1
2
3
...
60
61
62
...
72

Ответом Магнусу послужил нечленораздельный звук, похожий на рык. Герцог ждал, какой будет следующая реплика.

— В любом случае было бы несправедливо обвинить Крисси в том, что она флиртует с ним, — сказал Магнус. — Несмотря на то, что она была замужем и вращалась в высшем свете, это не пара для такого человека, как Аттингсбро, не правда ли? Неудивительно, что он обратил внимание именно на нее: леди Мьюир приходится ему двоюродной сестрой, а Эми Хатчинсон занял Уитлиф. Кроме них троих, одиноких дам среди гостей не было. К тому же Крисси намного очаровательнее, чем сама о себе думает.

— В самом деле, — со скучающим видом проговорил Вулфрик.

— Похоже, вам не нравится, что она уделяет ему так много внимания, — продолжал Магнус. — Заранее прошу меня простить, но ни для кого не секрет, что вы сами испытываете к ней симпатию. Я не осуждаю вас за то, что вы раздражены, но она моя ближайшая подруга, и я готов защитить ее. Не стоит винить ее за то, что такие мужчины, как Китредж и Аттингсбро, тоже интересуются ею. Кристина всегда так действовала на мужчин. Она не может контролировать это. Оскар превратил ее жизнь в кошмар, постоянно обвиняя в том, что она кокетничала с другими мужчинами и даже позволяла себе нечто большее, чем флирт. Гермиона и Бэзил вторили ему. Ну и, конечно, вся эта суматоха со смертью Оскара. Крисси сочли виновной в этой трагедии. Но она не виновата. Я хочу убедиться в том, что вы верите мне.

— У меня такое впечатление, — холодно отозвался Вулфрик, — что вы слишком много говорите об этом. Я по опыту знаю — дыма без огня не бывает.

Магнус вздохнул, затем повторил еще раз:

— Разумеется, Кристи ни в чем не виновата. Я буду защищать ее до последнего вздоха. Знай я ее всего несколько дней, все равно ни минуты не сомневался бы в ней. Для этого и существуют друзья.

Вулфрик, выбравший наиболее безопасную дорогу в Элвесли, потому что миссис Деррик неуверенно держалась в седле, не имел намерения возвращаться тем же путем. Они неторопливо ехали через поле и должны были повернуть в сторону, чтобы проехать через открытые ворота, но герцог не стал отклоняться от курса. Он направил лошадь вперед к самой высокой и густой части живой изгороди. Благородный перелетел через нее на расстоянии одного фута. Вулфрик довольно долго ждал, пока Магнус присоединится к нему.

— Бог мой, — рассмеялся молодой человек, — давненько я не видывал ничего подобного.

— У меня складывается впечатление, — стальным голосом проговорил Вулфрик, не отрывая холодных глаз от Джастина, — что вы сами влюблены в миссис Деррик. Уверен, вы скажете что угодно в ее защиту. Допускаю даже, что вы примете ее вину на себя, если потребуется.

Некоторое время Джастин Магнус хранил молчание.

— Доверие в любви так же важно, как и в дружбе, — наконец проговорил он. — Я доверяю Крисси, всегда доверял и буду доверять впредь. Если вы любите ее, Бьюкасл, или хотя бы испытываете к ней симпатию, то вам тоже придется доверять ей, даже если она не всегда будет честна. Вы человек светский. Оскар таким никогда не был да и силой характера не отличался. Он хотел, чтобы жена принадлежала ему одному. Не думаю, что Кристина когда-нибудь обманывала его, но иногда складывалось именно такое впечатление. Взять, например, в тот день, накануне гибели Оскара, когда она более часа провела наедине с мужчиной в Уиндвуд-Эбби. Я тогда пытался оправдать ее. И все же она была не совсем честна, пусть и из лучших побуждений. Но я, однако, заговорился. Вам вряд ли интересны такие подробности.

— В самом деле, — вяло отозвался Вулфрик.

— Я пообещал себе, что буду держать вас на расстоянии от Кристины, — честно признался Магнус с грустной улыбкой на лице. — Вот почему сейчас еду с вами. Полагаю, ей нравится перспектива стать герцогиней, так же как когда-то — возможность выйти за графа. В любом случае это было бы неслыханной удачей для дочери сельского учителя, не так ли? Но в то же время она боится вас, боится, что вы будете с ней еще строже, чем Оскар. Она нуждается в свободе…

— Чтобы кокетничать? — подсказал Вулфрик.

— Мне не нравится это слово, — раздраженно проговорил Магнус. — Крисси никогда ни с кем не кокетничает. Ей нужна свобода, чтобы быть самой собой.

— Или свобода водить… гм-м… дружбу с другими джентльменами. — Вулфрик усмехнулся.

— Да, если хотите, — согласился Магнус, — но только эта дружба невинная.

— Не сомневаюсь.

Никогда еще обратный путь из Элвесли не казался герцогу таким длинным. Наконец вдалеке показался Линдсей-Холл.

— По правде сказать, мне наскучил этот разговор, Магнус. Вопреки всему, что вы тут наговорили, я испытываю весьма ограниченный интерес к миссис Деррик. Разумеется, я не поверил и десятой части того, что вы о ней порассказали. Ваша преданность достойна восхищения, но эта женщина самая настоящая шлюха. — Излив желчь, герцог с облегчением направил лошадь на обсаженную вязами подъездную аллею.

— Ваша светлость! — Магнус был потрясен до глубины души. — Вы, кажется, забыли, что говорите о моей невестке и подруге.

— Которую вы готовы защищать до последнего вздоха, — добавил Вулфрик. — Я отлично помню об этом. Влюбленный мужчина поверит любому слову обожаемой женщины или скорее закроет глаза на то, чего не хочет видеть. Если вы проделали обратный путь в моей компании не только из желания защитить миссис Деррик от моего пагубного влияния, но и чтобы оправдать ее в моих глазах, то вы потерпели жестокую неудачу. Это мое последнее слово.

— Но…

Вулфрик пришпорил лошадь, направляя ее к конюшням.

Никогда не поддавайся гневу. Он может обернуться против тебя. Это совершенно бесполезное чувство.

Если нужно что-то сказать, говори. Если нужно что-то сделать, делай.

Никогда не поддавайся гневу. Во имя всего святого, никогда не показывай своего гнева.

Гнев свидетельствует о слабости.

Герцог Бьюкасл хорошо усвоил эти давние уроки. Но сегодня он подвергся серьезному испытанию. Сегодня он ощутил желание убить человека.

И еще он был очень, очень зол.

Маркиз и маркиза Холлмер собирались спеть дуэтом. Маркиза, правда, сначала отказывалась, но, когда братья начали ее упрашивать, изменила решение.

— Бог мой, — рассмеялся Рэнналф, — надеюсь, ты не пытался научить ее петь, Джошуа?

— Я слышал, Ральф, — вмешался лорд Аллеи, — что во влажном климате Корнуолла пилы быстро ржавеют.

Берти с Гектором от души посмеялись, маркиза Рочестер поднесла к глазам лорнет, миссис Притчард с улыбкой погрозила лорду Аллену пальцем.

Леди Фрея поднялась со стула, преисполненная сурового достоинства.

— Джош, — проговорила она, — мы споем. А если кому-нибудь вздумается гадко пошутить, я расквашу ему нос.

— В этом тебе нет равных, милая, — с комическим смирением проговорил Джошуа. — В пении, я имею в виду.

Весь вечер в доме царило веселье. Мисс Хатчинсон сыграла на фортепиано, леди Рэнналф с невероятным мастерством исполнила партию Дездемоны, Гектор устроил небольшое представление магии и ловкости рук, а теперь вот эти двое собирались петь.

Кристина всеми силами старалась веселиться. У нее не имелось причины не разделять общего настроения. Сегодня был очень хороший, богатый событиями день. После утренней прогулки, поездки в гости и ленча, во время которого она вела разговор с бароном Уэстоном, она снова вышла на улицу в компании молодых Бедвинов. Они порезвились на лужайке перед домом, поиграв в мяч со старшими детьми и некоторыми из взрослых, пока малыши играли в «розовый круг»[1]. Граф Росторн качал ребенка на руках, а леди Аллен занималась с детьми Холлмеров. Затем Кристина отправилась на прогулку с Джастином.

Джастин похвалил ее за то, что она избегает общества Бьюкасла. И сочувственно похлопал по руке. Он также поведал ей о том, как герцог был раздражен, когда маркиз Аттингсбро проводил ее, помог сесть на лошадь, а потом долго прощался.

— С его стороны это в высшей степени несправедливо, — заметил Джастин, — поскольку Уитлиф вел себя по отношению к мисс Хатчинсон точно так же. Но ты ему нравишься, Крисси, и он хочет безраздельно владеть твоим вниманием. Я прямо сказал ему, что у тебя непокорный дух, что тебе нужна свобода. И мне все равно, понравилось ему это или нет.

вернуться

1

детский хороводный танец

61
{"b":"5418","o":1}