ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наступило напряженное молчание. О Господи, что она наговорила, ужаснулась Фрея. Ведь если он ей поверит, что подумает о ней через несколько дней, когда помолвка будет расторгнута? А может быть, наоборот, пожалеет ее, решив, что жених ее бросил? Что ж, как бы то ни было, отступать некуда. Подавшись вперед и облокотившись грудью о стол, Фрея, весело сверкая глазами, обратилась к брату.

– Ты слышал о нашей первой стычке в Бате? Вернее, о двух стычках? Они тесно связаны между собой. Если не слышал, тебе наверняка кто-нибудь сегодня вечером расскажет. Так лучше уж я сделаю это сама.

Вулфрик слегка побледнел.

– У меня такое чувство, – проговорил он, – что мне об этом лучше не знать.

Рассмеявшись, Фрея поведала ему о встрече с маркизом Холлмером в Сидни-Гарденс, о том, как стукнула его по носу и как он не захотел ей рассказывать, что на самом деле произошло.

– Конечно, я тогда не знала, кто он такой, – добавила она, – а он не знал, кто я такая. Он никак не мог поверить, что я сестра герцога, поскольку гуляла по саду одна, без служанки.

– Все ясно, – сухо заметил Вулфрик. – Ты вела себя как обычно.

Не обращая внимания на его язвительный тон, Фрея в мельчайших подробностях описала сцену, произошедшую на следующее утро в бювете.

– Должен тебя похвалить, Фрея, – заметил Вулфрик. Голос его звучал устало. – Наверняка ты дала великосветскому обществу Бата пищи для разговоров на целую неделю. А когда ажиотаж немного поутих, вновь дала повод проявить интерес к своей персоне, неожиданно объявив о помолвке. Теперь, когда ты рассказала мне, как познакомилась с Холлмером, я понял, почему вы по уши влюбились друг в друга и приняли решение соединить свои жизни, пока танцевали тур вальса. – Вздохнув, он отложил в сторону нож с вилкой.

Интересно, что бы он сказал, опиши она ему свою первую встречу с маркизом по дороге в Бат, подумала Фрея.

– Значит, ты будешь счастлива в этом браке? – прервал ее размышления Вулфрик.

Иногда Вулфрик приоткрывал душу, давая заглянуть в нее. Своими чувствами он ни с кем не делился, равно как мечтами и тайнами. Фрея часто размышляла о его отношениях с любовницей. Вряд ли брат ее любит, просто пользуется ее услугами. Но иногда после случайно оброненной фразы она вдруг с изумлением обнаруживала, что Вулфрик любит их всех не как старший, который несет за них ответственность, а просто потому, что они его братья и сестры.

И сейчас, когда он задал этот вопрос, пристально глядя на нее, понимая, что он за нее беспокоится, Фрея почувствовала, как глаза ее наполняются слезами.

– Да, – порывисто проговорила она. – Да, мы оба будем счастливы.

Она судорожно сглотнула, при этом в горле у нее что-то булькнуло, и подумала, что сказанные ею с таким надрывом слова являются на самом деле ложью.

В эту минуту она откровенно пожалела, что по-настоящему не помолвлена с маркизом Холлмером, что не влюблена в него и не ждет с нетерпением счастливой совместной жизни. Как бы ей хотелось преподнести свое счастье в подарок Вулфу, который скорее всего, с грустью подумала Фрея, очень одинок.

– В таком случае полагаю, – проговорил Вулф, откидываясь на стуле, – самое лучшее, что я в данной ситуации могу сделать, Фрея, это дать благословение на ваш брак. Впрочем, сейчас оно уже вам ни к чему. Вы сами обо всем договорились.

Внезапно Фрея потеряла всякий интерес к еде и отодвинула тарелку. Чувствовала она себя отвратительно. Пусть она порой бывает вспыльчива, упряма, неблагоразумна, но она ни разу в жизни не солгала ни Вулфу, ни кому-либо из своих братьев и сестер. Но теперь ей уже ничего не остается, как лгать до тех пор, пока эта неприличная история не закончится. К счастью, ждать осталось недолго. – А Холлмеру лучше отправиться вместе с нами в Линдсей-Холл, если, конечно, у него нет здесь каких-то неотложных дел, – продолжал Вулфрик. – Нужно представить его соседям и как следует отметить вашу помолвку. А также обсудить предстоящую свадьбу.

Фрея почувствовала, как тошнота подступает к горлу.

* * *

На вечере в честь помолвки маркиза Холлмера и леди Фреи Бедвин дом леди Потфорд на Грейт-Палтни-стрит был полон гостей. Чтобы вместить всех, пришлось открыть общую гостиную, маленькую гостиную, салон и столовую. В каждой комнате мерцали огнями многочисленные свечи. Длинный стол, покрытый хрустящей белой льняной скатертью, был уставлен многочисленными тарелками с самыми разнообразными яствами. Два лакея суетились у стола, помогая гостям выбирать кушанья и наполняя ими тарелки. Остальные носили из комнаты в комнату огромные подносы с бокалами.

Леди Потфорд была в полном восторге от того, как разворачиваются события, о чем она уже неоднократно сообщала Джошуа и Фрее, а также герцогу Бьюкаслу во время утренней прогулки по бювету.

– Я ужасно боялась, – призналась она Джошуа, – что ты вновь отправишься бродить по белу свету, чем занимался в течение последних нескольких лет, вкушая эфемерные радости жизни, не подозревая, что самая большая радость – это выполнить предписанное тебе в жизни назначение и создать семью. После свадьбы ты вернешься в Пенхоллоу и займешься делами поместья: будешь неустанно следить за тем, чтобы твоим арендаторам жилось хорошо. А леди Фрея тебе в этом поможет. Она именно такая жена, какая тебе нужна, Джошуа. Я так за вас счастлива!

– У меня есть очень толковый управляющий, бабушка, – заметил Джошуа, – и я постоянно поддерживаю с ним связь. – Джошуа говорил истинную правду: Джим Сондерс единственный знал, где в тот или иной момент находится хозяин. – И потом, неизвестно, захочет ли леди Фрея жить в Лондоне.

Все гости, похоже, тоже были счастливы. Нечасто в Бате происходило столь знаменательное событие, как празднование помолвки, причем помолвки двух таких выдающихся людей, как маркиз и дочь герцога. Из всех комнат доносились оживленные разговоры и веселый смех.

Маркиза Холлмер, облаченная в черное атласное платье и шляпку с черными перьями, казалась такой же счастливой, как и остальные гости. Она радостно улыбалась, когда к ней кто-то обращался, и время от времени вытирала носовым платочком с черной каймой счастливые слезы. Она поцеловала воздух рядом с одной щекой Фреи, потом рядом с другой и, зажав лицо Джошуа обеими руками, нежно расцеловала и заверила, что его дорогой усопший дядюшка мог бы сегодня им гордиться.

После чего отправилась на поиски герцога Бьюкасла.

– Я счастлива, что вы так быстро приехали в Бат, ваша светлость, – проговорила она, подходя к нему и протягивая руку.

Он взял ее в свою, склонился над ней, однако подносить к губам не стал.

– Да, мэм, – сказал он.

– Леди Фрея штурмом взяла великосветское общество Бата, – продолжала маркиза Холлмер. – Такая милая юная девица.

Его светлость наклонил голову, выслушав этот странный комплимент. Его серебристые глаза были непроницаемы.

– Можно лишь надеяться, что она будет так счастлива, как того заслуживает.

– Вы совершенно правы, мэм, – согласился его светлость с холодной надменностью.

– Хотелось бы верить, – гнула свое маркиза Холлмер, не забыв аккуратно промокнуть один глаз носовым платочком, – что Джошуа обручился с леди Фреей не шутки ради.

Герцог слегка вскинул брови, однако не задал вопроса, на который маркиза явно рассчитывала.

– Он такой хороший мальчик, – со вздохом проговорила маркиза. – Невозможно было не любить его, несмотря на все его шалости. Он был предан своим кузинам, особенно Констанс, моей старшей дочери, которую вам представили сегодня утром в бювете.

Герцог вновь наклонил голову.

– Пять лет назад он уже был готов сделать ей предложение, но, как выразился покойный Холлмер, смалодушничал и помчался на континент развлечься. Я так и не поняла, почему именно туда, ведь в то время там как раз шла война. После смерти моего дорогого мужа стало ясно, что он по-прежнему стыдится возвращаться домой, и потому я приехала сюда. Вскоре я поняла, что любовь Джошуа и Констанс не угасла, но совершила глупость, что свойственно родителям, желающим своим детям счастья, делала все, чтобы они поженились, вместо того, чтобы спокойно дожидаться естественного развития событий. Больше всего на свете мне хотелось, чтобы во время бала, состоявшегося на прошлой неделе, было объявлено о помолвке, и у меня создалось впечатление, что Джошуа тоже этого хотел. Но на балу он вдруг пригласил леди Фрею на тур вальса, в глазах его загорелся озорной огонек, который я видела уже не раз и прекрасно понимала, что он означает, и после того, как закончился танец, мистер Кинг, к моему искреннему изумлению, неожиданно объявил о его помолвке с вашей сестрой.

29
{"b":"5420","o":1}