ЛитМир - Электронная Библиотека

Джонатан вскочил на ноги, чтобы подать дяде Ричарду стакан воды. Лицо барона заметно посерело.

— Но кем, когда?

— Не так давно. Не могу сказать определенно. Несколько недель назад, пожалуй. Главное, я не знаю, кого подозревать. Единственный, кто заходил в комнату, где находится сейф, — это священник. Но не могу же я подозревать в воровстве священника.

— Священник? — поразилась Рейчел. — А как его звали? Случайно, не Найджел Кроли?

— Нет, Натан Кроуфорд, — сказал барон.

— Высокий статный блондин? Обаятельный? Где-то между тридцатью и сорока годами? Иногда появляется в сопровождении сестры?

Барон кивнул, изумленно глядя на племянницу.

— Боюсь, это моя вина, — сказала Рейчел. — Этот человек уже однажды обокрал меня. Он обокрал и моих друзей. Дело в том, что я познакомилась с ним в Брюсселе, когда работала у леди Флэтли. Я влюбилась в него, и мы собирались пожениться. Он привез меня в Лондон и настойчиво советовал попросить у вас мое наследство. Но я случайно услышала разговор, который не предназначался для моих ушей. Кроли со своей сестрой — если только она ему действительно сестра — весело обсуждали, куда потратят кучу награбленных денег. Я выдала свое присутствие, устроила скандал и сбежала в Брюссель. Но видимо, он выяснил, где вы живете, и решил сам наведаться за моим наследством.

— Боже! — Барон прикрыл глаза. — Да здесь многие давали ему пожертвования. Этот человек вызывал какое-то удивительное чувство доверия. Когда я открывал сейф, чтобы достать деньги, он мог запомнить комбинацию цифр и потом вернуться сюда. В поместье не так уж трудно пробраться. Мне очень жаль, Рейчел. Видно, драгоценности для тебя навсегда утеряны, и это моя вина.

Но сейчас Рейчел гораздо больше, чем судьба наследства, беспокоило самочувствие дяди. В конце концов, мамины драгоценности принесли в ее жизнь только горести.

— Это все пустяки, дядя Ричард, — сказала она, обнимая барона. — Гораздо важнее, что он не причинил вреда вам. Я почти рада, что драгоценности украдены. У меня с души как будто камень свалился.

— Но, Рейчел, я же фактически обокрал тебя, обманул, лишил того, что принадлежит тебе по праву.

— Дядя, вы не знаете, что такое настоящий обман, — неожиданно проникновенно возразила она.

Барон непонимающе посмотрел на племянницу.

— Но если вы были обручены с этим Кроли, Кроуфордом или как там его, то каким образом…

Молча стоявший все это время возле окна Джонатан прокашлялся и заговорил:

— Дело в том, сэр, что Рейчел познакомила Кроли, который тогда был ее женихом, со своими подругами. Кроли взял все их сбережения, обещая вложить в надежный лондонский банк, и исчез. Они остались без гроша. Рейчел считает, что теперь должна вернуть им украденные деньги. Вот для чего ей нужно было ее наследство.

Рейчел в ужасе зажмурилась. Начиналось самое страшное.

— А какова во всем этом была ваша роль, Смит? — спросил барон.

— Я обязан Рейчел жизнью. Это была моя идея — представиться мужем и женой и приехать в ваше поместье, — признался Аллен.

— А на самом деле…

— На самом деле мы не женаты.

— Почему? — холодно спросил барон.

— В битве при Ватерлоо я был ранен, упал с коня и потерял память. Возможно, я уже женат, возможно, у меня даже есть дети, но я об этом не помню.

— Значит, вы не сэр Джонатан Смит?

— Нет.

— И у вас нет поместья в Нортумберленде?

— Нет, сэр.

— Это я во всем виновата, — вмешалась Рейчел. — Джонатан считает, что обязан мне жизнью, и поэтому хотел помочь. А я вовремя не остановила его. Я ведь не знала, дядя, что вы так тепло ко мне относитесь. Не знала, что вы отправляли мне подарки, не знала, что хотели вывозить меня в свет. Я не знала, что вы любите меня, мне казалось, что вам нет до меня дела.

— О Боже мой… — тихо сказал барон. А потом сделал то, чего Рейчел от него меньше всего ожидала, — рассмеялся.

Сначала с его губ сорвался короткий сухой смешок, но с каждой секундой смех его становился все веселее и заразительнее. Рейчел удивленно смотрела на него, а потом и сама расхохоталась.

— Боже, что за фарс мы выдумали, — тихо проговорил Аллен и тоже засмеялся.

Казалось, что все трое смеются над какой-то изящной легкой шуткой. Они искренне веселились, и Рейчел уже с трудом верилось, что она так боялась объяснения с дядей.

В этот момент дверь открылась и на пороге показались все четыре девушки. В руках у Бриджит было письмо.

— Извините, что прерываем вас, — сказала она, — но мы должны срочно уехать. Рейчел, мы нашли его! — воскликнула она. — Этот подлец сейчас в Бате. Ошивается там под именем Николаса Кройдена, продолжает грести денежки с доверчивых дамочек.

— Мы сейчас же отправляемся туда, Рейчи, — подхватила Джеральдина. — Уилл едет с нами, он как следует проучит мерзавца.

— И я не останусь в долгу, — подхватила Филлис. — Он пожалеет, что родился на свет.

— А я собираюсь выщипать ему все до единой волосинки и набить ими подушку! — пообещала Бриджит.

— Мы получили письмо от наших подружек, — добавила Флосси. — Они пообещали не спускать с него глаз, пока мы не приедем. Ты с нами, Рейчел?

Дядя Ричард прочистил горло:

— Рейчел, по-моему, пришло время по-настоящему познакомить меня с твоими друзьями и… с твоей горничной.

В Бат они отправились всей компанией.

Сначала, конечно, были долгие споры. Филлис не хотела оставлять барона без вкусной еды; Бриджит и Джеральдина вошли во вкус ведения домашнего хозяйства в особняке; сержант Стрикленд и Джонатан держали нейтралитет; Рейчел не хотела бросать дядю одного в замке; Флосси с мечтательной улыбкой сообщила, что мистер Драммонд сделал ей вчера предложение.

— Я пока ничего не ответила ему, мне нужно время подумать, — добавила она.

В результате они договорились до того, что ехать за Кроли вообще было некому. Тогда в разговор вмешался барон Уэстон:

— Что ж, дамы и господа, если у вас у всех так много других дел, то я поеду в Бат один. Я хочу вернуть наследство моей племянницы и наказать подлого вора.

— О, как это замечательно! — тут же подхватила Флосси. — Думаю, мистер Драммонд сможет немного подождать моего ответа. Я тоже еду!

А затем и остальные девушки приняли решение отправиться в Бат.

— Но вы должны остаться здесь, в замке, дядя Ричард, — уговаривала его Рейчел. — Вы плохо себя чувствуете. Я останусь с вами. А Джонатан… Джонатан займется поисками своей семьи.

— Знаешь, Рейчел, я думал, что сегодняшнее утро будет самым ужасным в моей жизни, — проговорил барон. — Ведь я не сберег твоего наследства, лишил тебя того, что принадлежало тебе по праву. А получилось, что это утро вернуло мне радость жизни. Я обязательно поеду в Бат.

Джонатан колебался. Он чувствовал, что все ждут от него согласия ехать с ними. Но мог ли он и дальше откладывать поиски своей семьи, особенно теперь, когда вся правда раскрылась?

— И что ж! Думаю, мои дела могут и еще подождать, — наконец сказал он. — Я еду с вами.

— Прекрасно! — обрадовалась Джеральдина, взглянув на Стрикленда. — Значит, ты тоже едешь, Уилл.

И Аллен с удивлением отметил, что она покраснела.

Глава 20

Барон снял для всех комнаты в лучшей гостинице Бата. Дамы настаивали на том, что заплатят за себя сами, тем более что найден вор, укравший все их сбережения, но барон и слышать об этом не хотел.

В этом путешествии Джеральдина сменила образ горничной на родство с мнимой миссис Ливи, а Рейчел взяла обратно свою девичью фамилию. Сейчас ей совсем не было дела ни до наследства, ни до вора, который его похитил. Главное, что ее заботило, — это здоровье дядюшки.

Джонатана она почти не видела, и этот факт ее сейчас даже радовал. Скоро им придется расстаться, так что лучше начинать понемногу отвыкать друг от друга. Все равно из Бата они уедут уже порознь.

Дядя Ричард предложил Рейчел переехать к нему в поместье, и она согласилась. На сей раз в его приглашении не было ни тени холодности или дани условности. Дядя Ричард очень привязался к своей племяннице и хотел, чтобы она вернулась в родовое гнездо. Девушка до сих пор не могла простить себе, что обманывала барона. Он ни словом не упрекнул ее, но сама себе она была гораздо более жестким судьей. Каждый день, который она провела в поместье, был наполнен радостью и любовью. Неужели эти дни уже никогда не вернутся?

50
{"b":"5417","o":1}