1
2
3
...
45
46
47
...
63

– Вы все время восхищаете меня, Ева, – сказала Фрея. – Вы устояли перед Вулфом и тетей Рочестер и всех очаровали, и вы по-прежнему упорно сопротивляетесь всем попыткам превратить вас в величественную будущую герцогиню, от которой так и веет скукой.

– Я многому научилась у вашей тети, – серьезно сказала Ева. – За что я очень ей благодарна.

Бьюкасл снова поднял брови.

– Хорошо, дети, вам лучше поспешить, если не хотите пропустить это зрелище.

Никакого зрелища они не увидели, кроме того безумия, которое творилось в городе. Их открытой коляске удалось кое-как подъехать к Лондонскому мосту, вероятно, благодаря мундиру Эйдана – в толпе оказалось достаточно людей, желавших его поприветствовать, похлопать по плечу или, если удастся, пожать руку. Они-то и расчистили дорогу для их коляски. По обеим сторонам дороги, ведущей к Сент-Джеймсскому дворцу, стояли экипажи и толпы людей. Все были в приподнятом праздничном настроении. Изо всех окон свешивались любопытные головы. Уличные торговцы мгновенно распродавали разную снедь и мелочные товары. Тут же, как подозревал Эйдан, промышляли карманники. Много раз при виде лошади или экипажа, появлявшихся с юга, возбуждение людей возрастало. Но каждый раз ожидание оказывалось тщетным.

– Я думаю, – спустя некоторое время заговорил Эйдан, – нас так перекормили слухами, что отличить правду от лжи невозможно. Может быть, все знаменитости, которых мы ожидаем каждую минуту, спокойно сидят в собственных дворцах в своих странах.

Но если это так, то были одурачены даже королевские особы. Форейторы принца-регента в красных с золотом ливреях поджидали у моста, готовые сопровождать прибывавшие экипажи гостей. Толпа безжалостно издевалась над ними, поскольку некоторые намеревались выпрячь лошадей и торжественно, на себе доставить кареты ко дворцу.

– Можно, мы еще немного подождем? – Ева тронула за рукав Эйдана и умоляюще взглянула на него.

Как он мог устоять перед ее взглядом и просьбой? Полковник каждую минуту надеялся, что их отношения наладятся до того, как они расстанутся навсегда. Он не хотел, чтобы Ева вспоминала о нем с неприязнью. И сам не хотел вспоминать о ней с сожалением.

– Разве что совсем немного, – согласился он, в ответ на ее улыбку накрывая ладонью ее руку. И встретился взглядом с сидевшей напротив Фреей. Он редко видел у сестры такой взгляд: оценивающий, задумчивый, почти печальный.

У Фреи был легион поклонников и несколько завидных женихов. Она со всеми вела себя по-дружески, не оказывая никому предпочтения, и таким образом убивала всякую надежду поухаживать за ней. Эйдан думал о том, какую рану носит она в своем сердце и не вздыхает ли она по-прежнему по Киту Батлеру. Узнать это было невозможно. Фрея вела себя подобно непробиваемой крепости, когда речь заходила о ней самой.

Не прошло и минуты, как новый слух разнесся по улице, на этот раз с другого конца. «Царь уже прибыл! – кричали в толпе. – Он остановился в отеле „Палтни“ со своей сестрой, великой княгиней Катериной. Он приехал другой дорогой».

– Очевидно, чтобы избежать столпотворения; царь – умный человек, – заметил Аллин, когда большая толпа устремилась к гостинице.

– Если только слух верен, – сказала Фрея. – Мне это надоело. Поедемте куда-нибудь, где тихо и прилично. Как насчет Королевской академии искусств? Вы любите смотреть картины, Ева?

Эйдан посмотрел на жену:

– А чего хочешь ты?

– Я думаю, мы можем просидеть здесь весь день, а потом окажется, что все гости поедут другим путем.

– Боюсь, это вполне возможно, – согласился Эйдан. – Ты очень разочарована?

– По правде говоря, нет. – Ева улыбнулась. – Я все равно стала частью истории. Я пережила этот день. Конечно, все запомнят его. Возможно, даже эту суматоху.

– А завтра вечером ты всех увидишь.

– Да. – Она снова дотронулась до его рукава. – Спасибо, что привез меня сюда, Эйдан. Я знаю, это было ужасно утомительно для тебя. – Ева повернулась к Фрсе. – Хорошо бы посетить академию. Это далеко?

– Нет, – сказала Фрея. – Совсем недалеко. Эйдана не раздражало скучное ожидание. Оно как-то примирило его с Евой.

Они пробыли час в Сомерсет-Хаусе, рассматривая выставленные там полотна. Ева не скрывала своего восхищения, и Фрея, у которой обычно не хватало терпения долго оставаться на одном месте, особенно если это касалось искусства, не отходила от Евы, разглядывая вместе с ней картины. Аллин, будучи в некоторой степени знатоком живописи, указывал Еве на интересные подробности.

Обойдя зал, Эйдан остановился немного в стороне и наблюдал за женой и своими родственниками. Ева завоевала их расположение единственно верным способом – она не искала его. Хотя она внимательно выслушивала указания тети Рочестер относительно того, что ей необходимо знать, она не пыталась снискать расположение кого-либо. «Вот она я! – казалось, говорил ее вид. – Хотите – принимайте меня такой, какая я есть, а не хотите – ваше дело». Ева – настоящая леди, думал Эйдан, несмотря на ее происхождение. Как тяжело ему будет больше не видеть ее после…

Его мысли прервало появление перед ним знакомого лица и звук знакомого голоса. Лицо было круглым, румяным и морщинистым, его венчали седеющие волосы. Голос был трубным и грубоватым.

– Бедвин, неужели это вы? Все еще в отпуске? И поддались этому безумию? Мы сбежали сюда, хотя восхищение живописью – занятие не для меня. – Мужчина весело расхохотался.

Менее всего Эйдан ожидал или хотел увидеть сейчас этого человека.

– Генерал Нэпп! – удивился он.

– Леди Нэпп и Луиза захотели сюда прийти, – генерал снова от души расхохотался, – и что я мог поделать? Численное превосходство за ними. А вы здесь какими судьбами?

Прежде чем Эйдан заговорил, по обе стороны генерала возникли, радостно улыбаясь, две дамы.

– Полковник Бедвин, – сказала леди Нэпп, – какой приятный сюрприз!

– Мадам! – Эйдан поклонился дамам. – Мисс Нэпп!

Луиза Нэпп была темноволосой, крепко скроенной молодой леди, на вид сильной, выносливой и рассудительной. На нее было приятно смотреть, хотя и нельзя было назвать хорошенькой. Она бы была идеальной подругой для офицера. Луиза с детства привыкла к тяготам походной жизни, поэтому она не была кисейной барышней.

– Я так надеялась встретить вас здесь, полковник Бедвин, – сказала она, приседая.

– Они вытащили меня на лето в Англию, – сообщил генерал и снова расхохотался. – Две па одного. Нечестно, а, Бедвин? А сейчас таскают меня повсюду, забивая мне голову культурой. Так запросто можно заработать мигрень. А что вы здесь делаете?

– Он рассматривает здесь картины, Ричард, – ответила леди Нэпп, – и это заслуживает всяческой похвалы.

Мы вовремя встретили вас, полковник Бедвин. Мы приехали всего два дня назад и сегодня вечером устраиваем небольшой обед. Но какой ужас – нам не хватает одного джентльмена. Вы нас не выручите?

– Пожалуйста, полковник, – добавила мисс Нэпп.

В это мгновение Эйдан встретился взглядом с Евой. Она направилась к нему, и он с упавшим сердцем понял, что ему не избежать неотвратимого.

– Боюсь, я не смогу принять ваше любезное приглашение, мадам, – сказал он, когда Ева подошла и вопросительно посмотрела на них. – Генерал, леди Нэпп и мисс Нэпп, имею честь представить вам мою жену.

Ева улыбнулась, присела, лица троицы потрясенных Нэппов выражали изумление.

– Вашу жену, полковник? – переспросила леди Нэпп.

– Это чертовски… – начал генерал, закашлявшись, и с трудом пришел в себя. – Чертовски неожиданно. Вы и словом не обмолвились о своей помолвке там, в Испании, Бедвин.

– Я познакомился с Евой и женился на ней после возвращения в Англию, – объяснил Эйдан, взяв за руку жену и страстно желая, чтобы земля разверзлась у него под ногами и поглотила его.

– Что же, леди Эйдан, – сказала леди Нэпп, – желаю вам всего хорошего. Надеюсь, вы готовы к трудностям походной жизни?

– Я не собираюсь следовать за мужем, мадам, – ответила Ева. – В его отсутствие я останусь дома.

46
{"b":"5423","o":1}