ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, – кивнул граф. – Берти, Ричард и Клод всегда защищали дочь от козней Фрэнсиса, которые тот строил, чтобы отделаться от малышки.

– Мне кажется, у меня не переставая болела рука в тот раз, когда вы месяц гостили у нас. По-моему, мне досталось больше боли, чем предназначалось Фрэнсису. Помнишь музыкальный павильон, Оливия?

Граф усмехнулся и, взглянув на жену, заметил у нее на лице искреннюю улыбку.

– Если чье-то сердце может сделать сальто-мортале, то, думаю, мое это сделало в тот момент, когда я увидела Софию. Она абсолютно невозмутимо сидела на верхушке купола и не подавала вида, что напугана или что не может спуститься.

– А ей едва было четыре года, –.уточнил его светлость.

– Я и не подозревал, что способен взобраться по гладкой колонне быстрее, чем мог бы пробежать вокруг павильона.

– А Оливия, стоя внизу, уговаривала тебя быть осторожным, – хмыкнув, напомнил герцог, – и вытягивала руки, словно думала, что сможет поймать тебя, если ты сорвешься.

Встретив смеющийся взгляд жены, лорд Клифтон почувствовал, как их улыбки сливаются.

– Фрэнсиса же поблизости не было, – продолжал герцог. – Заманив туда Софию, он отправился рыбачить, если мне не изменяет память. И когда все закончилось благополучно, Оливия, а не София рыдала у тебя на груди, Маркус. А девочка, я уверен, отправилась на поиски рыбаков.

– Да, – подтвердил граф. – Помню, я был так потрясен, что даже забыл ее отшлепать.

– Хорошее было время, когда дети были маленькими и жили с нами, – вздохнул герцог. – Кто бы мог подумать, что Фрэнсис и София полюбят друг друга? Он никогда не принимал ее в свои игры, даже когда они стали старше. Не правда ли, Маркус?

– К счастью, они не так уж часто виделись в школьные годы, потому что почти все каникулы София проводила в Раштоне. До этой весны они не виделись четыре года, – сдержанно отозвался лорд Клифтон.

– – А теперь, Оливия, они, похоже, решили породнить наши семьи. Как тебе это нравится, а? – спросил герцог. – Ты можешь представить этого негодника – моего младшего – своим зятем? Знаешь, я совсем не обиделся бы на тебя, если бы ты ответила «нет». – Он от души рассмеялся, а граф взглянул на жену.

– Маркус и я еще не успели обсудить предложение лорда Фрэнсиса, – тихо сказала Оливия. – Было бы не правильно высказывать мое мнение, пока я не поговорю с мужем, Уильям.

«Дипломатичный ответ, – подумал граф, восхищенно глядя на нее. – Но почему Маркус!» Правда, она уже назвала его сегодня так при встрече, хотя раньше употребляла его полное имя только до свадьбы, потом он всегда был для нее «Марком»; но ведь и он с момента ее приезда называл ее «Оливия». Все так, как и должно быть – после стольких лет они чужие люди, у которых есть общие воспоминания и дочь.

– Во всяком случае, сейчас не время и не место обсуждать этот вопрос. А, молодежь уходит от фортепиано, – заметил герцог.

Саттон держал Софию за руку, переплетя свои пальцы с ее пальцами, и они улыбались друг другу, будто видели целый мир, отражавшийся в их глазах, как в зеркале.

– С вашего разрешения, сэр, – с поклоном обратился Фрэнсис к графу, – мы с вашей дочерью погуляем на террасе. Мисс Максвелл, леди Дженнифер, мистер Хатауэй и сэр Ридли тоже пойдут с нами, если разрешат родители девушек.

– Сегодня восхитительный вечер, – сказала София. – Мы смотрели в окно, правда, Фрэнсис? Луна такая яркая, и звезды сияют, а здесь невыносимо жарко. Папа, скажи еда".

«Пылающие щеки и блестящие темные глаза делают девочку просто неотразимой, – подумал ее отец. – От юной любви она вся светится». София напомнила ему свою мать, хотя никогда до этого момента он не считал их похожими, но было что-то общее в выражении их лиц – Оливия, когда была счастлива, тоже так светилась.

– Мама, – говорила между тем София, – при лунном свете фонтан очень красив. Ты, наверное, это помнишь еще с тех пор, когда здесь жил дедушка? Пойдем с нами. И папа тоже должен пойти. – Она со смехом обернулась к отцу. – Кто же может составить нам лучшую компанию, чем мои родители?

– София, твоя мама, наверное, устала после поездки, – ответил Клифтон.

– Однако, – возразил лорд Фрэнсис с поклоном, – считается, что короткая прогулка на свежем воздухе перед сном лучше всего снимает усталость. Вы согласны, графиня?

– Оливия, может быть, пойдем немного подышать свежим воздухом? – после короткой паузы обратился к жене граф, чувствуя, что ожидает ответа, затаив дыхание.

– Спасибо, с удовольствием, – ответила она после небольшой паузы.

– Тогда я пошлю наверх за твоей накидкой.

* * *

– Оглянись, когда сможешь, – попросила София, – только не сейчас. Просто так, мимоходом, будто смотришь на звезды. Я не могу оборачиваться, это покажется нарочитым, Фрэнсис, они идут вместе? Разговаривают? Не верти головой сейчас, иначе они решат, что это я попросила тебя посмотреть, Не сейчас!

Лорд Фрэнсис оглянулся, даже не пытаясь прибегнуть к какой-либо уловке.

– Она держит его под руку, – доложил он. – Они не разговаривают. Во всяком случае, не разговаривали в тот момент, когда я смотрел. Но, возможно, один из них замолчал и сделал паузу, чтобы перевести дыхание, а другому нечего было сказать.

– Я же сказала – не сейчас, – зашипела на него София. – Они подумают, что мы за ними подглядываем!

– Если бы мне пришла в голову такая мысль, я бы прихватил с собой телескоп. Но, увы, я не взял его с собой в Клифтон! Хотя, честно говоря, у меня его вообще нет. Если хочешь, Софи, я заберусь в кусты и оттуда буду наблюдать за происходящим. Думаешь, они заметят мое отсутствие? Не знаю, будут ли они скучать по мне, когда леди Дженнифер вопит от восторга. Как, по-твоему, что такое может рассказывать ей Хатауэй?

– Для тебя это просто забава, да? Мои папа и мама впервые за четырнадцать лет вместе, а ты способен только нести чушь вроде того, что неплохо бы спрятаться в кустах. Ты когда-нибудь к чему-нибудь относишься серьезно?

– О, милая, конечно. Я очень внимательно следил бы, чтобы не цепляться бриджами за сучки.

– Фу! – София вздернула подбородок.

– Думаю, пришла пора для нежного взгляда. Нельзя давать им повод заподозрить, что наш пыл охладел. Мне кажется, у нас все получалось великолепно. А как по-твоему? Не знаю, как ты, Софи, а я серьезно подумываю, не пойти ли мне на сцену.

– Вполне разумная мысль. Там ты будешь близко ко всем своим актрисам, – съязвила девушка.

– Улыбнись, дорогая, – тоном опытного обольстителя сказал Фрэнсис, повернув голову так, чтобы идущие следом могли видеть его профиль, и ослепительно улыбнулся ей. – Давай, Софи. За то, чтобы увидеть, как ты это делаешь, можно отдать целое состояние.

Повернув голову, София заглянула ему в глаза и нежно улыбнулась, а Фрэнсис, чуть ниже наклонив голову, посмотрел на ее губы.

– Не смей, – с тем же счастливым выражением предупредила его София. – Но если ты хочешь получить пощечину, остаться с разбитым носом и синяком под глазом, приблизься еще на полдюйма, Фрэнсис.

– Этого вполне достаточно, – отозвался молодой человек, приблизившись на четверть дюйма. – Не думай, что угрозы удержали бы меня, если бы я по-настоящему хотел сорвать твой поцелуй, дорогая. Но у меня такое предчувствие, что кулак твоего отца расплющит мой нос в лепешку, если я это сделаю.

Они оба снова повернули головы вперед, и мгновенно их сияющие улыбки исчезли.

– Что будем делать? – осведомился Фрэнсис. – Мои родители интересуются, в какой церкви состоится венчание, составляют список гостей и планируют наше свадебное путешествие. Мать уже мечтает о новых внуках и гадает, будет ли время выстирать и выгладить фамильные крестильные рубашки между крещением ребенка Клода и нашего первенца. А я вынужден был все это выслушивать, стоя рядом с самодовольным видом, как будто их предположения попали точно в цель!

– Фрэнсис, мне не хотелось бы разочаровывать твоих родителей, но я не вышла бы за тебя замуж, даже если бы ты был единственным на земле мужчиной.

5
{"b":"5407","o":1}