A
A
1
2
3
...
47
48
49
...
102

Выйдя в прихожу, я смотрю на себя в зеркало. Да, унылое зрелище! Я стыдливо снимаю бусы, сообразив, что в «Савое» любая подделка будет казаться вульгарной. Неплохо бы нанести макияж, раз у меня такой невзрачный вид, но Джанет нет дома, а сама я умею разве что тональный крем наложить да ресницы подкрасить. Вздохнув, я слегка оттеняю скулы румянами и остаюсь почти довольна результатом. Понимаю, что все равно буду выглядеть убого рядом с Чарлзом. Что уж тут говорить о Суоне, к которому предстоит отправиться позже.

Закрутив волосы в узел, хватаю сумку и выхожу на улицу.

В «Савое» мне все никак не удается расслабиться. Здесь до того пахнет деньгами, что я остро ощущаю свою чужеродность. За столами ведутся вежливые беседы, из кухни доносятся упоительные запахи, ни один человек из обслуги не позволяет себе лишнего разглядывания посетителей. Последнее, правда, немного умиротворяет.

Кстати, именно здесь я делаю интересное наблюдение: богатые люди в дорогих ресторанах даже не разговаривают, а тихо бормочат. Представьте себе шестерых мужчин за одним столом, ведущих негромкую беседу. А теперь представьте себе шестерых мужчин в какой-нибудь недорогой пиццерии. Разумеется, они будут гомонить, весело смеяться и подмигивать официантке, раз уж их шестеро, а женщин среди них нет.

Мы садимся за свой столик.

— Я взял на себя смелость заранее заказать шампанское. Надеюсь, ты не против?

Я замечаю ведерко с бутылкой и два узорчатых бокала на тяжелых ножках.

— Совсем нет. — Я принимаю протянутый бокал и делаю огромный глоток. Опомнившись (я же в «Савое»), делаю второй, крохотный, и отставляю шампанское в сторону.

— Не смущайся, пей, как тебе нравится, — смеется Чарлз. — Ты выглядишь вымотанной.

Боже! А я-то думала, что удачно привела себя в порядок.

— Утро выдалось непростое.

— Правда? — В голосе Чарлза сочувствие. — На тебе что, воду возили?

— Ну, воду не возили, конечно, просто… — Я умолкаю, осознав, что побаиваюсь разговора с Суоном. Вдруг он скажет мне, что я не подхожу ему для работы? — Давай лучше поговорим о тебе, — предлагаю я, улыбаясь.

Весь обед мы мило беседуем о всякой чепухе, а перед уходом я, извинившись, выхожу в туалет. Здесь я тщательно изучаю себя в зеркале. Неужели у меня действительно вымотанный вид? А мне-то казалось, я неплохо выгляжу.

Бедная глупая Анна! На что ты надеешься? Ты же знаешь, что не можешь выглядеть неплохо. В лучшем случае незаметно, да и это спорно.

За мной ухаживает приятный, богатый, обходительный мужчина, который приглашает меня на свидания и водит в дорогие рестораны — разве этого мало? Зачем ждать комплиментов о своей внешности? Ведь это глупо и бессмысленно. Еще несколько недель назад я и не мечтала о такой удаче, как встреча с Чарлзом, а теперь получаю больше внимания и заботы, чем за всю жизнь. Более того, я работаю в одной команде с известным режиссером, получаю неплохое жалованье и ожидаю повышения. Чего мне не хватает?

Или женщина, получив что-то, начинает хотеть большего?

Три месяца назад я дрожала перед Китти Симпсон, считая ее безусловным авторитетом. Теперь она для меня всего лишь стареющая начальница, пытающаяся удержаться на плаву. Я на многое взглянула другими глазами, увидела перспективу, но почему-то недовольна, как и прежде.

Я выхожу в вестибюль, чтобы взять плащ.

Какая-то толстая женщина, облаченная в накидку от Шанель, окидывает мое платье презрительным взглядом, но мне наплевать. Чарлз терпеливо ждет меня у входа. У него в руках коробочка с великолепными пирожными. Судя по всему, он купил их, пока я была в туалете.

Я делаю глубокий вдох и улыбаюсь ему. Я не должна позволять себе бесплодные мечты. К черту Суона. У меня есть добрый, заботливый Чарлз Доусон. И он мне нравится, серьезно.

Я беру его под руку и чмокаю в щеку.

Марк Суон живет в самом центре Ноттинг-Хилл, в старинном доме в стиле королевы Анны. Дом окружен таким уютным садом, что садик Ванны не идет с ним ни в какое сравнение.

Я была здесь всего однажды, во время очередного обсуждения сценария. Тогда мы с Триш, Гретой и Суоном позавтракали в местном ресторанчике и к дому режиссера шли пешком. Помню, как оборачивались ему вслед женщины.

Марк Суон всегда привлекает к себе внимание. Поначалу я думала, что люди тянутся к нему, потому что он известен и популярен, и только во время этой пешей прогулки поняла, как ошибалась. Женщины, смотревшие Марку вслед, едва ли знали, на кого смотрят. Он мало появляется на публике, и почти никто не знает его в лицо. При этом он даже не слишком следит за собой. Волосы зачастую всклокочены, руки в карманах, брови сведены. Однако женщины все равно чувствуют в нем ту особую мужскую силу, которая заставляет их закусывать нижнюю губу или смотреть ему вслед из-под ресниц.

Довольно забавно наблюдать за бесполезными попытками окружающих девиц зацепить Суона. Сама я ни за что не стала бы закусывать губу или покачивать ножкой, сидя на стуле, потому что не умею этого. Порой мне начинает казаться, что Марк прекрасно видит все эти женские авансы в свою сторону, просто предпочитает не замечать их. В последнее время я начала больше следить за собой: ем только диетические хлебцы, пью минералку и совсем не употребляю сладкого, к тому же каждое утро совершаю пробежку. Правда, результатов что-то не видно. Соблюдать диету оказалось не так тяжело, как мне казалось. Трудновато было первые три дня, а потом меня так захватила работа, что я порой вообще забывала о еде. Суон постоянно подкидывает мне новую пищу для ума. То расспрашивает меня о процессе съемок и моих записях. То обсуждает со мной фильмы прошлых лет, просит анализировать поступки героев и подачу материала. Иногда он подтрунивает надо мной, задавая вопросы о фильмах, которых я не видела (из тех, что так любит Джон), и смеется, когда я краснею от смущения.

Он очень нравится мне, но это еще не все. Я хочу быть такой, как Марк Суон. С некоторых пор Эли Рот не кажется мне достойным примером для подражания. А Марк Суон… поймите, я вовсе не жажду стать гениальным режиссером, как он, у меня другие приоритеты. Но внушать окружающим людям такое безусловное уважение и трепет — вот чему бы я хотела научиться. Мне нужно, чтобы со мной считались, чтобы видели во мне личность, и личность сильную. А пока все, что я могу, — это совершать утренние пробежки, ловить каждое слово моего вдохновителя и делать заинтересованный вид. Через пару месяцев я смогу получить заветное повышение, а остальное… Там будет видно.

Расправив плечи, я прохожу через железные ворота. Сейчас я чувствую себя куда увереннее, чем утром. Во-первых, мне не холодно и не сыро, как на съемочной площадке. Во-вторых (хотя скорее именно это надо было поставить первым), я выпила целительную дозу шампанского. В-третьих, я получила не менее целительную дозу внимания от Чарлза, что подняло мой авторитет в моих же собственных глазах.

Я должна быть уверенной в себе и смелой, иначе я никогда не добьюсь ни одной поставленной цели. Я не должна трястись при виде потрясающего Марка Суона. И пусть он красив и огромен, для меня важнее моя карьера!

Вот так-то!

Я иду по дорожке, выложенной из красных кирпичиков, мимо грядок с лавандой и тюльпанами и звоню в дверь.

— Иду! — раздается чудовищный рев изнутри. Боже, неужели Суон думает, что его гулкий голос кто-то мог бы не услышать, если бы он вопил чуть потише?

Я иронично усмехаюсь, приготовившись…

Нет, к этому я не была готова! Суон открывает дверь — на нем только черные штаны для карате. У него голый торс!! Голая грудь!! И голый живот!!!

То есть не то чтобы голый, просто не одетый. На самом деле вся грудь Суона густо поросла волосами, под которыми видны перекатывающиеся мускулы, на руках вздуваются огромные бицепсы (где он их прятал раньше?); живот тоже немного волосат. Господи, как же я люблю волосатых мужчин! Вернее, раньше я этого не понимала, а теперь мне становится абсолютно ясно, отчего Шон Коннери всегда казался мне сексуальным.

48
{"b":"5393","o":1}