ЛитМир - Электронная Библиотека

Карета подъехала к конюшне. Церемония встречи и дальнейшее пребывание в Элвесли невесты Кита обещали превратиться в настоящий спектакль. Как только могла ему в голову прийти безумная мысль тогда, в Воксхолле, что он просто наймет обычную коляску, посадит в нее свою невесту и доставит ее сюда, удивив всех родственников новостью о своей помолвке!

Лорд Равенсберг бросился вниз по ступенькам навстречу Лорен. Черт возьми, что за странное чувство он испытывает… Сейчас он ее увидит, и начнется этот нелепый обман. Интересно, нервничает ли она?

Наконец карета остановилась, один из форейторов открыл дверцу и опустил ступеньки. Кит сделал шаг вперед, улыбаясь и протягивая руку невесте. В экипаже находились еще две леди, но именно леди Эджуэрт воспользовалась его помощью.

Виконт поймал себя на мысли, что успел забыть, насколько она красива и элегантна.

Ее темно- серое платье и шляпка с фиолетовой отделкой не выглядели запылившимися после такого длинного путешествия. У Лорен был свежий вид -и ни тени беспокойства или неуверенности на лице.

– Лорен! - Кит помог ей выйти из кареты и наклонился, собираясь поцеловать ее в щеку, но случайно прикоснулся губами к уголку ее рта. - Кит…

Они договорились еще в Воксхолле, вернее, это он ее убедил, что им следует называть друг друга по именам. Но до сих пор им еще не представилось такого случая. Лорд Равенсберг, продолжая держать руку Лорен в своей, слегка пожал ее и ухмыльнулся. Неожиданно двухнедельная депрессия улетучилась, и он почувствовал необъяснимое облегчение, уверенность и радость от предвкушения удовольствия, ожидавшего их в ближайшие дни. И теперь он понял, что сделал правильный выбор. И тогда виконт в который уже раз бросил вызов себе самому - он уговорит Лорен отказаться от расторжения помолвки. Ему нравилось ставить перед собой цель и добиваться ее.

– Тетя Клара, - сказала Лорен, когда ее жених подал руку старшей из двух женщин, сидящих в карете. - Это Кит, виконт Равенсберг. Познакомься, Кит, это моя тетя, вдовствующая графиня Килборн.

Тетушка оказалась миниатюрной привлекательной женщиной с проницательными глазами и величественной осанкой.

– Мадам. - Виконт вежливо поклонился ей, когда она оказалась на земле.

– А это Гвендолин, леди Мьюир, моя кузина. Кит помог и ей выйти из кареты. Вторая дама была еще ниже первой, со светлыми волосами и очень хорошенькая. Она оценивающе оглядела виконта и улыбнулась. Он поклонился.

Теперь настало время представить гостей родственникам Кита, которые ждали на крыльце. Церемония знакомства прошла, как и подобало, чинно и пристойно. Если Лорен и одолевали какие-то дурные предчувствия и некоторая нервозность, то она умело это скрывала. Семья Кита выразила радость по поводу приезда невесты сына. Бабушка даже взяла мисс Эджуэрт за руку, притянула ее к себе и поцеловала в щеку.

– Хорошенькая, - проговорила старушка, покачивая головой, словно давая понять, что могла бы сказать и больше. - Мы знали, что Кит… выберет… хорошенькую.

Лорен не выразила ни малейшего неудовольствия, ожидая довольно долго, когда бабушка выговорит такую короткую фразу. Она лишь вежливо улыбалась, проявляя такт и терпение. - Благодарю вас, мадам.

Случайно взгляд Кита остановился на одиноко стоящей фигуре Сида, почти незаметной в тени колонны наверху лестницы. Он повернулся, чтобы уйти, и в этот момент солнце осветило его. Кит взял Лорен за локоть.

– Есть еще кое-кто, с кем мне бы хотелось тебя познакомить. - Лорд Равенсберг повел Лорен вверх по ступенькам.

Виконт ожидал, что Сид улизнет, чтобы не знакомиться с невестой брата, но тот не двинулся с места.

– Мой брат Сиднем. Это Лорен Эджуэрт, моя невеста, Сид.

Возможно, девушка испытала шок, увидев брата Кита, но ничем этого не показала. И лорд Равенсберг, державший ее за локоть, отметил, что рука ее оставалась такой же расслабленной, как и минуту назад.

Если смотреть на Сида с левой стороны, то он казался необыкновенно привлекательным юношей, каким и был до несчастного случая. Но стоило ему повернуться, как в глаза сразу бросились пустой рукав, аккуратно приколотый к сюртуку, его щека и шея, покрытые красновато-бурыми пятнами от ожогов, и черная повязка на глазу. Красавец и чудовище одновременно - две несовместимые половинки одного целого.

Сид протянул Лорен левую руку, и она, ни секунды не раздумывая, взяла ее также левой рукой. Таким образом, они смогли обменяться рукопожатием, которое не оказалось неловким или неудобным.

– Мистер Батлер, - поздоровалась Лорен, присев в реверансе.

– Добро пожаловать в Элвесли, мисс Эджуэрт, - поприветствовал ее Сид. - Вы, наверное, очень устали с дороги?

– Совсем нет, - весело ответила она. - У меня отличная компания - моя тетя и кузина, и я ни на минуту не забывала, что меня ждет Кит.

Виконт взглянул на нее с благодарностью. Ее слова прозвучали так тепло и убедительно, что он почувствовал даже какую-то необъяснимую глупую радость.

Мать лорда Равенсберга в совершенстве знала все правила этикета. Она проводила дам в их комнаты, чтобы те могли отдохнуть, переодеться и немного освежиться перед тем, как им подадут чай в гостиной.

Графиня Редфилд взяла Лорен за руку и повела ее наверх, леди Килборн и леди Мьюир шли следом за ними. Кит заметил, что леди Мьюир слегка прихрамывает.

Глава 8

Гвендолин играла на пианино, а граф Редфилд, стоя рядом с ней, переворачивал страницы нотной тетради. Мать Кита и тетя Клара сидели на диванчике, вели светскую беседу и наслаждались Бахом. Сиднем Батлер занял кресло у окна на противоположной стороне гостиной, незаметный в тени тяжелых бархатных штор. Там он и оставался весь вечер с момента, когда вся компания переместилась сюда после ужина. Его правая сторона скрывалась в тени. Что случилось с виконтом Равенсбергом? Он порхал по комнате, улыбающийся, радостный, то и дело вставляя реплику в диалог, но не присоединяясь ни к одной из групп.

Кит испытывал странное беспокойство, он походил на дикого зверя в клетке. Лорен провела почти весь вечер около вдовствующей графини, бабушки Кита, уютно асположившейся рядом с камином. Но с таким же удовольствием мисс Эджуэрт развлекла и всю компанию, в свою очередь сыграв несколько пьес на фортепьяно. Лорен рассказывала старой леди о Ныобери-Эбби, о нескольких неделях своего пребывания в Лондоне, о приемах, на которых она побывала. Она не только говорила, но и слушала, хотя это было совсем непросто: речь графини постоянно прерывалась длинными мучительными паузами, когда она с огромным трудом пыталась облечь свою мысль в слова. Возникало желание прервать старую леди, подсказать ей слово, которое та никак не могла выговорить, закончить фразу, о конце которой мисс Эджуэрт уже давно догадалась. Лорен заметила за ужином, что так всегда поступали граф и графиня Редфилд. Возможно, им было неловко перед гостями? Может быть, им казапось, что они таким образом помогают бабушке Кита? Но Лорен казалось это не правильным.

Она слушала старую леди очень внимательно, выказывая ей уважение и живой интерес. Благодаря такому диалогу у нее появилось время подумать и понаблюдать. Ее встретили в Элвесли с соблюдением всех норм этикета, но без особого тепла. Впрочем, она и не рассчитывала на это. Достаточно было и учтивости. Кит великолепно играл свою роль. Он так радовался встрече со своей невестой, что Гвен тут же поверила в этот обман. Она пришла в комнату кузины, прежде чем спуститься к чаю, обняла ее и посмотрела на нее сияющими глазами.

– Лорен! - радостно воскликнула она. - Он замечательный! Как он улыбается! А когда он поцеловал тебя около кареты, у меня даже голова закружилась, так это романтично выглядело. - Она весело засмеялась. - Ты говоришь, он может быть несносным?

Лорен очень сдержанно прореагировала на все восторги Гвен, но легкий поцелуй в щечку чуть не вывел ее из равновесия.

Мисс Эджуэрт отметила про себя, что с момента ее приезда Кит практически не перемолвился и словом со своими родителями. Граф и графиня Редфилд разговаривали с Лорен, с Гвен, с тетей Кларой, но только не с Китом. Значит, отец, мать и бабушка лорда Равенсберга были очень недовольны его помолвкой. Они надеялись, что в их семью войдет совсем другая девушка. И, конечно же, никто из них не мог забыть, что три года назад он подрался со своим старшим братом из-за женщины, на которой они оба хотели жениться, после чего отец выгнал Кита из дома, запретив ему возвращаться назад. Как, вероятно, тяжело переживал граф смерть Джерома, как нелегко ему было смириться с мыслью, что теперь средний сын, изгнанный из родового гнезда, станет его наследником. И как, должно быть, горько виконту осознавать тот факт, что вето на его возвращение домой снято лишь потому, что его брат погиб.

24
{"b":"5426","o":1}