ЛитМир - Электронная Библиотека

Сердце Меган екнуло. Значит, еще один непростой денек предстоит — Эй, Меган, у тебя с собой экземпляр сценария? Замечательно, — сказал Флореску. — Давай сюда, надо кое-что с этой сценой сделать.

— Уже? — спросила Меган, пытаясь не смотреть на Зака.

Чем меньше она будет иметь с ним дело, тем лучше.

Она пожалела, что Дэвид решил остаться и закончить свои упражнения, перед тем как пойти сюда. Он сказал, что сразу появится, но ей хотелось, чтобы именно сейчас он был рядом с ней. Когда предстояло иметь дело с Заком и Роксаной.

Она пыталась вызвать в памяти воспоминания о минутах близости с Дэвидом, о том, как его язык ласкал ее интимное местечко, пока она не, зашлась в экстазе. А потом его плоть билась у нее внутри в четком ритме, пока наконец Меган снова не испытала наивысшее наслаждение. Секс с Дэвидом всегда удовлетворял ее и кончался хотя бы одним оргазмом, чего она не могла бы сказать о сексе с Рори во Фриско или с другими парнями. Хотя их было не так-то много. Может, она становится жадной, но ей казалось, что все же чего-то не хватает. Чего именно, Меган не знала.

Возможно, все идет слишком гладко… Может ли быть в постели слишком хорошо? Меган подумала, покачала головой. Нет. Видимо, она теряет душевное равновесие.

Только иногда ей казалось, что она возбуждается будто невольно. Словно это ответ ее тела на его опытность. Конечно, у Дэвида хорошая практика, он давно не девственник, но почему после близости возникает чувство, что она последняя в длинном списке?.. И почему она сама так быстро остывает? Меган ощутила себя виноватой. Она начинала думать о чем-то другом сразу после завершения. Ведь так бывает у мужчин, они настоящие деревяшки. Получили свое, повернулись на бок и заснули. Ей надо было думать о Дэвиде, а не о сценарии в такие минуты…

— Полагаю, да. — Голос режиссера прервал ее размышления. — Роксана не хочет, чтобы ее героиня казалась слабой.

— Слабой? — удивилась Меган. — Какая же она слабая?

В этой сцене группа кокаиновых дельцов угрожает ей пытками.

— Вы поглядите-ка, наш доморощенный Шекспир наконец явился на работу, — язвительно заметила Роксана Феликс, проплывая мимо Меган с отвратительной улыбкой. — Что случилось, милая? Ты проспала звонок будильника? Или, может, недавним выпускницам колледжа надо спать больше, чем нам, не занятым интеллектуальным трудом? — Она посмотрела, произнося это, на Зака Мэйсона, но тот отвел взгляд.

— Я пришла именно тогда, когда надо, — пробормотала Меган, густо покраснев.

— Ты всего-навсего сценаристка, знай свое место, — высокомерно заявила Роксана. — На съемочной площадке свои правила.

— Заткнись, — очень тихо сказал Зак.

Роксана удивленно посмотрела на него, но подчинилась.

— Неплохо бы начать работать, — вздохнул Фред Флореску. — А теперь, Роксана, объясни, почему ты думаешь, что Морган выглядит слабой?

— Они не могут схватить ее без борьбы.

— Меган? — спросил Фред.

Она пожала плечами. Они тысячу раз обсуждали эту сцену в Лос-Анджелесе. И Роксана никогда прежде не возражала.

— Морган Мейер — супермодель. Дело идет к концу фильма. Ее только что взяли в заложники пятьдесят вооруженных автоматами боевиков. Как она может с ними бороться?

— С помощью приемов кикбоксинга, — заявила Роксана.

— Ты владеешь ими? — спросил Зак Мэйсон резким голосом.

— Можно взять дублершу.

— У меня нет такой дублерши, — объяснил Флореску преувеличенно терпеливо. — Потому что в сценарии об этом ничего не сказано.

— Так выпиши кого-нибудь из Лос-Анджелеса. Пускай прилетит. — Миндалевидные глаза Роксаны засветились от ярости. Вместо того чтобы беспрекословно выполнять ее желание, кто-то смеет задавать вопросы.

— А как с помощью кикбоксинга можно выстоять против полусотни автоматчиков? — задала Меган совершенно разумный вопрос. — Это бессмысленно.

Роксана повернулась к ней, и ее алые губы раздвинулись, обнажая звериный оскал.

— Твоего мнения, сука, никто не спрашивает. Я здесь создаю образ. Не ты. И если я хочу, чтобы Морган дралась, значит, она будет драться.

— Знаешь что? — вмешался Фред Флореску, переведя взгляд с Роксаны на Меган, кипевшую от ярости и унижения. Он говорил спокойно, но непреклонно. — Я думаю, обсуждать это сейчас бесполезно. Мы поработаем над сценой и что-нибудь придумаем. Позднее. Сегодня слишком хорошее освещение. Слишком хорошее, чтобы зря тратить время. Поэтому поснимаем что-нибудь другое. Например, подход к базе гангстеров.

В этой сцене были заняты только Зак, Сет и Роберт.

— Хорошо? — как ни в чем не бывало спросил Фред. — А с Меган я поговорю. Сегодня утром можешь отдохнуть.

Роксана долгим взглядом посмотрела на Фреда Флореску. Потом резко повернулась и пошла к своему трейлеру.

— О Господи, — вздохнул режиссер.

Дэвид подошел к группе.

— Привет всем, — сказал он приветливо.

Зак напрягся. Меган заметила это и удивилась. Значит, Фред прав. Но почему Зак не любит Дэвида? Он же сам выбрал его себе в агенты. «Ой, Господи, да они просто как малые дети», — сердито подумала Меган, с трудом сдерживая слезы. Ей так хотелось послать Роксану ко всем чертям, но она не могла. Она должна молча глотать оскорбления этой дряни.

Поскольку Роксана — звезда, а она всего-навсего сценаристка. И это правда. Продав свой сценарий за двести пятьдесят тысяч долларов, Меган заодно продала и самоуважение, это тоже часть сделки.

Она вдруг подумала: а стоит ли игра свеч?

— Дэвид, рад тебя видеть. Можешь кое-что сделать для меня? — спросил Фред Флореску.

— Только скажите, — улыбнулся Таубер.

— Вернись в отель, позвони в «Эс-Кей-ай». Я тут вспомнил, что ты говорил насчет Сэма. Может, ты и прав. Ему лучше приехать сюда. Так что позвони и попроси прилететь.

— Вы хотите, чтобы сюда приехал Сэм Кендрик? — бледнея, спросил Дэвид.

— Да, я думаю, ему стоит это сделать, — дружелюбно сказал Флореску.

Меган уставилась в землю.

С секунду Таубер колебался, потом сказал:

— Да, правда, хорошая мысль. — Он повернулся, направляясь в отель.

Флореску дал знак осветителю и техникам, и те принялись передвигать тяжелое оборудование, вздымая песок.

Зак медленно подошел к Меган.

— Спасибо, что велел ей отстать от меня, — пробормотала она.

Мэйсон не обратил внимания на ее слова.

— А если я потребую переписать эту сцену, Меган? Ты сделаешь? Не сомневаюсь, ты просто взовьешься.

— Если режиссер согласится с тобой, — сказала она, глядя прямо в его глаза, от которых захватывало дух, и ненавидя Зака за насмешливую издевку в них. — Я сценарист и нахожусь здесь именно для того, чтобы заниматься переделкой текста.

— Хорошо излагаешь. — Он потянулся, дотронулся до нежной золотой звездочки на цепочке, покрутил в пальцах. — «Д». Это что?

— Дэвид подарил мне, — с некоторым вызовом заявила Меган.

Мэйсон поднял бровь, потом прищурился.

— Он подарил тебе золотую штучку с собственной буквой? Я понимаю, что это значит. Поставил клеймо на свою собственность.

— Да пошел ты… — сказала Меган, прежде чем успела прикусить себе язык.

Зак, улыбаясь, смотрел ей прямо в глаза.

— В чем дело? Потеряла над собой контроль? Ну что ж, Дэвид Таубер многое скрывает от тебя. Конечно, я бы мог тебя сейчас уволить. В отличие от Роксаны Феликс я на самом деле незаменим. — Он наклонился к Меган:

— И знаешь, что было бы забавно? Попросить Дэвида сообщить тебе печальную новость. Причем при всех. Он не станет колебаться, Меган.

— Нет, он бы этого не сделал, — заявила Меган.

— О, еще как бы сделал, — сказал Мэйсон, напряженно глядя на нее. — Да ты и сама знаешь.

Конечно, она знала. Меган понимала: Мэйсон прав. Дэвид выполнил бы любой приказ Зака. Даже не задумываясь.

Вдруг ей стало холодно, несмотря на жаркое солнце. Холодно и совершенно одиноко.

— Так я уволена?

— Нет. — Мэйсон пожал плечами. — Мне нравится, как ты пишешь.

65
{"b":"5394","o":1}