ЛитМир - Электронная Библиотека

И потом, ему не нравился ни один ее наряд. Диана все время изощрялась, чтобы заслужить комплимент от Майкла. Когда они стали встречаться, она думала, что он немного оттает. Она начала покупать более дорогие и облегающие костюмы, а на выбор подходящей блузки или пары чулок нередко уходил целый день, но Майкл как будто ничего не замечал. Диану это страшно раздражало. Остальным мужчинам нравилось, как она выглядела. Но если бы Майкл не целовал ее, она бы всерьез решила, что не привлекает его внешне.

Диана остановила выбор на розовом платье. Пора принимать решительные меры. Надо поразить этого толстокожего недоумка настолько, чтобы он и думать забыл о своей хваленой сдержанности. Повесив зеленое платье обратно в шкаф, она достала розовое. Классика не производила на Майкла особого впечатления. Кроме того, по-настоящему стильная женщина должна уметь сочетать в своем гардеробе разные направления. Мужчинам надо бросать вызов. Эрни ясно дал ей понять, что им нравится разнообразие. Значит, задача состоит в том, чтобы одновременно являться столькими разными женщинами, сколько мужчина сможет выдержать.

Она надела лоскутное маленькое платье из шелковистой ткани поверх бюстгальтера без бретелек, этакой рискованной инженерной конструкции, учитывая, какую массу плоти ей предстояло выдержать. Платье облегало талию и ягодицы подобно второй коже, блестящей рыбьей чешуе, переливающейся всеми цветами радуги. Узкая юбка, скроенная по косой, заканчивалась на уровне колен широкой оборкой, подчеркивавшей изящество лодыжек. С таким платьем можно было надеть только туфли от Маноло Бланика. Диана выбрала новую пару из желтой кожи, дополнив ансамбль золотистой со стразами сумочкой от Версаче. На шею она повесила ожерелье из розового стекла, а волосы расплела и распустила блестящими локонами по плечам. Эффект был потрясающий. Чтобы на улице ей не свистели вслед, она надела любимое пальто до колен из белой кожи в стиле шестидесятых годов от Стеллы Маккартни. Огромные пуговицы делали его похожим на творение Мэри Куонт. Отраженная в зеркале женщина сплошь состояла из округлостей, всполохов розового, белого и золотистого цветов. Диана улыбнулась, сверкнув жемчужно-белыми зубами. Если это платье не сразит Майкла наповал, то он окончательно безнадежен.

Не стоило, конечно, прилагать столько усилий ради него, но это уже дело принципа, думала Диана. С каждым днем она все больше влюблялась в него. Он шел по жизни как настоящий жеребец, огромный, мощный, бесстрашный и целеустремленный. Ей нравилось наблюдать за тем, как все мужчины в офисе трепещут перед ним. Женщины же стремились быть к нему как можно ближе. Диана считала, что только страх перед увольнением и риск лишиться его общества удерживали их от открытого преследования. Все особи прекрасного пола неизменно флиртовали с Майклом, будь то дамы за пятьдесят или тринадцатилетние подростки, замужние, одинокие или разведенные – все строили ему глазки. Даже старушки глазели на него на улице. Несмотря на грубость и упрямство, он был прирожденным лидером. Они с Эрни были как небо и земля. Диана все время хотела прикоснуться к нему. Их вражда прекращалась в тот момент, когда они оказывались в постели и Диана вмиг теряла все свое хладнокровие. Ей было очень трудно притворяться сдержанной и безразличной, даже когда они оба были одеты. Если бы скупой на комплименты Майкл узнал, насколько она одержима им, Диана умерла бы от стыда.

В дверь позвонили, и Диана поспешно спрыснулась духами «Гермес, 24, рю Фобур». Этот аромат ассоциировался у нее с летним днем в Париже, а для Майкла она хотела быть именно такой вот недостижимой мечтой.

– Иду, – сказала она.

Глава 31

Майкл изумленно уставился на молодую женщину.

Боже, куда подевалась прежняя Диана Фокстон? Перед ним стояла юная, пленительная полуобнаженная девушка. При виде Дианы у любого мужчины потекли бы слюнки. Во-первых, грудь. Мужчины, неравнодушные к красивой женской груди, преследовали бы Диану, как псы с высунутыми языками. А если бы знали, как выглядит эта грудь, если снять с нее блестящее платье и кружевное белье, немедленно сделали бы ей предложение. Во-вторых, тонкая талия. Он легко мог обхватить талию Дианы ладонями. А уж попка у нее вообще произведение искусства. Майкл любовно скользнул взглядом по стройным лодыжкам, заглянул в вырез платья, приоткрывавший теплую, покрытую веснушками кожу. На ней не было никакой косметики, кроме персикового блеска для губ, и это делало ее похожей на фотомодель в стиле шестидесятых годов, только не на типичную «вешалку», а скорее на Рейчел Уэлш. Интересно, как это платье держится на ней?

Диана покрутилась перед ним, так что белое кожаное пальто и оборки на юбке мягко замерцали в пламени свечей. Ее квартира была обставлена в спокойном аристократическом стиле за который женщины из общества платили бешеные деньги декораторам. Как правило, зря. Диана же добилась нужного эффекта, не прилагая особенных усилий. Майкл, как любой нормальный мужчина, обращал мало внимания на интерьер, но гармоничная цветовая гамма в квартире Дианы даже на него произвела впечатление. Это была мягкая палитра бледно-желтого и кремового оттенков, выгодно отличавшаяся от ослепительно белого или бежевого минимализма, который можно было встретить повсюду в Нью-Йорке. Здесь было солнечно и спокойно. Конечно, Диана пока не могла позволить себе антикварную мебель, похожую на ту, что Майкл видел в их с Эрни квартире, но ей все равно удалось создать впечатление того, что эта квартира принадлежала ее семье на протяжении многих лет. И при всем при этом она так вырядилась для похода в ресторан!

– Что скажешь? – осведомилась Диана.

«Сегодня вечером мне явно придется вспомнить приемы карате, – подумал Майкл, – чтобы отгонять от нее назойливых поклонников».

– Неплохо, – сказал он.

Диана улыбнулась, чтобы скрыть охватившее ее смятение. Черт бы побрал Майкла Чичеро! Он что, в самом деле сделан из камня?

– Я заказал столик в «Балтазаре», – добавил он после небольшой паузы. – Пошли. – Он предложил Диане руку. – Давай только не будем сегодня говорить о делах.

– Не понимаю, что ты имеешь в виду, – резко проговорила Диана.

Они сидели за лучшим столиком в модном ресторане, специализировавшемся на французской кухне, и отчаянно ругались. Диана катала по тарелке рокеты с козьим сыром и злилась на Майкла. Она только что закончила ремонт в офисе, а он заявляет, что пора переезжать!

? Я хочу сказать, что офис очень тесный. Нам нужно расширяться.

? Почему бы нам не дождаться доходов с продаж? – осведомилась Диана, тыча вилкой в салат так, словно тот был ее кровным врагом.

Майкл молча воззрился на Диану. Отлично, теперь она будет учить его делать дела! Мало того, что все официанты пялятся на его девушку! Он готов был поклясться, что мужчины начали по очереди выходить в туалет, чтобы только пройти мимо и заглянуть в вырез ее платья. Он не мог наглядеться на Диану! Она раздражала и завораживала Майкла, и он безумно ее хотел. Ему хотелось вышибить мозги у любого мужчины, который осмелился только взглянуть на нее. Он мечтал, чтобы этот ужин поскорее закончился и они могли вернуться домой, в постель.

– Завтра я собираюсь на Уолл-стрит и хочу, чтобы ты поехала со мной.

– Зачем?

– У меня назначена встреча в представительстве «Голдман Сакс». Кстати, об этом никто не должен знать.

Раздражение Дианы перешло в гнев. Что значит, об этом никто не должен знать?

– Ты что, считаешь меня глупенькой болтушкой, которая побежит рассказывать секреты фирмы первому встречному?

– Я просто предупреждаю.

– Зачем ты меня предупреждаешь? Не веришь, что, кроме большой груди, у меня имеется еще и парочка извилин?

Чичеро удивленно воззрился на нее.

– Ты заделалась феминисткой?

– Судя по твоему тону, феминистка – это синоним дуры, – вспылила Диана. – Может, я действительно стала феминисткой. И это хорошо, потому что теперь я понимаю, насколько неуважительно ты ко мне относишься.

58
{"b":"5395","o":1}