1
2
3
...
42
43
44
...
50

– Я и не собираюсь этого делать, – согласилась она. – Я просто хочу дать им шанс узнать друг друга и понять, насколько они подходящая пара.

– Джералд влюблен в другую женщину, – сказал граф. – Да и мисс Сеймур, думаю, не долго осталось ждать этого счастья, если она уже не влюбилась.

Абигайль непонимающе воззрилась на него.

– Сэр Джералд? – переспросила она. – Влюблен? И не в Лору? В кого же тогда?

– В женщину, которую он знает и ценит уже больше года, – пояснил граф. – Мне кажется, он только сейчас начинает понимать, что не может без нее жить.

Эбби посмотрела на него пытливым взглядом.

– Это его любовница? – спросила она.

Он кивнул.

– Хорошенькая девушка. Конечно, он не ожидал, что влюбится в женщину, с которой привык проводить ночи, поэтому не отдавал себе отчета в собственных чувствах. Он уверен, что не создан для женщин и брака. И он прав, ему не подойдет ни одна жена, кроме его Присей.

– О, – протянула Эбби, – а что же с Лорой? Где мы найдем ей мужа?

– Мне кажется, мы вообще не должны этого делать, – ответил граф, – но ты все же его отыскала, Эбби.

Она нахмурилась.

– Я? – удивленно переспросила она, и ее глаза вдруг сверкнули. – Не вздумай произносить имя Хэмфри Гилла, Майлз. Ты его не видел, да и к тому же он намного моложе Лоры.

Граф рассмеялся:

– Эбби, у тебя есть нос на лице? Если да, то посмотри чуть дальше его кончика.

Жена воззрилась на него в праведном гневе.

– Твой брат и твоя подруга глаз друг от друга отвести не могли сегодня днем, – сказал он. – Даже слепой заметил бы это. После чая они исчезли на целых десять минут, а когда вернулись, ее лицо заметно порозовело. Я решил, что ее поцеловали.

– Борис? – недоуменно произнесла Эбби. – И Лора?

– Я собираюсь договориться с шулером на завтрашний вечер. – Граф перевел разговор на другую тему. – Это настоящий мастер своего дела, Эбби. Его еще ни разу в жизни не поймали даже самые заядлые картежники. После завтрашнего вечера твой брат будет в состоянии предложить хотя бы какое-то будущее девушке, которой не приходится рассчитывать на большое богатство.

Абигайль очень осторожно свернула салфетку и положила ее возле пустого десертного блюда.

– Лора, – произнесла она, – и Борис. Она будет моей невесткой, женой моего брата. – Она улыбнулась. – Ты точно уверен?

– В том, что она станет твоей сестрой? – уточнил он, с улыбкой глядя на жену. – Нет. В том, что они симпатизируют друг другу? Да.

– Хорошо, – медленно проговорила она, – отлично.

– Неужели Эбби потеряла дар речи? – осведомился граф, поднимаясь с места и обходя вокруг стола, чтобы отодвинуть ее стул. – Хорошо, что я рассказал тебе эту новость. Ты уверена, что не хочешь вечером пойти к Вендри?

– Мне понравилось твое предложение провести вечер вдвоем в библиотеке. Ты не думаешь, что со мной скучно, Майлз?

– Скучно? – Граф взял жену за руку. – Когда я перебираю в памяти вечера, которые мы провели вместе, я в первую очередь вспоминаю тот, когда мы были в библиотеке. Кажется, мне начинает нравиться роль старого женатого мужчины.

Эбби улыбнулась:

– Лора и Борис, какой же я была глупой!

– Послушай, разве я могу с этим согласиться и не показаться тебе невежливым? Думаю, подходящий эпитет для тебя – заботливая. Ты чересчур заботишься о счастье моего друга и своей подруги.

– Сэр Джералд женится на своей любовнице? – поинтересовалась Абигайль. – Это уже решено? – Нет, не решено, – ответил граф. – Хотя, насколько я знаю, нет такого закона, который мог бы запретить их брак. В любом случае может быть слишком поздно. Она оставила его неделю назад, чтобы выйти замуж за другого. Или, может быть, Джералд еще не осознал своих чувств. Не знаю, Эбби.

– Может быть, – робко начала она, – тебе стоит намекнуть ему, Майлз, что…

– Нет, – отрезал он.

Она вздохнула.

– Пойду наверх за вышиванием.

– Неужели? Тогда увидимся в библиотеке через несколько минут.

Он просто трусил, решил граф Северн, взяв с полки книгу, которую он сейчас читал, и усаживаясь в любимое кресло у камина. Им с Эбби надо было многое обсудить, и он намеревался начать разговор сразу по возвращении домой. Но Эбби выглядела такой счастливой – и он не смог. Она ушла в свою комнату, мурлыкая что-то себе под нос. Он хотел поговорить с ней за ужином, но, как только они оказались за столом, он понял, что не может обсуждать такие интимные вещи при слугах. Майлз предложил жене отказаться от приглашения на сегодняшний вечер и провести время в библиотеке, где удобно будет обо всем переговорить. Но стоило ему только вспомнить их первый вечер здесь, как его охватило жгучее желание воскресить то время. Она зайдет в комнату со своими пяльцами и сядет напротив него, а он сможет расслабиться и почитать книгу, все время остро ощущая ее близость.

Майлз нетерпеливо отложил книгу и поднялся с кресла, остановившись спиной к камину и сложив за спиной руки. Он молча наблюдал за женой, когда она вошла через несколько секунд с сумкой для рукоделия в руках.

– Все домашние будут поражены, когда однажды узнают, что я стала самой прилежной вышивальщицей на свете, – сказала она. – Раньше я никогда не питала пристрастия к рукоделию.

– Представляю себе, ты все время была занята вытиранием слез, облегчением головных болей, перевязыванием ран и рассказыванием сказок. И уходом за отцом.

Она неловко улыбнулась и опустилась в то самое кресло, которое облюбовала в прошлый раз.

– Дома мне никогда не приходилось скучать, – сказала Эбби.

– А еще тебе приходилось заменять двум маленьким девочкам мать, – продолжал граф, – и защищать их от гнева пьяного отца вместо брата, который мог бы сам это сделать, но по большей части отсутствовал.

– Что тебе наговорил Борис? – выдохнула она, опустив сумку. Все ее содержимое с глухим звуком вывалилось на пол.

– Ты взвалила на себя все дела, – добавил граф, – и заботилась обо всех, кроме себя, Эбби.

– Что тебе сказал Борис? – Ее огромные серые глаза были прикованы к нему.

– Достаточно, – ответил Майлз, – чтобы я все понял, Эбби. Я не понимаю только, что ты обо мне думаешь. Неужели ты считаешь, что твое прошлое имеет для меня значение? Ты знаешь о Рейчел? – еле слышно проговорила она.

– О миссис Харпер? – уточнил он. – Да.

– Я сказала, что я твоя кузина, – начала Эбби, – и ты женился, ничего обо мне не зная. Ты бы никогда этого не сделал, если бы отдавал себе отчет в том, какой я незавидный товар. Дочь пьяницы, который позорил нас в обществе и заставлял страдать дома, который промотал все наследство сына и спокойное будущее дочерей. Моя мачеха сбежала с другим мужчиной и теперь содержит в Лондоне игорный дом. Достаточно было того, что тебе было известно обо мне: меня уволили за приставания к сыну хозяев. Да, Майлз, я думала, что тебе будет не все равно. Вообще-то я была в этом уверена.

– Эбби, – тихо позвал он, склонив голову к плечу. Она подняла на него глаза, побледнела и стиснула зубы.

– Скажи честно, – попросила она, – если бы я во всем призналась в то утро, как бы ты поступил? Дал бы мне рекомендательное письмо? Не думаю. Отпустил бы меня на все четыре стороны, снабдив деньгами? Возможно. Женился бы на мне? Никогда. Неужели ты думаешь, я этого не понимала?

– Так для этого тебе нужны были шесть тысяч фунтов? – спросил он. – И еще полторы тысячи, которые ты пыталась занять?

Она уставилась на свои ладони.

– Я считала его джентльменом.

– Он им и является. Джералд просто беспокоился о тебе, Эбби. Ты сначала попросила денег, а потом убежала, не дождавшись ответа. Он решил, что я наилучшим образом могу помочь тебе. Твоя мачеха тебя шантажирует, угрожая выложить мне все эти факты?

Граф заметил, что руки жены, сложенные на коленях, подрагивали.

– Она грозила забрать Би и Клару, – ответила Эбби. – Она обещала уехать на континент, если получит пять тысяч фунтов. Я люблю их, Майлз. Они еще совсем малышки, а им пришлось пройти через много страданий. Во мне что-то умерло – знаю, ты скажешь, что я драматизирую, но во мне действительно что-то умерло, – когда я впервые рассталась с ними. Но я никак не могла оставить их у себя. Теперь, после двух долгих лет, у меня снова появилась надежда, а она так жестоко захотела отнять ее. Она может взять девочек в свой ужасный дом.

43
{"b":"5408","o":1}