ЛитМир - Электронная Библиотека

Миссис Деррик в это время стояла на берегу, стуча зубами. Розовые и сиреневые перья на ее новой шляпке безжизненно поникли, а розовое прогулочное платье облегало тело на манер тончайшей туники греческой богини. Она промокла до нитки, а Пауэлл, вытащив носовой платок, неуклюже пытался вытереть ей лицо.

Леди Ринейбл и леди Моубери бестолково суетились вокруг. Многочисленные зеваки глупо пялились на участников этой сцены и обменивались нелепыми замечаниями.

— Кто-то д-должен в-вернуть эту перчатку д-даме, — с трудом выговорила миссис Деррик, поднимая в руке злосчастный кусок ткани.

В первую секунду Вулфрик испытал желание как можно быстрее уехать, но вместо этого он просто вздохнул, спешился и, предоставив лошадь самой себе, направился к пострадавшей, по пути снимая с себя темно-серый сюртук.

— Лорд Пауэлл, без сомнения, будет рад помочь, — заметил он, выхватил перчатку из рук миссис Деррик и, зажав ее между большим и указательным пальцами, помахал ею перед носом у барона, который был несказанно счастлив избавиться от несостоявшейся утопленницы и устремиться в погоню за возлюбленной, неумолимо исчезавшей из его жизни.

— Ну разумеется, Бьюкасл, разумеется. — Барон схватил перчатку и мгновенно исчез.

— Позвольте, — резко проговорил герцог, накидывая на плечи Кристины сюртук и застегивая его спереди. Его взгляд не обещал ей ничего хорошего, что было неудивительно. Он не знал ни одной женщины, которая обладала бы столь постоянной способностью попадать в нелепые ситуации. Даже Фрея не могла бы с ней сравниться. Ну почему он каждый раз оказывался поблизости, когда происходило нечто подобное? Этого герцог понять не мог.

И даже если бы он дожил до ста лет, то так и не смог бы понять, почему влюбился именно в эту женщину, тем более что в его выборе разум не участвовал никоим образом.

— К-как ун-низительно! — Кристину сотрясала мелкая дрожь под сюртуком герцога, и она затравленно глядела на него из-под полей безнадежно испорченной шляпки, перья которой опустились ей на плечи. — П-похоже, вам на роду н-написано появляться каждый раз, чтобы видеть мое унижение.

— Полагаю, мадам, вы должны быть благодарны мне за это, — процедил Вулфрик. — Вряд ли барон Ринейбл сумел бы укутать вас в носовой платок.

Он повернулся к леди Ринейбл, которая все еще никак не могла прийти в себя.

— Я посажу миссис Деррик перед собой на лошадь, если не возражаете, и незамедлительно отвезу ее домой.

Не дожидаясь выражения благодарности со стороны баронессы Ринейбл и ответа миссис Деррик, герцог с мрачным видом вернулся к лошади, которая тихонько пощипывала траву, безразличная ко всему, что происходило вокруг и так волновало собравшихся людей.

Вскочив в седло, он проехал несколько футов до берега, нагнулся и протянул руку Кристине.

— Поставьте ногу мне на ботинок, — скомандовал он.

Разумеется, это легче было сказать, чем сделать. Обеими руками Кристина придерживала сюртук — просунуть руки в рукава она не догадалась, — и при этом подол платья волочился за ней по траве. Однако с помощью леди Ринейбл, поддержавшей пальто, и леди Моубери, которая весьма неэлегантно подтолкнула ее сзади, миссис Деррик наконец взгромоздилась в седло, закутанная в сюртук герцога, призванный скрыть ее от любопытных взглядов и одновременно согреть.

— Мне кажется, вам стоит снять шляпку, — посоветовал Вулфрик, вовремя заметив, что вода с перьев вот-вот прольется ему за шиворот.

— О да, вы правы. — Кристина вытащила руку из-под сюртука и развязала мокрые ленты. Сняв шляпку, она оглядела промокшие поля, а герцог в это время окинул взглядом растрепанные кудри своей спутницы. — Бог мой, мне кажется, шляпка безнадежно испорчена.

— В самую точку. — Забрав у нее из рук пострадавшую шляпку, герцог передал ее в руки бедно одетой девушке, которая стояла рядом. — Держи, девочка, избавься от этой вещицы.

Вулфрик дал девушке гинею за услуги, но, судя по выражению ее лица, шляпка была ей дороже. Она несколько раз присела и осыпала герцога благодарностями, хотя он не понял ни слова из ее речи, произнесенной на ужасном, практически не поддающемся восприятию наречии.

В этот момент миссис Деррик расхохоталась. Сначала затряслись ее плечи, так что Вулфрик грешным делом вообразил, будто ее знобит после падения в воду, но в следующий миг раздался взрыв смеха, и в ее глазах заплясали веселые искорки. Не успел он тронуться с места, как собравшиеся дружно расхохотались ей в ответ, и миссис Деррик высвободила руку, чтобы помахать им на прощание.

Проклятие! Несмотря на обернутый вокруг плеч серый сюртук, несмотря на взлохмаченные мокрые волосы, эта женщина выглядела невообразимо прекрасной!

Наконец им удалось сдвинуться с места. При этом Вулфрик в буквальном смысле оказался пловцом в незнакомых водах. В отличие от миссис Деррик он не привык попадать в компрометирующие его ситуации, герои которых в течение многих дней после этого не сходили с уст великосветских сплетников, особенно если в скандал были вовлечены такие личности, как миссис Бивис, и особенно такие, как герцог Бьюкасл.

Но как он мог оставить миссис Деррик дрожать на берегу речки, когда никто другой не пытался оказать ей хоть сколько-нибудь достойную помощь? Не приди он на выручку, ей было бы не до смеха — хотя с этим еще можно поспорить.

— А знаете, — все еще смеясь, проговорила миссис Деррик, — Оскар тоже был склонен считать меня досадным неудобством.

— Я ничуть не удивлен, — холодно ответил герцог.

Странно, очень странно, но почему-то раздражение внутри его постепенно стало уступать месту совсем иному чувству. Он поймал себя на том, что хочет рассмеяться так же, как она, как те люди на берегу, хочет запрокинуть голову и зайтись хохотом. Даже случай с тисовым деревом прошлым летом не мог сравниться с тем, что произошло здесь в Лондоне. Никогда в жизни он не видел ничего смешнее.

И все-таки Вулфрик сдержался. Во-первых, всю дорогу до дома леди Ринейбл он ловил на себе любопытные взгляды и не хотел давать лишний повод для сплетен, демонстрируя всем и каждому небывалое зрелище веселого герцога Бьюкасла. Во-вторых, несмотря на внешнюю веселость, миссис Деррик наверняка было холодно и неуютно, и вежливость не позволяла ему смеяться над ее несчастьем.

— Полагаю, при падении я не отличалась изяществом? — не унималась Кристина.

— Не уверен, — нехотя отозвался он, — что существует способ изящно свалиться в воду.

Кристина вздохнула:

— А я вот думаю, что привлекла к себе всеобщее внимание. В тот момент, когда упала, разумеется. В том, что я потом выставила себя на посмешище, тоже сомневаться не приходится.

— Еще вы закричали, — подытожил герцог.

— Ладно, я хотя бы спасла перчатку той бедняжки. Она даже не заметила, что уронила ее.

Для женщины, которая несколько лет была замужем и приближалась к тридцатилетию, если уже не справила его, мисс Деррик казалась опасно наивной. Вулфрик мог бы оставить ее в неведении, но его снова начало раздражать ее поведение. Как она могла так неуклюже упасть в воду? Перчатка упала всего в нескольких дюймах от берега.

— Дама уронила перчатку нарочно, — безнадежно вздохнув, пояснил герцог. — Ее должен был достать лорд Пауэлл, причем без столь печальных последствий.

Кристина обернулась и удивленно посмотрела на него:

— Но зачем она это сделала?

— У нее… не слишком приличная репутация, и она строит из себя недотрогу, а Пауэлл всеми силами пытается добиться ее расположения.

Кристина продолжала с изумлением взирать на герцога, пока он выезжал из иарка на улицу. Этот искренний взгляд трудно было выносить, особенно когда лицо молодой женщины находилось всего в нескольких дюймах от него. Он почти забыл, какими голубыми были ее глаза и как они могли неожиданно заискриться смехом.

— Получается, я лишила его возможности проявить галантность и привлечь внимание дамы сердца, — огорчилась Кристина. — Бедняга!

Герцог чуть было не расхохотался, но в этот момент наперерез им выбежал дворник в поисках брошенной кем-то монетки, так что ему пришлось сосредоточить все внимание на дороге.

42
{"b":"5418","o":1}