ЛитМир - Электронная Библиотека

Он тут же пожалел о своих циничных словах. Это было совсем не обязательно. Губы дамы на мгновение сжались, но она ничего не ответила,

– Мой отец был правнуком деда предыдущего графа, – сказала она, – а мой дед был третьим сыном его четвертой дочери.

– Покойный граф приходился моему отцу троюродным братом, – отозвался Майлз, – и из этого можно заключить, что вы моя кузина, мисс Гардинер. Чем я могу вам помочь?

Он отпустил монокль свободно болтаться на черной ленточке н, скользнув по ней взглядом, сцепил руки за спиной. Мисс Гардинер не выглядела подобострастной, и ему это понравилось. Ее подбородок был поднят, и она продолжала смотреть ему прямо в глаза, даже собираясь просить милостыню. Несмотря ни на что, она была преисполнена спокойствия и достоинства, и это граф тоже оценил.

Неожиданно у него перед глазами возник образ Френсис. Как только она приедет в Лондон, ему не удастся избежать женитьбы, если только за это время не произойдет что-нибудь особенное. Но это была глупая идея, которую он от отчаяния высказал вчера вечером. Конечно, это было сказано не всерьез.

– Сколько? – спросил он с большим сарказмом в голосе, чем хотел.

Она недоуменно воззрилась на него:

– Сколько помощи?

– Сколько денег, мэм? – Граф сделал несколько шагов в глубь комнаты. Пора было разобраться с делами этой дамочки и избавиться от нее, пока он не совершил какой-нибудь глупости, о которой будет жалеть всю оставшуюся жизнь.

– Денег? – переспросила она, слегка нахмурившись. – Я пришла сюда не за деньгами, милорд. Я хочу просить вас о помощи.

– Неужели? – удивился он. Майлз был разочарован. Было бы гораздо проще, если бы она попросила денег.

– Я потеряла место компаньонки одной дамы, – пояснила она, – и у меня нет шансов найти новое. Было бы чудесно, если бы вы смогли дать мне рекомендации как вашей родственнице, милорд.

Лорд Северн понимал, что надо предложить даме сесть. Неужели она так и простояла, с тех пор как вошла в комнату? Но у него не было ни малейшего желания продолжать этот разговор. Она слишком походила на тот идеал жены, который он вчера описал Джералду.

– А не лучше ли вам обратиться к вашей бывшей хозяйке? – спросил он. – Я не знаю вас, мэм, даже если мы и состоим в дальнем родстве.

Подбородок юной леди снова вздернулся, но она тут же опомнилась. Она беспокойно потирала руки. Да она нервничает, решил Майлз, прищуренно глядя на нее.

– Меня уволили, милорд, – призналась она.

– Понятно. – Он заметил, как она опустила глаза. – Почему?

Она облизнула губы.

– У мужа моей хозяйки шаловливые ручки.

– А-а, – протянул он, – а ваша хозяйка разоблачила его, но обвинила вас.

Она быстро взглянула ему в глаза, но тут же потупилась и ничего не сказала.

Да, подумал он, это похоже на правду. Мисс Абигайль Гардинер молода и не так уж безобразна. Кроме того, она очень бедна, единственный источник дохода для нее – служба в богатом семействе. Тихая и безотказная, она прекрасная находка для распутного мужа, уставшего от жены.

Графу стало жаль ее. Она так и не сдвинулась с того места, на котором стояла, когда он вошел. Она с тихой покорностью ждала его решения. Если он даст ей денег, она продержится пару недель, но что потом?

Но можно ли было дать ей письмо, о котором она просила? Несмотря на их разговор, он не знал эту женщину. Майлз даже не был уверен, действительно ли они родственники, хотя скорее всего это было так. Он мог легко это проверить, если она осмелилась солгать. Он мог бы дать ей шанс, если бы сам нуждался в ее услугах, но разве можно рекомендовать ее ни о чем не подозревающим знакомым?

Хотя он мог ей кое-что предложить. Эта мысль пришла ему в голову неожиданно, и он нахмурился, Неужто он сошел с ума?

Мисс Гардинер смотрела прямо на него, не отрывая от его лица своих прекрасных серых глаз.

– Вы поможете мне, милорд? – спросила она. Через три-четыре дня его вольной жизни придет конец, и ему навяжут эту Френсис.

Френсис! Майлз с ужасом представил себе, как всю оставшуюся жизнь будет бегать по ее поручениям, каждый раз приговаривая «Да, дорогая!» или «Нет, дорогая!», и слушать завистливые вздохи друзей и знакомых по поводу того, что ему посчастливилось жениться на такой красивой и очаровательной женщине.

Неожиданно для самого себя – он даже не сразу сообразил, как это у него вырвалось, – Майлз сказал:

– Да, мэм. Я могу предложить вам место в своем доме.

Ее глаза расширились, и на мгновение она вдруг перестала быть совсем уж обычной.

– Здесь? – переспросила она. – Место?

Майлз с ужасом слушал сам себя. У него было такое ощущение, что его голос и его рассудок действовали независимо друг от друга.

– Да, – подтвердил он, – мне очень нужно, чтобы кто-нибудь занял место жены.

Они молча взирали друг на друга. Мисс Гардинер первая нарушила молчание.

– Жены? – Этот вопрос прозвучал как гром среди ясного неба.

Майлз крепко сжал руки за спиной.

– Мне нужна жена, мэм, – сказал он. – Мужчина в моем положении должен жениться. Я думаю, что такая женщина, как вы, мне подходит. Так что, если вы согласны, это место ваше.

Майлз вдруг понял, что ничуть не жалеет о сказанном. Если выбирать между Френсис и мисс Абигайль Гардинер – а именно это и надо было сделать, – то он решительно склонялся на сторону мисс Гардннер. Граф Северн с нетерпением ждал ее ответа.

Абигайль молча уставилась на него. Она была поражена и ясно сознавала, что последовать совету Лоры и быть вежливой оказалось гораздо легче, чем она думала. Ее кузен, а точнее, дальний родственник, был невероятно молодым и современным. А она стояла перед ним в своем самом затрапезном коричневом платье, с совершенно не шедшим ей пучком волос под чепчиком и просила его об одолжении.

Она бы ни за что не пришла, если бы знала, что старый граф умер, подумала Абигайль. Ей не нужно было приходить сюда. Лучше будет все же обратиться к викарию Граймзу.

Этот граф был не только молод и модно одет. Кроме этого у него были незабываемые синие глаза, от которых у женщин, как правило, слабеют колени. И не только глаза делали его привлекательным, нет. Он вообще был дьявольски хорош собой: высокий и атлетически сложенный, с густыми волосами, чуть более темными и блестящими, чем у нее. Абигайль чувствовала себя невероятно подавленной.

Что он только что сказал? При любых других обстоятельствах она бы запрокинула голову назад и расхохоталась. Их встреча принимала неожиданный оборот. Наверное, у нее что-то со слухом. Скорее всего она так сильно разнервничалась, притворяясь скромной и покладистой, что пропустила мимо ушей его слова.

– Так вы женаты, милорд? Вы хотите, чтобы я была компаньонкой вашей жены? У меня есть небольшой опыт, хотя миссис Гилл более старшего возраста. Думаю, мне нетрудно будет выполнять подобного рода обязанности по отношению к моей ровеснице.

– Мэм, я прошу вас стать моей женой, – повторил лорд Северн.

Теперь в его словах невозможно было усомниться.

– Я застал вас врасплох, – предположил он, когда не услышал от нее немедленного ответа, – вам нужно время подумать? Боюсь, что больше ничем не смогу вам помочь, мисс Гардинер, разве что дам денег, которых хватит на несколько недель. Я не могу писать рекомендательные письма для женщины, которую не знаю.

Кроме того, что этот мужчина был молод, красив и притягателен, он был еще и сумасшедшим. Интересно, что ей делать: посочувствовать ему или воспользоваться его состоянием? Абигайль не знала.

Перед ней стоял мужчина, предмет самых смелых и тайных мечтаний любой женщины. А что представляла собой она? Через несколько дней она превратится в нищенку без крыши над головой. Она не сможет найти работу без характеристики предыдущей хозяйки а викарий Граймз, безусловно, будет ругаться. Если ей повезет, он отправит ее к очередному мистеру Гиллу.

Или она может выйти замуж за графа Северна.

Граф думает, что она и есть та женщина, которая ему нужна. Разве не это он только что сказал? Так что это за тип женщины? Наверняка все великосветские красавицы с ног сбились, пытаясь его очаровать.

4
{"b":"5408","o":1}