1
2
3
...
30
31
32
...
42

– О, – сказала Роуз, – тогда очень жаль, что вас не было с нами прошлым вечером. Вы могли бы поговорить с той женщиной; я уверена, она была бы вам очень благодарна и навсегда изменила бы свою жизнь.

Артур снова улыбнулся ей своей доброй улыбкой.

– Ах, если бы все было так просто! Я знаю многих людей, которые отчаялись добиться хотя бы малейшего изменения жизни тех, кто беден сердцем и разумом. Но каждый должен помнить, как он ничтожен и как велик наш Господь. Каждый должен иметь веру, любить и работать. Притча о горчичном семени – моя любимая, и вы это знаете.

– Как счастливы, должно быть, ваши прихожане! – с восторгом воскликнула Роуз. – Скоро они будут иметь своим пастырем настоящего служителя Божьего.

Артур церемонно поклонился ей.

– Я самый простой человек, христианин. Единственное, что сегодня отличает меня от многих других, – это знакомство с вами, дорогая, и, поверьте, я им очень горжусь. – Он ласково похлопал Роуз по руке и рассмеялся.

* * *

В то самое время, когда виконт смотрел на свою невесту, которая не спеша ела мороженое, и думал о том, не сделает ли она в ближайшие полчаса что-нибудь такое, что привлечет к ним внимание всего Лондона, джентльмен, известный лорду Кинкейду под именем Мартина, отложил карты и, извинившись перед своей рыжеволосой партнершей, повернулся, чтобы приветствовать сына.

– Ах, это ты, Бэзил! – Он начал медленно постукивать пальцами по краю стола. – Что-то ты совсем пропал. Как продвигается твоя осада?

– Идет понемногу, – холодно ответил лорд Пауэрс. – Мне кажется, время настало. У ее брата появились подозрения, а у маленькой крошки разгорелся аппетит.

Маркиз Челкотт сцепил свои пухлые пальцы.

– Да, момент настал, и для меня это очень важно. Я опять крупно проигрался прошлой ночью. Когда фортуна отворачивается от человека, лучше больше не испытывать судьбу, но теперь уже делать нечего.

– Появление на сцене мисс Моррисон пошло мне на пользу, – сказал лорд Пауэрс с улыбкой. – Она отвлекает внимание Кинкейда и снова показала всю свою вульгарность, когда прошлой ночью напала на какого-то ловеласа, который домогался уличной проститутки. Кинкейду пришлось вмешаться, чтобы уладить дело.

Плечи маркиза затряслись от смеха.

– Я так и не могу понять, почему ты не выбрал себе одну из этих женщин, сестер Моррисон? Каждая из них в десять раз богаче, чем эта Фэрхейвен, я полагаю.

– Увы, младшая из них слишком сообразительна. – Аорд Пауэрс с сожалением покачал головой. – Она раскусила мою игру при первой же нашей встрече, и кроме того, она очень дружна с моей маленькой Джудит, а мне нельзя показать, что я пытаюсь ухаживать сразу за обеими. Ну а от старшей сестры я предпочитаю держаться подальше – никакое состояние не компенсирует того, что мне пришлось бы связать с ней свою жизнь.

– У тебя не хватает духа, Бэзил, и мозгов тоже. – Маркиз изобразил на лице что-то вроде улыбки. – Будь я помоложе и поздоровее, ни за что не отказал бы себе в удовольствии заняться этой пикантной штучкой. – Он искоса посмотрел на рыжеволосую женщину, и его плечи снова затряслись. – Но вернемся к делу. Итак, все улажено?

– Да, она на все готова, – небрежно сказал лорд Пауэрс. – Не беспокойся, после того как мы встретимся с ней в Воксхолле, нам останется только ускользнуть оттуда и сесть в экипаж. Через час, когда ее отсутствие уже нельзя будет скрыть, я верну малютку домой, и дело сделано. Ни Кинкейд, ни даже сам старый граф не смогут спасти ее репутацию, и им не останется ничего другого, как только выдать ее за меня замуж.

– Но это очень рискованно. – Маркиз задумчиво пожевал губами. – Любой из ее братьев легко разгадает твою комбинацию. Нужно, чтобы она отсутствовала всю ночь, тогда ее репутация будет не просто запятнана, а полностью разрушена. Ты должен привезти ее сюда и соблазнить ее, Бэзил. Взять насильно, если это будет необходимо. – Маркиз снова тихо рассмеялся. – Ах, как я завидую тебе! Ты говорил мне, что она хорошенькая? Тебе повезло. Это прекрасно, когда красота и состояние идут рука об руку.

Лорд Пауэрс кивнул.

– Что ж, – согласился он. – Мне нравится эта идея. Несомненно, придется стерпеть слезы и мольбы, но на что этой девчонке жаловаться? Она вообразила, что влюблена в меня, и в результате получит титул, а потом и другой, еще более значительный, когда ты окончательно уберешься с этого света.

Маркиз весело посмотрел на сына, а потом на свою любовницу.

– Но я вовсе не спешу сделать это, мой мальчик, – все еще смеясь, сказал он. – Так что тебе придется немного потерпеть.

* * *

После того как лорд Кинкейд и Дейзи добрались до места, лорд Донкастер отправился на другую встречу, а Артур уехал в экипаже с Джудит, пообещав по дороге завезти Роуз на Ганновер-сквер.

– Итак, – Кинкейд, прищурившись, посмотрел на Дейзи, – ваша сестра, кажется, удачно вошла в лондонскую жизнь. Мне нравится, что она подружилась с Джудит: ей тоже нужна опора, а это так трудно сделать брату или ее старшей сестре. Каждый наш совет она воспринимает как вмешательство в ее дела.

– Я тоже рада за Роуз, – весело ответила Дейзи, – и очень надеюсь, что сэр Филип скоро сделает ей предложение. Это будет прекрасная пара! Я просто счастлива за нее. И как только они объявят о помолвке, мы сразу же покончим со своей.

– Не стоит так спешить, – возразил виконт. – Лучше подождать с этим до тех пор, пока вы не уедете из Лондона, иначе ваша сестра может пострадать оттого, что после разрыва нашей помолвки разразится настоящий скандал. Очень жаль, но нам придется еще какое-то время терпеть друг друга.

– Как я полагаю, к тому времени затворничество Джулии закончится и ее муж снова вернется в дом. Лорд Кинкейд засмеялся:

– Вы еще не знакомы с ним, не так ли? Бедный Эмброуз!

– Ему при крещении сразу следовало бы дать такое имя – «Бедный Эмброуз». Если я скажу «Бедная Джулия» – это будет больше похоже на правду, но у мужчин всегда много слабостей. Женщины вынуждены учиться переносить их, потому что им всегда приходится быть гораздо сильнее мужчин. – Дейзи опустила глаза и вздохнула.

Лорд Кинкейд искоса посмотрел на нее.

– Я решительно возражаю. Святые небеса, неужели вы думаете, что женский пол сильнее только потому, что женщины вынуждены страдать при рождении ребенка?

– Нет, не только. Мужчина чувствует себя крайне неловко, когда попадает в центр публичного скандала, особенно если заметно, что туда втянула его леди.

– Это меня втянули, так, что ли? – «Жених» Дейзи даже побагровел от возмущения. – Вы должны быть благодарны судьбе, что вам не придется провести остаток жизни вместе со мной. Могу уверить вас, что в противном случае ваша жизнь продлилась бы очень недолго.

Дейзи снисходительно улыбнулась:

– Я даже была бы рада умереть совсем молодой, если бы альтернативой было ваше постоянное присутствие рядом, Джайлз.

Лорд Кинкейд прищурился и вдруг, поступая совсем уж неразумно, взял Дейзи за плечи, склонился и крепко поцеловал ее в губы.

Глава 14

Уже на следующий день Дейзи разработала свой план. Правда, он не стал плодом долгих раздумий – размышления и логика не были ее сильными качествами; зато к концу дня инстинкт, догадки и врожденная изобретательность позволили ей составить четкую схему действий.

Все это началось два дня назад, когда она совершенно случайно подслушала разговор Роуз и Джудит в театре. Джудит, эта глупая девчонка, все еще поддерживала связь с лордом Пауэрсом, и для Дейзи было совершенно ясно, что он старается заманить ее в ловушку. Разумеется, сестре Кинкейда льстила его показная преданность, но она отнюдь не питала к нему глубоких чувств.

На приеме в Воксхолле лорд Пауэрс собирался скомпрометировать Джудит, чтобы ее отец был вынужден позволить ей выйти замуж за него.

Дейзи решила во что бы то ни стало предотвратить это несчастье, но она сразу отказалась от мысли поговорить с Джудит с глазу на глаз: молодые люди часто бывают очень упрямы, когда с ними говорят старшие, и она это знала. Ей также пришлось отбросить мысль довериться Джайлзу, которому такая проблема была явно не по силам: единственное, чего от него можно было ожидать, – так это что он снова посадит Джудит под замок и применит другие жестокие меры, чем только усилит желание сестры поступить по-своему.

31
{"b":"5410","o":1}