1
2
3
...
84
85
86
...
100

Улыбнувшись, Изабель сняла трубку и набрала номер.

— Марисса? Дорогая, это Изабель Кендрик. У меня для тебя сенсация. Да, потрясающая. Правда. У тебя есть хороший факс? О, он принимает и фотографии? Замечательно…

Элеонор откинулась поудобнее в седане, который отель послал за ней в сейшельский аэропорт. В машине работал кондиционер. Она смотрела в окно. Физическая усталость давала о себе знать, но Элеонор взяла себя в руки. День этот должен быть длинным и сложным. И еще не скоро кончится. Но уже есть успехи. Во-первых, она сумела спасти свою карьеру, и это здорово. Том, невероятно шикарный в строгом черном костюме, открывший от удивления рот, представлял собой зрелище, которое она никогда не забудет. Она его потрясла, безусловно. Но это было легко сделать. Сейчас Элеонор молилась, чтобы у нее хватило сил спасти Меган и Зака. Осталось ли кого спасать? Почему-то Элеонор была уверена: они живы. Она чувствовала это нутром. Они живы, просто затерялись в изумрудно-зеленых джунглях, на которые она смотрела сквозь иллюминатор самолета.

Фред Флореску, бледный и взволнованный, ждал ее в зале прилета.

— Спасибо, что так быстро прилетела, уже второй день, как мы их потеряли. Я оповестил власти, и они ищут. — Молодой режиссер качал головой. — Не знаю, что еще могу сделать. Но новостей никаких нет.

— О'кей. Кое о чем мне надо подумать, — сказала Элеонора. — Во-первых, я собираюсь нанять частный вертолет и облететь весь Национальный парк, ночью, с прожекторами.

— Очень дорого обойдется, — заметил Флореску.

— Это моя проблема, Фред. Я отвечаю за фонды «Артемис». Дальше: я собираюсь нанять местных жителей и отправить их на поиски.

— Туман, они заблудятся, — сказал Флореску в отчаянии. — Нужны сотни людей.

— Я готова нанять сотню. Тысячу, если понадобится.

Мы заплатим каждому пятьсот долларов, чтобы найти Зака и Меган. А тому, кто найдет, дадим пять тысяч долларов в награду.

Флореску посмотрел на нее с еще большим уважением.

— Боже, Элеонор, руководители студии ведь обычно скупердяи! А ты откуда такая?

Она рассмеялась:

— Да, мы скупердяи. Просто я делаю инвестиции, Фред.

Мертвый Зак Мэйсон — большие потери для студии. А Меган Силвер сделает нам много денег в будущем. В «Увидеть свет» я вложила немало личного капитала. Я хочу увидеть фильм в прокате. На экране.

— А знаешь что? Когда фильм выйдет, тебя ждет большой успех, — сказал Флореску.

— Хорошо. Теперь давай, собирай остальных актеров и продолжай снимать.

— Продолжать — что?

— Снимать, — повторила Элеонор. — Те сцены, где не нужны Зак и Роксана. Наверняка несколько таких осталось, так ведь?

— Да, но…

— Забудь «но», Фред. Ты ничем не поможешь Заку и Меган, сидя здесь и переживая. Никто из вас все равно не знает джунглей, и я не собираюсь больше рисковать своими людьми. — Она улыбнулась ему. — Я собираюсь найти ребят живыми и здоровыми, хочу, чтобы они вернулись и чтобы мы закончили фильм. А теперь — мы делаем фильм или нет?

— Да, мадам, — ответил Фред Флореску, широко улыбаясь.

— Темнеет, — сказала Меган.

Она старалась скрыть страх. Они уже провели одну ночь на земле, но тогда она была без сознания. А этот вечер совсем другой. Меган опасалась, сможет ли она вообще заснуть, несмотря на жуткую усталость, на то, что каждая мышца вопила о пощаде, когда она делала шаг правой ногой, пытаясь удержаться на самодельных костылях и держа на весу бесполезную левую ногу. Меган старалась весь день, отказываясь останавливаться и отдыхать, даже когда Зак настаивал. Она знала: стоит ей сесть — и она никогда больше не встанет. Дважды Меган спотыкалась и падала, вскрикивая от боли, когда распухшая лодыжка задевала за камень или за ветку. Мэйсон пробовал усадить ее к себе на плечи и нести, но она, дрыгая ногами и царапаясь, отбивалась. Она не хотела, чтобы Зак нес ее, ведь он единственная надежда для обоих. Может, ему лучше оставить ее в джунглях и пойти за помощью? Он вышел бы из леса, привел людей… Хотя Меган сомневалась, что они смогли бы ее найти, одну в джунглях.

На Меган напал внезапный приступ смеха, когда она подумала, что это красивое место для могилы.

Красивое и ужасное. Туманный лес, кривые стволы деревьев, пальмы, покрытые влажным мхом и ползучими растениями, яркий солнечный свет, пробивающийся сквозь сплошную зелень листвы, первозданные гигантские папоротники под нефритовыми зарослями. Яркие птицы перелетают с дерева на дерево. Пахнет корицей, ванилью, орхидеями и страстоцветом. Никогда, даже в самых диких фантазиях, Меган не могла себе представить место, столь странное и невероятно живое. Но оно и. очень страшное: дважды Мэйсону пришлось схватить ее в объятия, дрожащую и заледеневшую от, ужаса, и пронести несколько ярдов — подальше от скорпиона. Они миновали три огромных свисающих с дерева гнезда желтых ос. Потом колонию непонятных насекомых, которые могли напасть на них. Толстая сейшельская змея выскользнула из листвы и, извиваясь, проползла прямо между костылями Меган. И хотя девушка знала, что здешние змеи не ядовиты, она задрожала от страха. Огромные пауки, каждая клешня которого была размером с ладонь человека, болтались на толстой паутине. Она боялась предстоящей ночи и ничего не могла с собой поделать. Меган думала о тарантулах, о джунглях, кишащих летучими мышами. Днем со всем этим легче справиться, все вокруг зеленело и золотилось, но под покровом ночи… Сердце Меган заходилось от ужаса.

Слава Богу, она не одна. Зак все время с ней. Он носит ее на руках, успокаивает, защищает. Меган переполняло чувство благодарности к нему. Он поддерживает ее, шутит, отвлекая от боли и отчаянных мыслей, заставляет говорить без конца о себе… Он никогда не корил ее за то, что из-за нее они слишком медленно идут. Как бы она ни старалась, им все равно не пройти больше двух миль за день.

Мэйсон посмотрел вверх сквозь кроны деревьев на голубые заплатки неба. Солнце устремлялось к закату, о чем свидетельствовали красные и золотистые полосы на фоне темнеющей сини.

— Похоже, нам лучше остановиться, — сказал он и подвел ее к большому, поросшему мхом пню. — Ты посиди, а я сооружу что-то вроде шалаша. Надо спешить, пока совсем не стемнело. — Он ласково улыбнулся ей. — Расслабься, тебе надо отдохнуть. Ты сегодня прекрасно поработала.

— А я могу тебе помочь? — спросила Меган, глядя, как он ломает ветки и складывает их возле ствола ближайшего большого дерева.

— Нет, тут работы на пять минут, — сказал Зак, потом подпрыгнул и сорвал несколько широких пальмовых листьев.

Он двигался уверенно, быстро, мускулы на вспотевшей спине перекатывались под загорелой кожей. Лохмотья разорванной рубашки давно повязаны вокруг пояса. Меган не могла не обратить внимания на то, какими круглыми и твердыми казались его ягодицы под штанами из телячьей кожи — костюм, надетый для съемки, обтягивал его, как вторая кожа. Бицепсы тоже впечатляли. Большие, твердокаменные, будто высеченные скульптором.

Дэвид умер бы от злости, увидев его сейчас, подумала Меган. Вдруг она смутилась от собственной глупости. Да как она могла даже посмотреть на этого противного агента?

Меган густо покраснела. Он такой скользкий тип, подхалим, а она была будто тесто у него в руках! Думала, он талант, и даже когда такой человек, как Фред Флореску, говорил, что Дэвид Таубер — пустышка, она не верила.

Позволяла Дэвиду диктовать, что есть, что носить, позволяла ему стоять перед ней, когда она делала упражнения! Какой она была жалкой! Только из-за того, что удалось немного похудеть, Меган убедила себя, что теперь всю свою жизнь должна отдать в его руки. Но ей и самой не нравился собственный вид, она бы похудела без его участия…

— Вот и готово, — сказал Зак, выпрямляясь. Он достроил маленький вигвам из пальмовых листьев и веток. — Конечно, не совсем «Карлтон», но сойдет.

— Здорово, — похвалила Меган.

Зак посмотрел на нее.

85
{"b":"5394","o":1}