ЛитМир - Электронная Библиотека

Она опять покачала головой:

— Нет, Джонатан, не вмешивайтесь. Это только мое дело.

— Тогда сама расскажи ему обо всем завтра же.

— Слишком поздно. Я не заслуживаю ни его доверия, ни его прощения. Как бы он ни поступал со мной в прошлом, я поступила с ним гораздо хуже и никогда не прощу себе этого. Танец заканчивается, Джонатан. Вероятно, сейчас нас пригласят к столу. Давайте будем веселы и счастливы хотя бы сегодня.

Аллен тяжело вздохнул.

Рейчел и представить себе не могла, какой кошмар ждал ее за ужином. Сначала все было прекрасно. Правда, ее немного смущало, что в ее честь произносились тосты, но, в конце концов, все, что от нее требовалось, — просто улыбаться. Потом дядя Ричард поднялся из-за стола, попросил тишины и заговорил:

— Пользуясь таким прекрасным случаем, я хотел бы сообщить вам новость. Все вы знаете, что моя дорогая супруга скончалась восемь лет назад, не оставив наследников. Других родственников, кроме моей дорогой племянницы и ее супруга сэра Смита, у меня нет. Мы мало общались с Рейчел в последнее время — на то были свои причины, — но сейчас ситуация изменилась. За тот месяц, что моя племянница с мужем гостили в поместье, я успел хорошо узнать их и понять, что это прекрасные и дорогие мне люди. Поэтому сегодня я хотел бы объявить о том, что изменил завещание. Согласно новому завещанию, большую часть своего состояния, включая родовое поместье, я передаю моей любимой племяннице Рейчел.

Гости зааплодировали, но Рейчел уже ничего не слышала. Она испытывала ни с чем не сравнимый ужас, жгучее чувство вины разрывало ей сердце. После недолгого молчания дядя Ричард продолжил:

— Поверь мне, Рейчел, это решение сделало меня самым счастливым человеком на земле. Твое место — в этом доме. Это твой дом, Рейчел. И когда я умру…

— Нет! — со слезами в голосе воскликнула Рейчел. — Я н-не хочу, чтобы ты умира-а-ал…

Сейчас ей самой хотелось умереть. С большим трудом Рейчел удалось справиться с собой. Она каким-то чудом проулыбалась остаток вечера, ничем не выдав душившей ее боли.

Когда последние гости покинули поместье, все заговорщики вновь собрались в комнате Рейчел.

— Боже, Рейчи, мы только что узнали! — воскликнула Джеральдина. — Нас с Уиллом не было, когда барон произносил свою речь.

— Мы смотрели на лошадей, — неловко вставил сержант Стрикленд.

— Да будет тебе, Уилл, — рассмеялась Джеральдина. — Мы танцевали, потом гуляли, потом целовались. А когда вернулись в дом, Филлис нам все рассказала.

— Нам надо уехать отсюда и как можно скорее, — сказала Бриджит.

— Как это уехать, Бридж? — воскликнула Филлис. — А кто будет готовить еду барону?

— Да, мы уедем. Простите, но я не смогу отдать вам свой долг раньше, чем через три года, когда официально получу наследство. Драгоценности моей тети, которые подарил мне дядя, я ему завтра же верну.

— Минутку, Рейчи, о чем ты говоришь? — воскликнула Флосси. — Ты собираешься вернуть дяде его подарок? Ты понимаешь, что это убьет его?

— И перестань говорить, что ты нам что-то должна, — сказала Джеральдина. — Ведь это не ты украла у нас деньги.

— И все же это было прекрасное приключение, девочки! — воскликнула Филлис. — А задумка была полна романтики!

Заговорил сержант Стрикленд:

— Если мне позволено будет высказаться, хотя, конечно, это и не моего ума дело… Чтобы поставить все на свои места, леди, вам надо на самом деле выйти замуж за мистера Смита.

— О да! — воскликнула Филлис.

— Нет, — твердо сказала Рейчел. — Этого я делать не буду. Я уже совершила много ошибок и собираюсь на этом остановиться. Ни мне, ни Джонатану не нужна эта свадьба. Нам просто надо уехать отсюда и забыть все случившееся, как страшный сон.

Девушки еще долго предлагали различные выходы из ситуации, но все они были отметены Рейчел. В конце концов они отчаялись и ушли спать. Джеральдина помогла Рейчел раздеться и тоже ушла.

Наконец-то оставшись одна, девушка уткнулась лицом в подушку и разрыдалась.

Глава 19

Вернувшись в свою комнату, Аллен долго не ложился спать. Он никак не мог простить себе, что промолчал, когда сержант Стрикленд высказал свое предложение. Возможно, Рейчел отказалась с такой решимостью именно потому, что он промолчал?

Должен ли он с утра поговорить с бароном? Или он и так уже доставил достаточно неприятностей этой чудесной девушке, а разговор с бароном только усугубит ее непростое положение?

И тут он услышал какой-то слабый звук, похожий на шелест. В комнату проскользнула Рейчел. Она была в одной ночной сорочке, волосы распущены. Увидев, что он стоит у окна, она тихонько вскрикнула.

— Я думала, вы уже спите, — объяснила она.

— Нет.

— О…

— Проходите.

Она приблизилась к нему и остановилась в нескольких шагах.

— Я бы хотела, чтобы вы уехали рано утром.

— Да?

— Да. С утра я расскажу дяде всю правду, вероятно, он будет в ярости. Я не хочу, чтобы он винил во всем вас. Возможно, он потребует, чтобы вы женились на мне. Я не хочу этого, Джонатан.

— Но это в любом случае было бы невозможно, мы уже говорили об этом. Пока я не узнаю, кто я, я не могу давать никаких обещаний.

— Но барон может заняться выяснением вашей личности, — возразила Рейчел. — И может оказаться, что вы свободны. В таком случае у вас просто не останется выбора. А я этого не хочу. Я не хочу принуждать вас. Я прошу вас уехать и навсегда исчезнуть из моей жизни.

— Значит… это прощание?

— Д-да…

Он взял ее за руку. Ее рука была холодной как лед.

— Я не сделаю этого, Рейчел. Мы поговорим с бароном вместе.

В конце концов, это было делом его чести и достоинства. Он тоже обманывал барона, пользовался его доверием, вводил в заблуждение относительно своих намерений. Аллен заметил, что Рейчел вся дрожит.

— Вернитесь в постель, — сказал он.

— В вашу?

Он не это имел в виду, но понял, что сейчас она не уснет одна.

— Если это то, чего вы хотите.

— Если это то, чего вы хотите, — эхом отозвалась она. Аллен подхватил ее на руки и отнес в постель. Этой ночью они занимались любовью очень нежно и очень медленно. Собственно говоря, это было нечто гораздо большее, чем просто секс. Что-то, что делало их бесконечно близкими друг другу.

Потом Рейчел очень быстро уснула. Аллен прислонился щекой к ее щеке и закрыл глаза.

Наутро Рейчел смотреть не могла на завтрак. Прошедшая ночь не давала ей покоя. Зачем она пришла к Джонатану? Зачем были эти прощальные объятия? Теперь ее душили страх и тоска. Страх перед дядей, тоска по Джонатану. Если он последует ее просьбе и уедет… Как она будет жить без него?

Дядя Ричард, как назло, сегодня решил завтракать вместе с ними. Он послал к Рейчел своего камердинера с просьбой подождать, пока он спустится к столу.

Джеральдина собирала вещи. Рейчел с тоской наблюдала за ней, думая о дяде, думая о Джонатане, думая о своей будущей одинокой жизни.

После завтрака дядя попросил Рейчел и Джонатана пройти к нему в кабинет. Сегодня барон снова выглядел очень больным.

— Проходите, садитесь, — пригласил он.

— Дядя, я хотела тебе сказать… — начала было Рейчел.

— Милая, позволь сначала я кое-что расскажу тебе, — прервал ее барон. — Я должен был сказать это раньше, но из-за суматохи последних дней каждый раз откладывал разговор на потом. Речь идет о твоих драгоценностях…

— Дядя!..

— Подожди. Вчера я объявил тебя наследницей своего состояния, и это правда. Но этот факт не снимает с меня вины. Понимаешь ли, Рейчел, твои фамильные драгоценности… Я не могу отдать их тебе.

— Дядя Ричард…

— Нет-нет, я вполне уверен и в тебе, и в Смите, он показал себя настоящим джентльменом, разумным и рассудительным, кроме того, его интересуют дела в поместье и он хорошо во всем разбирается… Я хотел бы отдать их тебе, Рейчел, но… их у меня нет.

— Что? — воскликнула Рейчел.

— Их у меня нет. Они украдены.

49
{"b":"5417","o":1}