A
A
1
2
3
...
31
32
33
...
102

Это же смешно! Я не смогу есть тофу! И уж тем более пить сок из пырея! Да меня просто стошнит!

Я стараюсь не обращать внимания на панические предупреждения моего внутреннего голоса.

Конечно, я смогу есть тофу. Может, не каждый день, но смогу. И я откажусь от постоянных перекусов. От них все зло, я знаю!

По крайней мере я постараюсь.

— Все это так необычно! — восклицает Триш.

Я специально заехала за ней, чтобы проводить к Китти.

Сегодня Триш забрала свои светлые волосы в косу. На ней серебристая кофточка и черная юбка до колен крупной ручной вязки; на ногах у нее ботинки на высокой платформе, из них выглядывают яркие полосатые носки. Вид потрясающий. Могу себе представить, как отреагирует Китти! Или Марк Суон. Самое забавное, что Триш очень идет стиль хиппи, а я рядом с ней кажусь столь же женственной, как Леннокс Льюис[1].

Триш буквально трясет от волнения. Она так и прыгает на сиденье такси, словно ребенок, которого впервые везут в Диснейленд. Это до того забавно, что я просто не могу не сочувствовать этой красотке.

— Просто не верится! — в очередной раз восклицает Триш. — Вы смогли привлечь Грету Гордон и Марка Суона. Ты смотрела «Обычных подозреваемых»?

— Ну… да. — Я киваю, хотя и не улавливаю связи с нашими делами.

— Такой классный фильм' Я только вчера пересматривала. — Триш снова начинает елозить на сиденье. — Хочешь сигарету?

— Нет, спасибо.

— Отлично подавляет аппетит. — Черт, почему все намекают на мой вес? — А какой он, этот Марк Суон? Заносчивый гений?

Я ухмыляюсь.

— Ну не знаю как насчет заносчивости, но что он гений — это точно.

— Мне звонила твоя Китти. И кстати, вчера она приезжала ко мне.

Я изумленно гляжу на Триш:

— Что?

— Да, утром. Довольно милая женщина. — На сей раз в голосе Триш отчетливо слышно сомнение.

— Да, пожалуй, — с таким же сомнением отвечаю я.

Что все это значит? Зачем Китти приезжала к Триш в обход меня? Возможно, она хотела заранее проинструктировать Триш перед решающей встречей с режиссером и актрисой? Тем более что я бегала на встречу с Марком Суоном, и Китти, не дождавшись меня, поехала к Триш сама?

Черт, она же повысила мне зарплату! Почему мне все время кажется, что меня хотят обмануть? Неужели у меня паранойя?

— Она рассказала о том, как договаривалась с Гретой и как будет сниматься фильм. — Триш бросает на меня осторожный взгляд. — Еще Китти сказала, что она — единственная, кому я могу доверять.

— Значит, так оно и есть, — киваю я, поджав губы.

— Но она ни слова не сказала о тебе.

— А зачем? Это совсем не обязательно, — говорю я уверенно. — Кстати, мне повысили оклад, — считаю нужным добавить я. — Китти обещала привлечь меня к работе над фильмом. Я подбирала режиссера и второстепенных актеров.

— Да ладно хвастаться! — Триш пожимает плечами. — Если тебя устраивает твоя работа, пожалуйста.

— Меня устраивает моя работа, — настойчиво говорю я. — Китти моя начальница. И она тоже сделала немало. Нашла Грету, уговорила Эли Рота снимать фильм… — Сама не знаю почему, но я явно оправдываюсь. — Ладно, замяли… Остановите здесь, — говорю таксисту.

— Заносчивый гений Марк Суон и я, простая нянька. — Триш смеется. — Как считаешь, я ему понравлюсь?

Я бросаю на Триш косой взгляд, стараясь представить ее рядом с Суоном. Этакая хрупкая балерина рядом с Арнольдом Шварценеггером (того периода, когда он снимался в фильме «Вспомнить все»).

— Да. — Мой голос звучит мрачно. — Уверена, ты ему понравишься с первого взгляда.

Судя по всему, совещание будет очень ответственным. Даже Китти суетится, поскольку местом встречи выбран не ее кабинет, а офис Эли Рота, Понятное дело, что она постарается руководить процессом, но в родном кабинете ей было бы гораздо комфортнее.

— Триш, дорогая! — восклицает Китти, едва завидев меня и мою спутницу. — Ты отлично выглядишь! Эли будет в восторге.

Сама Китти облачилась в восхитительный шерстяной костюм любимого желтого цвета; шею обрамляет ожерелье из жемчужин размером с мраморные шарики; не забыто и кольцо с ярко-желтым бриллиантом; на ногах бежевые туфли на прозрачных шпильках с лимонными бантиками по бокам. Она похожа на безумную, вселяющую ужас маргаритку.

— Грета вот-вот появится, — обещает Китти, кивнув на лифты. Она ведет себя словно девица, которая ищет подходящего кавалера. Триш, конечно, неплоха для нее, но совершенно явно проигрывает Грете. — Да и Марк Суон на подходе. — Мне даже становится любопытно, чью задницу Китти поцелует раньше, если эти двое прибудут одновременно. — Анна, принеси-ка свои записи. Джон, найди мой блокнот.

— Джон? — переспрашиваю я.

Какого черта Джону делать на совещании?

— Разумеется, Анна. — Китти смотрит на меня так, словно предупреждает: стоит мне еще раз открыть рот, и она меня придушит. — Мы же одна команда.

Джон, возникший за ее спиной, посылает мне довольную ухмылку.

— Я готов, Китти. — Ему только раболепного поклона не хватает!

Я пытаюсь улыбнуться. Нет, у меня точно паранойя! Джон ведь тоже работает на Китти. Возможно, в процессе работы над фильмом должна быть задействована уйма народа. Может, Джону поручены поиски костюмеров и эпизодических актеров.

— Триш, вы с Анной идите к Эли. Пусть она тебя представит, — нетерпеливо говорит Китти. Она явно хочет избавиться от нас прежде, чем появится Грета. И Марк.

Мы с Триш поднимаемся на четвертый этаж, в святая святых нашей компании. И только теперь я понимаю, как важно и серьезно то, чем мы здесь занимаемся. Четвертый этаж так непохож на те жалкие коморки, в которых ютимся мы, словно вообще находится в другом здании. И в другом мире.

Здесь все свидетельствует о деньгах. Эли Рот уже распорядился снять логотип «Уиннинг продакшнс» и заменить его на «Ред крест».

На полу от стены до стены здесь светлое ковровое покрытие, заглушающее шаги, сами стены выложены японской соломкой, по углам стоят скульптуры и горшки с живыми растениями. За некоторыми дверями звонят телефоны, но тут даже у них приятный глухой звук, словно из уважения к стоящей на четвертом этаже тишине.

В приемной возле кабинета Эли Рота сидят сразу три секретарши, но совсем не такие, как Клер и ее коллеги. Это солидные женщины лет тридцати — сорока, в строгих костюмах и в туфлях на плоской подошве.

— Проходите, — говорит Рот, как только ему докладывают о нашем прибытии.

В его кабинете окна от пола до потолка, а мебель в стиле юго-западной Америки.

— Рад встрече. — Эли улыбается мне и Триш, полностью игнорируя Джона, который плетется вслед за нами. — Значит, вы и есть автор? Должен признать, что вы талантливы.

Триш окидывает Эли Рота взглядом и улыбается в ответ.

— Именно поэтому я здесь, не так ли? — отвечает она. — И я чертовски рада.

— Да, конечно, — мягко кивает Эли. — Правда, у вас в тексте есть некоторые места, которые придется подправить…

Мое сердце ухает вниз. Черт, сценарий Триш почти идеален! Они же не собираются изрезать его и испортить? Господи, ну почему продюсеры вечно так поступают? Они влюбляются в сценарий, покупают его, а затем меняют все так, что текст становится неузнаваемым и совершенно… да, именно так — отстойным!

— Я не возражаю, — говорит Триш, доверчиво глядя на меня. Затем она бросает на Эли Рота игривый взгляд, но он, кажется, даже не замечает этого. Бизнес прежде всего.

Китти врывается без стука. Ее сопровождает женщина, одетая во все черное и в черных же очках.

— Грета! — Теперь Эли улыбается актрисе. Он торопливо пересекает кабинет, бережно берет руки Греты в свои и ведет ее к кожаному дивану. — Это честь для меня. Я очень рад. — Он галантно целует актрисе руку.

— Я бы не отказалась от кофе, — с достоинством говорит Грета, не отвечая на комплимент.

— Конечно, — кивает Рот и щелкает пальцами. — Приготовьте мисс Гордон кофе.

вернуться

1

Знаменитый боксер

32
{"b":"5393","o":1}