ЛитМир - Электронная Библиотека

Кристофер надеялся, что она сможет его снова полюбить. Она любила его, когда выходила за него замуж в первый раз. Она любила его и в Пенхэллоу.

Тут священник, облаченный в соответствующее одеяние, появился перед ними и поклонился. Церемония началась: речь священника и его наставления, их взаимные клятвы друг другу, обручальное кольцо на ее пальце и неожиданно прозвучавшее объявление их мужем и женой. Все оказалось быстро и просто,

Кристофер видел только лицо Элизабет, а она не сводила глаз с его рук. Они слушали друг друга, они оба слышали шепот своей дочери и то, как Нэнси говорила с ней.

Кристофер торопливо поцеловал свою жену в губы, и чары были рассеяны. Священник поздравил их, Джон обнял Элизабет, а Нэнси всплакнула на плече Кристофера. Кристина уцепилась за юбку Элизабет. Потом Джон пожал Кристоферу руку, а Нэнси обняла Элизабет. Кристина, в свою очередь, схватила Кристофера за ногу.

Элизабет с Кристофером одновременно наклонились, чтобы подхватить девочку. Их взгляды встретились.

– Теперь я Кристина Атуэлл? – спросила девочка.

– Леди Кристина Атуэлл, – поправил Кристофер.

– Да, милая, – ответила Элизабет.

– Это имя мне нравится больше прежнего, – сказала Кристина. – Дядя Джон, я теперь леди Кристина Атуэлл.

– Точно, – ответил он. – Теперь я должен кланяться тебе, да?

– Да нет, глупый, – захихикав, ответила девочка. Они все вместе вернулись назад, в “Палтни”. Странно. Казалось, они уезжали совсем ненадолго, но теперь все изменилось. Элизабет смотрела на кольцо, на которое не осмеливалась смотреть столько лет, хотя всегда носила его с собой в сумочке. Она снова стала Элизабет Атуэлл. Много лет назад она отказалась от этого имени. Теперь она – графиня Тревельян.

Элизабет смотрела на Кристофера, пославшего своего слугу, этого странного мистера Бушара, вниз за шампанским и вином с пирожными. Он стал ее мужем. В какое-то мгновение она подумала, что скажет ее отец, когда все узнает, и что скажет Мартин. Она почувствовала себя виноватой из-за того, что ничего не сказала Мартину. Он очень расстроится, узнав, что Джон был на ее свадьбе, а он нет. Но Элизабет старалась не думать об этом. Завтра она объяснится с Манли, а потом расскажет всю правду отцу и Мартину.

Это день ее свадьбы, день седьмой годовщины их первой свадьбы. Она снова взглянула на своего мужа. Кристофер сел, Кристина устроилась у него на коленях.

– Ты поедешь с нами домой, папа? – спросила она, с надеждой взглянув на него. – Ты больше не останешься здесь, ведь теперь ты женился на маме и стал моим настоящим родным папой, правда? И тетя Нэнси тоже поедет к нам.

– Не сегодня, милая, – ответил Кристофер. – Может быть, завтра или послезавтра. А сегодня мы будем праздновать, но сохраним все в секрете, ладно?

– И я ничего никому не могу рассказать? – огорчилась девочка.

– Будет гораздо интереснее, если ты обо всем расскажешь дня через два, – успокоил ее Кристофер. – Подумай, как все удивятся, когда ты расскажешь им эту новость.

Девочка грустно улыбнулась:

– Мне бы хотелось, чтобы ты пошел домой вместе с мамой и со мной.

– Вот что я тебе скажу. – Он нежно приподнял ее подбородок. – Вечером мама поедет в Карлтон-Хаус на прием к королеве. Это уже давно было запланировано. Мы с тетей Нэнси никуда не поедем. Тебе хотелось бы остаться здесь с нами сегодня ночью? Это было бы настоящее приключение для тебя.

Кристофер еще ни о чем не говорил с Элизабет, хотя Нэнси уже все знала и с радостью отказалась от присутствия на приеме. Она призналась, что не хочет никуда выходить, если там не будет ни Кристофера, ни Джона.

– Только я? – не поверила Кристина. – Без мамы? – Она обернулась и посмотрела счастливыми глазами на Элизабет. – Можно, мама?

Элизабет казалась испуганной и беспокойной.

– Я поговорю с мамой, прежде чем она заберет тебя домой, – сказал девочке Кристофер. – Посмотрим, смогу ли я убедить ее согласиться и позволить тебе остаться.

Разговор возобновился, когда принесли напитки, и Нэнси с Джоном очень старались, поддерживая беседу, чтобы никто себя не чувствовал неловко и чтобы свадебное торжество было действительно праздничным. Джон сказал несколько тостов. Наконец он решительно встал.

– Нэнси, – сказал он, – похоже, ты очень хочешь прогуляться по парку? Тебе необходима прогулка. И Кристина, по-моему, хочет порезвиться на воздухе, а потом она поест мороженого – ведь пирожные уже кончились. Давайте надевайте свои шляпки скорее. Все мужчины будут завидовать мне, ведь я буду гулять с такими прекрасными дамами. Элизабет, днем я отвезу Кристину домой, она будет в целости и сохранности, а затем я провожу Нэнси. Я пришлю слугу сообщить, когда мы приедем, Кристофер.

К тому времени, когда он закончил эту речь, Нэнси уже надела свою шляпку и помогала завязать шляпку Кристине.

– Мама и папа, а вы не пойдете? – спросила она.

– Упаси Бог! – воскликнул Джон. – Тогда только на двух джентльменов будут три дамы! А меня совсем не устраивает такой расклад. Ну, вы готовы?

– Мы будем рады, если ты погуляешь с нами, Кристина, – сказала Нэнси, протягивая девочке руку.

Кристина взяла ее за руку, помахала родителям и скрылась за дверью. Наконец все ушли и в комнате воцарилась тишина.

Оба ее обитателя глубоко вздохнули, не проронив ни звука.

Глава 28

Элизабет решительно повернулась к Кристоферу. Ей хотелось нарушить эту гнетущую тишину.

– Что ты имел в виду, когда просил Кристину провести ночь вместе с тобой и Нэнси? – спросила она.

– Только то, что сказал, – ответил Кристофер. – Этот день особенный и для нее тоже, Элизабет. Ведь тебя действительно не будет дома вечером. Ты же видела, как ей понравилась эта идея. Мы поставим для нее складную кровать в комнате Нэнси.

– Она должна быть дома, – решительно ответила Элизабет.

– Несомненно, – согласился Кристофер. – Ее дом там, где ее родители, не так ли?

– Я говорю о доме моего отца, – пояснила Элизабет. – Она должна ночевать там.

– А я – ее отец, – напомнил Кристофер, – и твой муж, Элизабет. Я хочу, чтобы она была со мной этим вечером.

– Понятно. – Элизабет сердито посмотрела на него. – Так ты собираешься сразу же воспользоваться своей властью надо мной, да? И ты требуешь от меня немедленного подчинения?

Кристофер посмотрел на нее и ничего не ответил.

– Ты собираешься отобрать у меня моих детей? – продолжала она. У Элизабет вдруг началась истерика, она сама не понимала, что говорит. – Я этого не позволю, Кристофер. Я буду бороться!

– Я не хочу с тобой ссориться, – ответил он. – Все, о чем я прошу, Элизабет, или требую, как ты говоришь, – это один вечер со своей дочерью. Послезавтра ты сможешь спокойно объявить своей семье о нашем браке, и мы отправимся в Пенхэллоу. Ты будешь жить там со мной и нашими детьми. У нас будет равный доступ к ним. И не будет никакого соперничества.

Ей очень хотелось поссориться, чтобы разрядить возникшее между ними напряжение. Но он говорил спокойно и убедительно.

– Надеюсь, ты понимаешь, что наш брак – брак по расчету? – спросила Элизабет.

– Ты хочешь сказать, что в нем нет места интимным отношениям? – поинтересовался Кристофер. – Неужели ты серьезно веришь в то, что мы сможем жить вместе и не заниматься любовью, Элизабет?

Она сама поставила ему ультиматум, чтобы в его жизни не было ни шлюх, ни любовниц. Она также сказала ему, что постарается удовлетворять все его потребности. Элизабет ждала, что он напомнит ей об этих моментах, которые сводили на нет ее теперешнее утверждение о браке без интимных отношений.

Но неужели она сама стремилась к этому? Элизабет посмотрела на Кристофера и пожалела, что он так тщательно оделся для свадьбы. Он выглядел необыкновенно привлекательным. Он всегда выглядел привлекательным, несмотря на то, как он был одет или не был одет вообще. Она вспомнила красоту его обнаженного тела, которую открыла для себя в Пенхэллоу.

74
{"b":"5415","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Блокчейн для бизнеса
Ложь во спасение
Абхорсен
Украйна. А была ли Украина?
Семья мадам Тюссо
И снова девственница!
Танос. Смертный приговор
Сад бабочек