ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наемник
Рассмеши дедушку Фрейда
Бодибилдинг и другие секреты успеха
В тихом омуте
Клинок Богини, гость и раб
Просто гениально! Что великие компании делают не как все
Век живи – век учись
Бегущий без сна. Откровения ультрамарафонца
Стать смыслом его жизни
A
A

– Наверное, все дело в том, что все всегда любили Джошуа, – с горечью произнесла маркиза. На секунду маска добродушия, казалось, приклеенная к ее лицу, спала. – Все верили каждому его слову. Никто – даже мой муж – не настаивал на проведении дальнейшего расследования случившегося той ночью. Алберт отправился к Джошуа, намереваясь предъявить ему обвинение в распущенности и совращении наших слуг, и погиб. Джошуа последним видел его живым. Неужели это не подозрительно? Неужели ни у кого не возникло сомнения в его невиновности?

– Я знаю, что все лгут! – заявила Частити звонким голосом, отчеканивая каждое слово. – Ведь никто ничего не видел, все сидели по домам и понятия не имеют о том, что произошло между Джошуа и Албертом. За исключением меня.

Боже правый! Джошуа изумленно уставился на нее. Все остальные тоже.

– Я видела, что произошло, – повторила Частити. – Только я.

– И я тоже, Частити, – тихо произнесла Энн Джуэлл. – Я была с вами.

Частити нахмурилась, однако возражать не стала.

– Я пошла в деревню, потому что знала, что Алберт собирается поговорить с Джошуа. Сначала отправилась к дому мисс Джуэлл, и мы вдвоем пошли к Джошуа. Там узнали, что они с Албертом взяли лодку и вышли в море. Мы отправились на пристань и стали их ждать. Небо затянули тучи, ветер усиливался. Вокруг не было ни души. Я взяла с собой ружье.

– Что?!

Маркиза в изнеможении откинулась на стуле, но никто не обратил на нее внимания, и она решила не изображать обморок.

– Мы присели у одной из лодок, пытаясь укрыться за ней от ветра, когда увидели, что Джошуа возвращается, – продолжала Частити. – Он сидел на веслах, и лодка приближалась к берегу. Сначала мы думали, что Алберта с ним нет, но потом заметили, что он плывет рядом с лодкой. Когда они добрались до мелководья, Джошуа снова поплыл на лодке в море, а Алберт направился к берегу.

– Спасибо, Часс, – решительно проговорил Джошуа, делая шаг вперед. – Больше говорить ничего не следует. Твои слова подтверждают то, что я уже сказал. Может быть, мы…

Поднявшись со стула, Фрея подошла к нему и положила руку ему на руку.

– Но мы должны узнать, что случилось с Албертом, – возразил Калвин, – если он благополучно выбрался на берег.

– Я нацелила на него ружье и сказала, что не выпущу его из воды, – проговорила Частити. – Сказала, что он будет замерзать в воде до тех пор, пока не пообещает, что пойдет к папе и признается ему во всем, а потом уедет из Пенхоллоу и никогда больше сюда не вернется.

– О, Часс… – прошептала Констанс. Она перевела полный боли взгляд на Энн Джуэлл. – Значит, это Алберт отец вашего сына? Впрочем, я всегда так думала, просто не хотелось в это верить, как и в то, что Джошуа его отец.

– Мерзкая девчонка! – выкрикнула маркиза, с яростью глядя на Частити. – Никогда этому не поверю! Никогда! И даже если эта… эта девка так говорит, она лжет! И Джошуа лжет. Но даже будь это правдой, как ты могла угрожать ружьем родному брату, близкому тебе по крови человеку, только потому, что он развлекался с женщиной с ее же согласия? Она постоянно строила ему глазки, пыталась соблазнить. Да-да, мисс! Не думайте, что я ничего не замечала!

– Но никакой пули в теле обнаружено не было, – заметил сэр Рис. – Ваш брат утонул, леди Частити.

– Он смеялся надо мной. Заявил, что не собирается выходить на берег, хочет еще поплавать в такую чудесную ночь. И он снова вошел в воду и уплыл. – Она закрыла лицо руками. – Если кто-то и убил его, то это сделала я.

Вскочив, Констанс подбежала к ней, обняла, прижала к себе. На мгновение прильнув к ней, Частити стала осторожно высвобождаться из ее объятий.

– Я пригрозила убить его не из-за мисс Джуэлл, хотя и за это его следовало как следует наказать. Но мисс Джуэлл стала его жертвой только потому, что намеренно уводила из детской в классную комнату.

– Ха! Вот видите! – торжествующе воскликнула маркиза.

– Частити, – взмолилась Энн Джуэлл, – прошу вас, моя дорогая,..

– Часс, – подал голос Джошуа. – Не нужно. И так сказано больше чем достаточно. Прекрати!

– Я была рада, узнав о его смерти, – заявила Частити. – Очень рада. И мне его нисколько не жаль. Пру было тринадцать лет… Всего тринадцать! Воспользовавшись тем, что она совсем еще ребенок и многого не понимает, что она добрая, он решил, что может сделать с ней все, что ему заблагорассудится. Видимо, забыв, что она его сестра. Я… я даже жалею, что он не дал мне возможности его убить!

Издав пронзительный крик, маркиза обмякла на стуле. Констанс подбежала к матери, взяла ее руки в свои. Частити устало привалилась спиной к столу. Калвин откашлялся.

– Мне тоже жаль, Частити, – заявила Фрея. –И я вами горжусь.

– Если мое слово что-то значит, – проговорила Энн Джуэлл, – я подтверждаю все, что только что сказала леди Частити.

Сэр Рис Ньютон встал и заявил:

– Что ж, я уже достаточно наслушался. Благодарю вас, леди Частити, за то, что пригласили меня сюда и поведали семейные тайны. Я не сомневался в рассказе лорда Холлмера, но ваше изложение событий развеяло последние сомнения. Вы не виновны в смерти вашего брата, и, как мировой судья, я вам это совершенно официально заявляю. Что касается нравственного аспекта трагедии и чувств тех собравшихся, которые оставались в полном неведении, меня они не касаются. За сим разрешите откланяться и вернуться в танцевальный зал к моей супруге.

Он поклонился и, не говоря ни слова, вышел за дверь.

– Эту паршивку, эту Пруденс, – взвизгнула маркиза, отталкивая Констанс и выпрямляясь, – давно пора убрать из этого дома и поместить в сумасшедший дом! Если бы она постоянно не вертелась около Алберта, этого бы не произошло. Впрочем, вряд ли он выказал ей нечто большее, чем братскую любовь. Он всегда был таким любящим мальчиком. Я не желаю больше видеть Пруденс. Чтобы завтра же утром ее не было в доме! Прошу тебя, кузен Калвин, сделай это для меня. Ты священник и наверняка знаешь подходящее место, куда ее можно отвезти.

– Если Пру увезут из дома, мама, я тоже уеду, – заявила Частити.

– Хватит! – крикнул Джошуа, выходя на середину комнаты. Голос его звучал решительно. – За последние несколько недель в этом доме произошло уже достаточно бед. Я надеялся, что правда никогда не выплывет наружу, но ошибался, может быть, это и к лучшему. Мы должны помнить, что самая невинная жертва во всей этой истории – Пруденс. Она навсегда останется в этом доме – моем доме, тетя, а если пожелает уехать, то только по собственной воле и всегда будет здесь желанной гостьей.

– Но Пруденс моя дочь! – выкрикнула маркиза.

– И моя подопечная, – напомнил ей Джошуа. – Однако не стоит говорить о ней как о каком-то неодушевленном предмете, к тому же в ее присутствии. Пру – женщина, у которой есть свой ум и сила воли. Она способна сама выбрать свою судьбу, свое будущее, и фактически уже сделала это. Она выходит замуж за Бена Тернера.

Несколько секунд маркиза молча взирала на него широко раскрытыми глазами, потом вскочила и направилась к нему. Лицо ее побледнело и исказилось от гнева.

– Ты собираешься выдать замуж леди Пруденс Мор за какого-то рыбака?! – прошипела она.

– Я намереваюсь сделать объявление о помолвке, как только мы вернемся в танцевальный зал, тетушка, – заявил Джошуа. – А вы пойдете со мной и будете улыбаться и делать вид, что безмерно счастливы. А завтра мы обсудим все, что необходимо. Сегодня же нам еще предстоит развлекать гостей, о которых мы несколько позабыли.

Но тетушка уже его не слушала. Она, прищурившись, смотрела поверх его плеча. Губы ее были плотно сжаты.

– Это все ты! – выкрикнула она, подходя к Фрее. – Ты! Если бы ты не совратила Джошуа в Бате, не выхватила его прямо у Констанс из-под носа, он бы уже обручился с ней и мы были бы дружной, счастливой семьей, как всегда. А ты притащилась в Пенхоллоу и начала здесь командовать, как у себя дома! Да еще приволокла с собой своих чванливых родственничков! Будь ты проклята!

Фрея выслушала эту тираду, надменно вскинув брови и глядя на беснующуюся особу с холодным презрением.

67
{"b":"5420","o":1}