ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Они не подойдут тебе. У тебя нога больше, корова, — злюсь я.

— Не подойдут? Какой у тебя размер? — спрашивает Лили у Джанет.

— Пять с половиной.

— Это у нее нога больше, — торжествующе заявляет Лили. — И это она корова! У меня всего лишь четвертый.

Джанет облегченно вздыхает.

— Но ведь это не единственное твое имущество, — заявляет Лили. — Есть, к примеру, сумочки!

— О нет!

— Ну-ка поглядим… Ага, «Луи Вюиттон», красивая. Эту возьму. А вот «Фенди», тоже неплохая… впрочем, уже немодная, «Шанель»… хм, у меня нет ни одной сумочки от Шанель. А вот еще «Гуччи», чудесный ридикюль. Ого, да у тебя даже есть «Донна Каран»! Ни разу у тебя ее не видела. «Кейт Спэйдес» тоже возьму.

Лили тащит к своему шкафу охапку сумок. Джанет провожает их несчастными глазами.

— Прекрати ты ныть, — бросает Лили. — Я же тебе оставила «Фенди». Впрочем, я бы все равно с такой никуда не вышла. Кстати, я вижу на диване барсетку! Дай ее мне!

Лили протягивает руку за сумочкой, но я изо всех сил ударяю ее по ладони. — Ай!

— Не трогай! — велю я. — И те сумки верни!

— Я взяла их в счет аренды. Они мои! Все до единой!

— Нет, ты их вернешь. Я оплачу аренду Джанет. Можешь считать это заблаговременным предупреждением, Лили.

— Нет, Анна, не делай этого. — Джанет умоляюще смотрит на меня. — Пусть лучше берет сумки.

— Возьму, не беспокойся, — выплевывает Лили.

— Даже не думай. Мы с Джанет идем ужинать, а вечером принесем деньги за квартиру. За нас обеих, заметь. Кстати, со следующего месяца можешь искать сразу двоих квартирантов. Я ухожу вместе с Джанет.

— Вот и славно! А мне плевать! — зло кричит Лили, запихивая сумки Джанет обратно в ее шкаф. — Вы просто пара неудачниц, и я буду счастлива, когда вы съедете Конечно, Анна, ты встала на ноги, но я бы не слишком рассчитывала на любовь Чарлза. Он одумается! Он придет в себя и увидит, что встречается с уродиной!

Мы с Джанет идем в пиццерию.

— Наверное, мне не стоит есть пасту, — говорит Джанет не слишком уверенно, принюхиваясь к аппетитным запахам.

— Теперь, когда ты больше не модель, можешь позволить себе расслабиться и поесть.

— Ты так думаешь? — В глазах Джанет настоящее счастье. — А меня не разнесет?

— А ты возьми небольшую порцию, — предлагаю я.

— О, с детства обожаю спагетти!

— Так и поешь по-человечески хоть раз с этого самого детства Даже если ты наберешь пару кило, ты все равно останешься костлявой. Как бы мало ты ни ела, тебе все равно не уморить себя до состояния фигуры вроде Лили.

— Она так ужасно вела себя сегодня.

— Да, отвратительно! — Я заказываю два стакана диетической колы и салат с курицей гриль. — Ты начинаешь жить с нуля, со свежими силами. На твоем месте я продала бы большую часть своей одежды и выручила бы за нее деньги. Ведь есть сайты в Интернете, куда можно поместить объявление. Уверена, за ту сумку от Фенди дадут не меньше двух сотен.

— Я могла бы ее продать, но она уже немодная, — неуверенно говорит Джанет.

— Может, тогда продашь несколько пар туфель из прошлых коллекций? Ты все равно их больше не носишь.

— Это хорошая мысль. Так и сделаю.

— И обязательно позвони родителям. Надо заняться поисками работы и квартиры. — Мне в голову приходит новая идея. — Так, значит, ты лепила горшки и изучала историю искусств?

— Да, хотя горшки и были убогими.

— А как насчет истории искусств?

— О, здесь у меня пятерка. — В голосе Джанет неприкрытая гордость. — Пятерка! Это у меня-то!

— Молодец! Что ж, может, ты и не способна создавать произведения искусства, но работать в сфере искусства вполне можешь. Ты могла бы, например, стать гидом в музее.

— Кажется, там нужна особая степень.

— Вряд ли. Надо узнать. И позвони Эду.

— Я не хочу ему ничего рассказывать, — испуганно лепечет Джанет. — Он сразу меня бросит!

— Не бросит, что за глупость пришла тебе в голову!

— Как ты думаешь, Лили была права? — встревоженно спрашивает Джанет. — Она сказала, что из нас выйдет отличная пара безработных.

— Ты же говорила, что тебя совершенно не заботят финансы Эдварда?

— Это так. Он просто нравится мне. Такой, какой есть.

— И тебе совсем не нужен богатый ухажер, как думает Лили. Ты сама заработаешь денег и сумеешь о себе позаботиться.

— А тебе… нравится работать? — недоверчиво спрашивает Джанет.

— Нравилось. Пока меня не уволили.

Домой мы возвращаемся довольно поздно. Видно, что Лили была вне себя от бешенства. Она оставила внушительную гору со счетами на кофейном столике, причем наши долги в них отмечены красным маркером. Я выписываю чек на нужную сумму и прилепляю его магнитом на холодильник. В записной книжке Лили размашисто пишу «уведомление о скором съезде с квартиры от Джанет и Анны» — на случай, если она решит еще к чему-то привязаться.

Честно говоря, я ее просто не понимаю. С чего она так дотошна? И эта злоба… можно подумать, что Джанет наступила Лили на любимую мозоль. Ладно, слава Богу, это последний месяц, который мы обречены пересекаться в стенах одного жилища.

— Сегодня лягу пораньше, — грустно говорит Джанет. — Надеюсь, ты не против?

На мгновение у меня возникает соблазн сказать, что я очень даже против. Если моя несчастная подопечная рано уснет, я останусь наедине со своими проблемами и мне не на кого будет отвлечься.

— Ну что ты! Тебе действительно нужно отдохнуть. Сама же я сажусь на диван и пытаюсь собраться с мыслями. Ну что, подведем невеселые итоги?

Первое. Я теперь безработная. К тому же у меня не осталось никаких сбережений после дорогих покупок и арендной платы за жилье. На новую работу в ближайшее время мне рассчитывать не приходится, так как надо мной постоянно будет маячить тень Марка Суона.

Второе. Я влюблена в мужчину, который встречается с другой. Больше того, теперь мы даже не друзья. Его подружка намного моложе и красивее, чем я.

Третье. Я помолвлена с миллионером, который очень мне предан, но совершенно мне не нужен.

Я принимаюсь разглядывать его подарок — обручальное кольцо. Оно тускло поблескивает в свете ночника. Снимаю трубку и набираю номер Честер-Хауса.

— Мисс Анна, так приятно вас слышать, — радуется миссис Мильхен. — К сожалению, мистер Чарлз отсутствует. Днем он отправился в Лондон. Полагаю, он будет ночевать в своей квартире.

— Спасибо, миссис Мильхен.

Я подхватываю сумочку и торопливо сбегаю по лестнице вниз, где ловлю такси. Уютно устроившись на сиденье, задаюсь вопросом, куда меня несет. Что я собираюсь сделать? Неужели теперь, когда у меня нет ни денег, ни работы, самое подходящее время для того, чтобы избавиться и от мужчины?

Но я знаю, что поступаю правильно. Я должна поставить огромную жирную точку на этом проклятом периоде моей жизни.

Конечно, Суону я не нужна, и глупо было думать, что у меня есть какие-то шансы. По идее, я должна хвататься за Чарлза как утопающий за соломинку, потому что он готов закрыть глаза на мою внешность, мой вес, мою нищету и даже на то, что я люблю другого. Щедрость его души не знает границ.

Но я не люблю его. Раньше я полагала, что вообще не могу никого любить, потому что дожила до тридцати с лишним, ни разу не испытав этого чувства. А теперь, когда я знаю, что способна на любовь, мне проще быть одной, чем с мужчиной, к которому я равнодушна.

Неужели я готова перечеркнуть все, чего добилась в этой жизни? Еще пару недель назад я работала в киноиндустрии, общалась с известными людьми, мечтала о повышении, собиралась выйти замуж за богатого человека и жить в роскоши. А теперь у меня нет даже такой паршивой работы, как рецензент сценариев, я осталась без квартиры и к тому же без лишней сотни на счету. Готова ли я отказаться и от последнего шанса подняться наверх? Еще немного, и мне придется вернуться к родителям, признав свое полное поражение. В моем арсенале осталась хорошая прическа, умелый макияж и гора ненужного шмотья. Небогатое наследство, не так ли?

91
{"b":"5393","o":1}