ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чего ты по-настоящему хочешь? Как ставить цели и достигать их
Принц и Виски
Танго смертельной любви
Хроники Гелинора. Кровь Воинов
О чем молчат мертвые
Непобежденный
Видящий. Лестница в небо
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Зависимый мозг. От курения до соцсетей: почему мы заводим вредные привычки и как от них избавиться

Выбежав из дома, она быстро спустилась по ступеням на верхнюю террасу сада, миновала цветники и кинулась по пологому склону к каменному мосту через реку. Уже за мостом она остановилась, переводя дыхание, под деревьями, окаймлявшими дорогу в поместье.

Прислонившись спиной к стволу старого дуба, она замерла в ожидании. Она увидит, когда он будет проезжать мимо. И молча попрощается с ним. Но она поняла, что увидит не его, а только экипаж. И он ее не увидит. И не узнает, что она пришла попрощаться. Но это не имеет значения. Как бы он ни любил ее, она была для него кем-то вроде младшей сестры.

Она хорошо помнила первую встречу с ним в тот день, когда приехала в Боуден-Эбби, чтобы жить с Анной, и еще чувствовала себя чужой и растерянной.

Ей сразу же понравился Люк, хотя впоследствии она узнала, что другая ее сестра, Агнес, побаивается его безупречной элегантности и изысканных манер. Но с ней он был очень добр и разговаривал так, как будто она была полноценным человеком, который может слышать. Трудно поверить, но она действительно понимала большую часть того, что он ей говорил: разговаривая, он смотрел ей прямо в лицо и губы его двигались так, что произносимые слова были понятны. Многие люди, разговаривая с ней, забывали это делать. Но во время чая в малой гостиной ей снова стало не по себе, пока не появился Эшли. Он немного опоздал к чаю и потребовал, чтобы его с ней познакомили.

Потом он поклонился ей, улыбнулся и сказал:

– Клянусь, она будет настоящей красавицей. Ваш покорный слуга, мадам.

Она поняла каждое слово, Высокий, красивый, очаровательный Эшли. Он сел за стол и, подмигнув Эмили, стал разговаривать с ней. Он покорил ее сердце. С той минуты она полюбила его так, как не любила никого в жизни, даже Анну.

У Эшли было любящее сердце. Он любил Люка, хотя около года они почти не общались друг с другом, любил свою мать и сестру Дорис, которая жила в Лондоне, любил Анну и ее детей. Эмили он тоже любил. Но не сильнее, чем остальных. Она была Эмми, его маленьким олененком. Она была для него всего лишь ребенком. Он даже не подозревал, что она женщина. И месяца не пройдет, как он забудет ее.

Нет, она этому не верит. Эшли будет вспоминать о ней с любовью.., впрочем, как и об остальных членах семьи.

Она же сохранит его в сердце на всю жизнь. Он был для нее всем. Без Эшли жизнь станет другой. Бессмысленной. Она любила его нежно и преданно, не так, как любит пятнадцатилетняя девочка, но как любит женщина.

Возможно, даже сильнее, чем любят иные женщины.

До встречи с Эшли она жила в своем замкнутом мире. Это было не всегда просто. Случались и ми нуты отчаяния, и вспышки раздражения, когда она была моложе. Она не помнила звуки: полная глухота поразила ее после лихорадки, случившейся, когда ей не исполнилось и четырех лет. Иногда ей казалось, что слышатся какие-то намеки на звук. Но впечатление проходило так быстро, что она не успевала даже понять, было ли это на самом деле.

Эшли стал ее мечтой. Он наполнил ее дни смыслом, а ночи – приятными сновидениями. И теперь она растерялась, не зная, что у нее останется, после того как эту мечту отберут.

Эмили страшно замерзла, стоя на холодном ветру. Наконец она почувствовала вибрацию, вызванную приближающимся экипажем.

Сердце сжалось от горя. Он уезжает навсегда, а она увидит всего лишь экипаж Люка, увозящий Эшли в Лондон.

Но неожиданно экипаж замедлил ход и остановился.

Кто-то распахнул ближайшую к ней дверцу.

* * *

Отъехав от дома, Эшли ощутил смешанное чувство печали и облегчения. Он уже в пути. Скоро минует парк, проедет через деревню и оставит позади территорию Боудена. Он откинул голову на спинку сиденья и со вздохом облегчения закрыл глаза. Все оказалось проще, чем он ожидал.

Когда экипаж загрохотал, проезжая через мост, он снова открыл глаза, чтобы бросить последний взгляд на дом. Он увидел деревья, окаймлявшие дорогу, несколько оленей, мирно пощипывающих траву. И что-то красное, взметнувшееся на ветру. Он не сразу понял, что это такое. Но вдруг узнал плащ Эмми!

Не раздумывая, он резко постучал в переднюю стенку, приказывая кучеру остановиться. Не дожидаясь, когда экипаж остановится, он распахнул дверцу и выскочил на дорогу.

Нет, он не ошибся. Но только теперь, когда было уже поздно, он подумал, что было бы лучше не останавливаться. Значит, ему все-таки не удастся избежать мучительного расставания.

Эмили стояла, прижавшись спиной к стволу дерева. На ее лице, бледном как мел, жили одни глаза. Эшли медленно подошел к ней, остановился в нескольких дюймах. Он чувствовал себя виноватым. Ведь сам он отправлялся в неведомые края, чтобы начать новую жизнь взрослого человека. Впереди у него были весь мир, вся жизнь. А Эмми, которая в течение почти целого года была его верным другом, оставалась здесь.., в ожидании чего? Что сулит жизнь ребенку, который превратится в женщину, не всегда способную понимать других людей и общаться с ними?

– Маленький олененок, – тихо произнес он. Он сжал ее руки и вздрогнул. «Ты должно быть, замерзла», – сказал он ей жестами, которые оба понимали.

Она не ответила, не отрывая от него взгляда, и глаза ее наполнились слезами. Ах, Эмми...

Он наклонился вперед и прижал ее к стволу дерева. Господи, как было бы хорошо, если бы он не заметил ее развевающегося на ветру плаща! Что он мог сказать ей словами или жестами? Он понимал, что она безумно несчастна, и ее состояние омрачало чувство радостного возбуждения, которое испытывал он. Надо было как следует попрощаться с ней вчера, вместо того чтобы бодрым голосом советовать ей быть хорошей девочкой.

Он открыл глаза и увидел, что она по-прежнему смотрит на него. Ее лицо было всего в нескольких дюймах.

Слов не было. И не было жестов, кроме одного, который не был составной частью языка, изобретенного ими для общения друг с другом. Другого способа попрощаться не было.

Ее губы были холодными, мягкими и неподвижными.

Она совсем замерзла, дожидаясь экипажа. Он нежно прикоснулся к ней своими губами. Он согрел ее губы, и они ответили ему. Он вдруг в ужасе понял, что они обменялись поцелуем.

Они поцеловались не как брат и сестра, но как мужчина и женщина. Прижавшись к ней, он ощутил зарождающуюся мягкую женственность ее худенькой, еще детской фигурки. Его обдало жаром, он весь напрягся.

Он поднял голову, не понимая, что с ним происходит.

Ведь это Эмми. Ребенок, которого нужно утешить. Ему было необходимо как-то показать свою привязанность к ней, чтобы это поддержало ее, пока она не привыкнет к его отсутствию. Но ей едва ли было нужно... Он пригладил выбившуюся прядь ее волос и нежно взял в ладони ее лицо.

– Я вернусь, маленький олененок, – тихо, но отчетливо сказал он, как обычно разговаривал с ней, заметив, что слезы исчезли и, значит, она может читать по его губам. – Я вернусь и научу тебя читать и писать, а также научу более полному языку, которым ты сможешь пользоваться при общении не только со мной, но и с другими людьми. Когда-нибудь, Эмми. Но к тому времени ты найдешь новых друзей, которые будут любить тебя и научатся понимать твое молчание. Не расстраивайся слишком сильно из-за того, что я уезжаю. Я человек легкомысленный.

Ты встретишь других, более достойных твоей любви. – Он нежно улыбнулся ей.

Эмили смотрела на него, вкладывая в этот взгляд всю душу. Она подняла сжатую в кулак руку и приложила, к своему сердцу. «Я очень люблю тебя. Это серьезно. Ты у меня в сердце». Иногда, разговаривая с ней, он пользовался этим жестом, чтобы показать, что чувство переполняет его сердце. Она научилась этому жесту у него и добавила к более чем скромному лексикону, с помощью которого они общались. Ему казалось, что в тот момент жест этот вырвался непроизвольно.

– Да, – Сказал он. – Я знаю, Эмми. Я знаю. Я вернусь. Я тебя не забуду. Я унесу тебя здесь. – Он наконец отступил от нее на шаг и приложил руку к своему сердцу.

Потом он повернулся к экипажу и решительно захлопнул дверцу. Экипаж тронулся.

2
{"b":"5413","o":1}