ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, София. – Оливия постаралась побороть вдруг непонятно откуда подступившие к горлу слезы.

– София, ты счастлива? – спросил ее отец. – Ты не бросилась очертя голову замуж, просто потому, что тебе исполнилось восемнадцать лет и кажется, что пришла пора?

– Я по-настоящему счастлива, папа, – ответила она, сжав ему руку. – Я обручена с самым замечательным в мире человеком, и здесь со мной самые замечательные в мире родители, которые отпразднуют вместе со мной мою свадьбу. Наверное, это будет самый счастливый месяц в моей жизни. А потом впереди меня ждут счастливые годы с Фрэнсисом. Мы хотим, чтобы вы провели с нами Рождество – вы и, конечно, родители Фрэнсиса. И Новый год тоже. Правда, дорогой?

Лорд Фрэнсис, который в этот момент смеялся и шутил с другими молодыми людьми, обернулся на звук своего имени и с улыбкой переспросил:

– Что – правда?

– Мы хотим, чтобы твои и мои родители встретили с нами Рождество и Новый год. Ведь мы как раз об этом говорили несколько минут назад, поднимаясь на холм, да?

– Именно так. – Он нежно заглянул в глубину ее глаз. – Мы решили, что к Рождеству, вероятно, уже сможем оторвать взоры друг от друга на продолжительное время и уделить внимание родственникам. Нам будет очень досадно, если не смогут приехать все четверо.

– Мама?

– Посмотрим. Впереди еще много времени.

– Папа?

– Я обязательно приеду, – тихо пообещал Маркус.

– Не сомневаюсь, найдется еще масса поводов для встреч. Правда, Софи? – Каким-то образом Фрэнсису удалось завладеть рукой девушки, которая была просунута под локоть матери. – Возможно, это будут крестины нашего первенца через год или раньше. – Фрэнсис снова улыбнулся невесте и поднес к губам ее руку, а София задержала дыхание.

«Святые небеса! – изумилась Оливия. – Они уже обсуждают такие вещи?»

– Кажется, еду уже достали из корзин, – громко, чтобы все слышали, объявил лорд Хатауэй, – и еще мне кажется, я один способен все проглотить.

– Не стоит так рисковать, – усмехнулась Рейчел Бид-дефорд.

– Не уверен, – возразил Ридли. – И тем, кто хочет съесть хоть кусочек, лучше поторопиться.

– Давай, Софи, поднимай подол до лодыжек и держись за мою руку. Я не собираюсь опаздывать к дележке цыпленка.

Молодежь со смехом и криками ринулась вниз с холма, а граф с улыбкой взглянул на жену;

– И мы говорим о том, что они взрослые? Неужели, мы в их возрасте тоже были такими же, Оливия?

– Рождество, – задумчиво протянула она. – Знаешь, Маркус, на самом деле до него не так уж далеко. Как ты думаешь, София очень огорчится, если ей придется принимать нас порознь? Не может же она ожидать, что все изменится только потому, что она вышла замуж за лорда Фрэнсиса.

– Оливия, нужно подождать, а там будет видно. На этот месяц мы обо всем договорились. И я уверен, поступили правильно. Видишь, как она счастлива, что мы трое снова вместе? Пусть пройдет этот месяц, а потом будем беспокоиться обо всем остальном. Ладно?

– Ладно, – вздохнула Оливия. – Я не ожидаю, что дочка сразу повзрослеет. Из-за этого возникли бы такие сложности, которых мне хотелось бы еще меньше.

– Пойдем вниз? Ты проголодалась?

– Пожалуй, да, – пожала она плечами.

– Вон там, у самой воды, пришлось спилить несколько старых деревьев. – Граф указал на северное подножие холма. – К сожалению, ветви, а иногда и стволы вековых деревьев падали в воду и образовывали запруды. Конечно, жалко, но их нужно было спилить, чтобы безопасно гулять или ездить верхом вдоль берега. Хочешь взглянуть?

– Да. Ты многое изменил, Маркус? Я помню, ты имел обыкновение упрекать отца за нежелание ничего менять.

– Заблуждение молодого человека, не научившегося чтить традиции. Вероятно, это правильно, что к тому моменту, когда люди получают наследство, они становятся старше. Теперь я понимаю отца гораздо лучше, чем в былые времена. Возьми меня под руку, Оливия, этот участок склона круче, чем кажется. Да, конечно, я кое-что усовершенствовал, но не сделал ничего такого, что изменило бы лицо имения.

– И что же ты изменил? – заинтересовалась Оливия.

Прошел целый час. Некоторые гости, допив чай, уже поскакали обратно к дому, когда граф и графиня, обойдя подножие холма, направились к оставшимся.

– О Боже! – Она словно внезапно вернулась в настоящее. – Маркус, мы совершенно забыли о гостях.

– Они совсем не производят впечатление заброшенных, – возразил он. – Я сказал бы, что у них сытый и довольный вид. Это Хатауэй растянулся там на траве поспать? А некоторые смотрят на нас – и пристальнее всех София и Роуз. Ты еще голодна, Оливия? Я, кажется, съел бы медведя.

– Вот беда, я забыла положить в корзину пирожки с медвежатиной, – Оливию снова охватили воспоминания – шутливые перепалки были обычными для тех лет, когда они жили вместе.

– Тогда сгодятся огурец, сыр и цыпленок. – Снова знакомый ответ.

Оливия почувствовала, что начинает нервничать, – из их плана не могло получиться ничего хорошего. Ради Софии они договорились изображать семейную пару на людях, а не тогда, когда оставались вдвоем.

* * *

На обратном пути София и Фрэнсис скакали вместе, а немного позади ехали Синтия и сэр Ридли Боуден.

– Что ты имел в виду, говоря маме и папе о нашем первенце? – с негодованием спросила София. – Я чуть не умерла от стыда.

– Или от апоплексического удара? Честно говоря, Софи, ты просто побагровела. Я лишь развивал твою идею, вот и все. Ты ведь сама затеяла разговор про Рождество, Новый год и всякие прочие сантименты.

– Приглашение на Рождество и на крещение – две совершенно разные вещи! Я не знала, куда девать глаза. Еще бы, через год или раньше! Что за дурацкое заявление! Я скорее бы…

– Софи, – перебил он девушку, подняв руку, – давай не возвращаться ко всем этим жабам, лягушкам и змеям, ладно? Решено. Тебе нечего бояться, дорогая. Признаюсь, при одной мысли о младенцах и детских комнатах я готов бежать без остановки всю дорогу до Бразилии, не обращая внимания даже на океан, тем более, если предполагается, что матерью этих детей будешь ты.

– Это абсолютно в твоем стиле – высказываться так не по-джентльменски, – раздраженно бросила она. – Знаешь, я скорее останусь бездетной до своего смертного часа, чем ты станешь отцом моих детей! Вот так!

– Твои родители целый час провели наедине, – сменил тему лорд Фрэнсис, – и после этого казались довольными собой и всем миром. Должен сказать, это хороший признак, Софи. Еще несколько подобных дней, и мы сможем покончить с этим представлением, прежде чем на свадьбу начнут съезжаться гости.

– Ты так считаешь? Они выглядели как обычная женатая пара, правда, Фрэнсис? Но как нам узнать, останутся ли они вместе после того, как мы положим конец всему этому?

– Не знаю. – Молодой человек пожал плечами. – Полагаю, тебе стоит спросить об этом у родителей, Софи. Ты же, в конце концов, их дочь.

– О, разве я могу подойти к ним и задать такой вопрос?

– Спроси каждого в отдельности.

– Пожалуй. – Девушка ненадолго задумалась, затем просияла. – Идея насчет Рождества может сработать в любом случае, Фрэнсис. Нет лучшего времени, чем Рождество, для любви, семьи, мира, тепла и всего прочего, столь же замечательного. Если нам удастся добиться, чтобы они приехали к нам на Рождество, я уверена, потом они останутся вместе. Ты не согласен со мной?

– Вероятно, крестины могут оказать такое же действие, – сухо заметил он. – Софи, я все больше и больше убеждаюсь, что ты или самая безнравственная интриганка из всех, с кем я имел удовольствие быть знакомым, или потенциальный клиент сумасшедшего дома. Я бы скорее склонился к последнему.

– Ну конечно, – обиделась София. – Значит, все должно кончиться в этом месяце, так?

– И чем раньше, тем лучше. Для моего спокойствия. Обещай мне одну вещь.

– Что именно? – Она с подозрением взглянула на спутника.

– Что после всего этого ты будешь считать себя полностью отмщенной за все те гадости, которые я делал тебе мальчишкой. Тогда мы пожмем друг другу руки и счастливо пойдем каждый своей дорогой.

16
{"b":"5407","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вкусный кусочек счастья. Дневник толстой девочки, которая мечтала похудеть
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Самый желанный мужчина
Мы были лжецами
Снег над барханами
Сфинкс. Тайна девяти
Дерзкий рейд