ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подъезжая к дому, я увидел, что в нем горит свет. Машины Мака поблизости не оказалось. Я заглушил мотор и тихо вышел. Будучи человеком осторожным и не зная, что произошло в мое отсутствие, я счел за лучшее сначала посмотреть, кто этот неожиданный гость. Подкравшись к окну, я заглянул внутрь.

Перед камином сидела женщина и спокойно читала книгу. Женщина, которую я никогда раньше не видел.

Глава 6

1

Я толкнул дверь, и женщина повернулась ко мне.

– Мистер Бойд?

Я смотрел на нее. Для Форт-Фаррелла она выглядела так же нелепо, как появившаяся бы здесь манекенщица с обложки журнала мод. Она была высокой и тощей, что, кажется, сейчас модно, Бог знает почему. Можно было подумать, что она питается салатом и черным хлебом без масла. Бифштекс с картошкой, без сомнения, нанес бы сокрушительный удар по ее пищеварению. Вся, с головы до ног, она была отражением мира, который добрые люди Форт-Фаррелла знали очень мало. Этому миру, беспокойному миру стиляг шестидесятых годов, принадлежали и прямые длинные волосы, и мини-юбка, и вычурные лакированные ботинки. Я не особенный любитель всего этого, но, наверное, я старомоден. Во всяком случае, работа "под девочку" совершенно не шла этой женщине, которой, видимо, было за тридцать.

– Да, я Бойд, – сказал я.

Она встала.

– Я – миссис Эдертон. Простите, что ворвалась к вам без предупреждения, но здесь так принято.

По выговору она могла быть канадкой, подражающей английскому стилю. Я сказал:

– Чем могу быть полезен, миссис Эдертон?

– О, не вы мне, а я вам. Я услышала, что вы находитесь здесь, и просто заехала навестить, так, по-соседски, знаете ли. – Она выглядела столь же "по-соседски", как Бриджит Бардо.

– Спасибо, что побеспокоились, миссис Эдертон, – сказал я. – Но я не думаю, что в этом есть необходимость. Я уже большой мальчик.

Она оглядела меня.

– Да, действительно, – произнесла она с восхищением, – вы такой большой.

Я обратил внимание на то, что она успела попользоваться виски Мака.

– Выпейте еще, – сказал я иронически.

– Благодарю, пожалуй, выпью, – согласилась она.

Я начал понимать, что избавиться от нее будет нелегкой задачей. И правда, что можно сделать с женщиной, которую ничем не проймешь? Остается только вышвырнуть ее на улицу к чертям собачьим, но это не в моем стиле. Я сказал:

– А я, пожалуй, не буду.

– Как хотите, – ответила она спокойно и щедро плеснула себе "Айлейского тумана", напитка, столь ревниво оберегавшегося Маком. – Долго пробудете в Форт-Фаррелле, мистер Бойд?

– А почему это вас интересует?

– О, вы знаете, я так радуюсь каждому новому человеку в этом болоте. Не знаю, чего я застряла здесь, просто не знаю.

Я сказал осторожно:

– А мистер Эдертон работает в Форт-Фаррелле?

Она засмеялась:

– Нет никакого мистера Эдертона. Больше нет.

– Извините.

– Ничего, мой дорогой. Нет, он не умер, мы развелись.

Она закинула ногу на ногу и предоставила мне лицезреть изрядную порцию ее бедра – мини-юбка скрывает не много. Но для меня женское колено – анатомическое сочленение, а не предмет вожделения, так что она зря теряла время.

– Для кого вы работаете? – спросила она.

– Я – свободный геолог, – ответил я.

– О, Боже, человек науки. Не говорите мне о ней, я в ней абсолютно ничего не понимаю.

Я все никак не мог взять в толк, что этой "соседке" от меня нужно. Домик Мака расположен вдалеке от наезженных дорог, и только очень добрый самаритянин заехал бы в эту глушь, дабы дать утешение и милость, особенно если это связано с риском утопить в грязи "линкольн-континенталя".

Она спросила:

– А что вы ищете, уран?

– Все, что ценно.

Интересно, почему она наговорила об уране? В моем мозгу прозвенел предупредительный звонок.

– А мне говорили, что земля здесь исследована вдоль и поперек, вдруг вы работаете здесь впустую? – Она вдруг заливисто засмеялась и одарила меня сверкающей улыбкой. – Впрочем, где мне знать обо всем этом, я просто слышала всякие разговоры.

Я обаятельно улыбнулся ей в ответ.

– Знаете, миссис Эдертон, я предпочитаю во всем убедиться сам. Я ведь не новичок в этом деле.

Тут она посмотрела на меня невероятно кротким, застенчивым взглядом.

– Я нисколько в этом не сомневаюсь. – И сделала глоток на треть стакана. – А вы интересуетесь историей, мистер Бойд?

К такому повороту я был не готов и смотрел на нее некоторое время непонимающим взглядом.

– Какой историей? Я вообще как-то об этом не думал.

Она поболтала виски в стакане.

– Знаете, в Форт-Фаррелле надо чем-то заниматься, а то с ума сойти можно. Я вот хочу вступить в Форт-Фарреллское историческое общество, его председатель миссис Давенант, знакомы с ней?

– Нет. – Я не мог понять, к чему все эти разговоры. Во всяком случае, миссис Эдертон такой же историк, как я – хвостатый лемур.

– Вы знаете, я вообще-то очень застенчивый человек. Вы, наверное, об этом не подозреваете, – сказала она. И была права: мне такое и в голову не могло прийти. – Мне как-то неловко вступать в это общество одной. То есть быть новичком среди опытных людей. Вот если кто-нибудь вступил бы вместе со мной, для поддержки, тогда другое дело.

– Вы хотите, чтобы я вступил в историческое общество?

– Говорят, что у Форт-Фаррелла очень интересная история. Вы знаете, что он был основан лейтенантом Фарреллом в... ну, неважно. А помогал ему некто Джон Трэнаван, и семья Трэнаванов фактически создала этот город.

– Неужели? – сказал я сдержанно.

– Жаль Трэнаванов, – посетовала она как бы между прочим. – Вся семья погибла не так давно. Не правда ли, ужасно, что семья, построившая целый город, вот так исчезла?

Снова предупредительный звонок зазвенел в моем мозгу, на этот раз оглушительно громко. Миссис Эдертон оказалась первым человеком, который поднял тему Трэнаванов по собственной воле; всех других надо было наводить на нее. Я вспомнил все, что она говорила ранее, и решил, что она старалась расколоть меня, хотя и не очень искусно. Она подняла и другую тему – урана, а ведь именно я внушил парням у плотины, что я ищу уран.

Я сказал:

– Но ведь вся семья не исчезла. Ведь есть еще некая мисс Клэр Трэнаван?

Она как-то сникла.

– Да, кажется, есть, – сказала она коротко. – Но я слышала, что она не настоящая Трэнаван.

– А вы знали Трэнаванов? – спросил я.

– О да, – сказала она поспешно, слишком поспешно. – Я знала Джона Трэнавана очень хорошо.

Я решил разочаровать ее и встал.

– Сожалею, миссис Эдертон. Я не очень интересуюсь местной историей. Я – инженер, и история – не моя область. Конечно, если б я решил остаться в вашем городе – тогда другое дело, наверное, у меня и возник бы интерес. Но я кочевник, миссис Эдертон, я, знаете ли, постоянно в движении.

Она посмотрела на меня нерешительно.

– Значит, вы в Форт-Фаррелле ненадолго?

– Это зависит от того, что я найду, – сказал я, – судя по вашим словам, я вряд ли могу надеяться на успех. Что ж, спасибо за информацию, хоть и негативную.

Она казалась растерянной.

– Вы не вступите в историческое общество? – промолвила она тихо. – Вас не интересуют ни лейтенант Фаррелл, ни Трэнаваны, ни... ээ... другие, кто создал этот город?

– А почему они должны меня интересовать? – спросил я с удивлением.

Она встала.

– Ну да, я понимаю. Мне не надо было задавать этот вопрос. Хорошо, мистер Бойд. Если вам что-нибудь понадобится, скажите мне, я помогу.

– И где же мне найти вас? – спросил я с иронией.

– Э... э... э... портье в Доме Маттерсона всегда знает, как связаться со мной.

– Я безусловно буду рассчитывать на вашу помощь, – сказал я и взял меховое пальто, переброшенное через спинку стула. Когда я подавал его ей, мне в глаза бросилось письмо, стоявшее на камине. Оно было адресовано мне. Я вскрыл его и прочел всего лишь одну строчку от Мак Дугалла: "Приезжай ко мне на квартиру как можно быстрее. Мак".

27
{"b":"5387","o":1}