ЛитМир - Электронная Библиотека

Последняя мысль заставила Элен повернуться к двери. Она обязана это выяснить! Она разыщет его и спросит.

Пройдя по галерее верхнего этажа, Элен направилась к лестнице. Лорд Уайтем говорил, что видел ее из окна. Скорее всего, он вернулся к прежнему занятию, от которого его невольно отвлекла Элен.

Она обходила дом с левой стороны. Спустившись по главной лестнице, Элен окинула взглядом широкий холл. Слева было три двери, и она наугад выбрала среднюю.

За дверью оказалась гостиная, оформленная в соломенно-желтых и золотистых тонах, с роскошной мягкой мебелью, обитой полосатым шелком. Элен замерла на пороге, заметив, что в комнате кто-то есть… и это не граф. Она повернулась, чтобы уйти, но ее окликнул знакомый голос.

– Не уходите! – произнесла леди Генриетта.

Элен неуверенно взглянула на сестру хозяина. Та сидела лицом к двери в кресле, стоящем сбоку от камина. Улыбка на ее тонких губах казалась до странности ненатуральной.

– Я хочу представить вам свою подругу, – сказала она, махнув рукой в сторону длинного дивана рядом с открытым французским окном.

Сидящая на нем молодая женщина казалась воплощением изящества. На ней было элегантное платье из белого муслина, ажурная лимонно-желтая шаль с бахромой и украшенная цветами соломенная шляпка, оттеняющая золотистый цвет ее локонов.

Элен, смутившись, повернулась к леди Генриетте.

– Прошу простить меня, сударыня. Я неподобающе одета.

Леди Генриетта вскинула брови и жеманно улыбнулась.

– Учитывая, что это мое платье, я посмею не согласиться с вашим утверждением.

В душе Элен шевельнулась обида, но ответила она со спокойной решимостью.

– Было очень любезно с вашей стороны одолжить мне его, сударыня, но я стесняюсь показываться в нем на людях, поскольку это платье плохо на мне сидит.

С дивана донесся резкий металлический смех.

– Слабо сказано! О чем вы только думали, дорогая Генриетта?

– Это не я, а Мег, – отрезала собеседница. Сама она была одета в платье похожего покроя, но с драпировкой на груди. – По крайней мере, это лучше, чем ночная рубашка Мег.

Элен шагнула в гостиную.

– Я искренне благодарна вам, сударыня, поскольку мне действительно нечего было надеть.

Леди Генриетта смягчилась и улыбнулась более благосклонно.

– Я рада, что смогла оказать вам услугу, – вежливо ответила она. – Пожалуйста, входите и познакомьтесь с мисс Таррингтон. Белинда, это девушка, о которой я вам рассказывала… Элен, мы полагаем.

Не сумев найти оправдание, которое не показалась бы чрезмерной грубостью, Элен неохотно пересекла комнату и пожала протянутую ей руку. Мисс Таррингтон вставать не стала, и, хотя она смотрела на Элен снизу вверх, в ее взгляде чувствовалось высокомерие.

– Я ужасно рада познакомиться с вами. Какое приключение! – Она похлопала по сиденью дивана. – Садитесь рядом и рассказывайте.

Этого Элен хотела меньше всего, но не знала, как уклониться от разговора. Она была гостьей в этом доме, и, как оказалось, ее здесь только терпят. А эта молодая леди, по-видимому, пользуется всеобщим уважением. Элен присела на длинный диван чуть поодаль.

– А теперь я хочу услышать все до мельчайших подробностей.

Элен удивленно взглянула на мисс Таррингтон. Судя по голосу, та умирала от желания выслушать свежую сплетню! Но станет ли Элен объектом ее жалости или любопытства?

– Даже не знаю, что сказать вам, сударыня. Мне почти ничего не известно, кроме обстоятельств моего пробуждения и встречи с лордом Уайтемом и его сестрами.

– О, нет, это совсем не то! – воскликнула ее собеседница. – Генриетта уже все мне рассказала. Но я понять не могу, как же вы очутились в подобной ситуации.

Это было бестактное замечание. Прежде чем Элен успела собраться с мыслями, вмешалась леди Генриетта.

– Элен была совсем измучена. Она вела себя так, как и следовало ожидать от человека в подобном состоянии. Она не понимала, где находится, у нее кружилась голова. Она даже упала в обморок, и Чарльз на руках отнес к ландо.

– Как романтично! – воскликнула мисс Таррингтон. – Даже позавидовать можно!

Растерявшись, Элен молча взглянула на гостью. У мисс Таррингтон было слишком худощавое лицо и неприятная привычка задирать свой длинный нос. Ее улыбка была полна высокомерия, во взгляде светлых глаз заметна была жесткость, а резкий голос действовал Элен на нервы.

– Насколько я поняла, ваше платье было изорвано и испачкано, – произнесла она с каким-то извращенным удовольствием. – Вы пролежали в зарослях всю ночь?

– Видимо, да.

– И были ранены, как я слышала.

– Да, – коротко подтвердила Элен.

– Как же это могло случиться?

Элен не удержалась от колкого ответа.

– Если бы я знала, то не находилась бы сейчас в доме лорда Уайтема.

Из-за ее спины донесся не менее едкий мужской голос.

– В котором, моя дорогая Белинда, она должна быть избавлена от нездорового и вульгарного любопытства!

Мисс Таррингтон и Элен вздрогнули от неожиданности. Гостья издала возмущенный вопль, вскочила с дивана и повернулась навстречу его светлости, вошедшему через французское окно. Издав визгливый смешок, она подошла к графу и игриво хлопнула сложенным веером по его рукаву.

– Как вы посмели так напугать меня, негодник! Нет, я не вынесу вашего осуждения, Чарльз. Вульгарное, подумать только!

Эта полная негодования речь сопровождалось кокетливым хлопаньем ресниц и визгливым смехом, от которого у Элен сводило скулы. Ясно было, что мисс Таррингтон лишь притворяется оскорбленной.

Элен вынуждена была бороться с приступом раздражения и учащенным сердцебиением, вызванным внезапным появлением лорда Уайтема. К счастью, леди Генриетта избавила ее от необходимости продолжать разговор, бросившись на защиту своей подруги.

– Действительно, Чарльз, как ты мог? Если Белинда заинтригована историей Элен, в этом нет ничего удивительного.

– Заинтригована? – Мисс Таррингтон подошла к камину, заломив руки и, к тайному смущению Элен, снова посмотрев в ее сторону. – Клянусь, Генриетта, я более чем заинтригована! Я в восторге. А вы, Чарльз?

Задав этот кокетливый вопрос, мисс Таррингтон вновь захлопала ресницами и принялась поигрывать своим веером. Хотя граф подошел к ней, Элен решила, что он ограничится каким-нибудь вежливым замечанием. И действительно, его голос был совершенно равнодушным.

– Я бы не так это назвал, Белинда.

Мисс Таррингтон раскрыла веер, лукаво взглянув на графа.

– О, вам незачем это говорить! Я слишком хорошо вас знаю и понимаю, что вы тоже оценили романтичность этой истории.

– Если вы находите романтику во встрече с человеком, полностью потерявшим память, – ответил его светлость, – то у вас чрезвычайно бурное воображение.

Элен была поражена его нелюбезным тоном. Что граф хотел этим сказать? Ведь он сам дал ей понять, что не верит в ее потерю памяти.

– Чарльз, как ты можешь? – возмутилась леди Генриетта.

Мисс Таррингтон рассмеялась.

– О, не волнуйтесь, Генриетта. Если я до сих пор не привыкла к нападкам вашего брата, то это только моя вина.

– В таком случае очень странно, что вы продолжаете посещать мой дом.

– Но мы же давние друзья, Чарльз. Я привыкла к вашему обращению. Вы меня не отпугнете.

Элен показалось, что дело обстоит как раз наоборот. Чарльз встал по другую сторону камина. Готовится к отступлению? Гостья замерла в нерешительности, затем снова уселась на диван рядом с Элен.

– Естественно, Чарльз прав. Вы, наверное, были слишком измучены, бедняжка Элен. Я могу называть вас Элен?

– Конечно, ведь у меня нет другого имени.

– И даже в этом имени вы не уверены, насколько я поняла.

– К несчастью, да.

Мисс Таррингтон взглянула на его светлость и заискивающе улыбнулась.

– Ворчите сколько угодно, Чарльз, но вы должны признать, что это исключительная ситуация. – Ее взгляд вновь упал на Элен. – Бедняжка! И вы ничего не можете вспомнить?

– Боюсь, что нет.

10
{"b":"5400","o":1}