ее.

— Она говорит, что они выпили пива и побеседовали на религиозно-моральные темы.

— Симптоматично, — заметил Кэри. — Мейрик готов разглагольствовать на любые темы — смыслит он в них что-нибудь или нет. — Он с недовольным видом потер подбородок. — К несчастью, обычно стервец попадает в точку: котелок у него, надо признать, варит неплохо. Итак, это Мейрик — жирный боров, свиной потрох, тот самый Мейрик, с которым мы нянчимся уже два месяца. Неужели ты можешь поверить, что он способен выстоять в драке против четверых мужчин, вооруженных пистолетами, ножами и дубинками? Сомневаюсь, что у него хватит сил снять пенку с кипяченого молока. Его научный умишко малость расстроился, и он сочинил эти ужасы, чтобы спасти свое драгоценное самомнение — впрочем, об этом я уже говорил.

11
{"b":"5386","o":1}