1
2
3
...
39
40
41
...
67

– Ты влюбился очертя голову и теперь не знаешь, что делать со своей любовью, Нев. Твои чувства настолько очевидны, что я тебе немного завидую. Но Лили очаровала и всех нас.

В это время в комнату вошла Элизабет, и друзья быстро вскочили на ноги. Она многозначительно посмотрела на их стаканы, но промолчала.

– Ну? – спросил Невиль, невольно сжимая кулаки.

– Завтра утром Лили уедет со мной в Лондон, Невиль. Она согласилась стать моей компаньонкой.

– Что? – Невиль недоверчиво посмотрел на Элизабет. Маркиз откашлялся и стал переминаться с ноги на ногу.

– Она сделала свой выбор, – спокойно сказала Элизабет. – Для нее это будет вполне респектабельно.

– А вы хотя бы попытались уговорить ее остаться и выйти за меня замуж? – спросил Невиль. Но выражение лица Элизабет говорило красноречивее слов. Он не выдержал и взорвался: – Так вы пытались или нет? Вы даже не собирались этого делать! Вы намеренно ввели меня в заблуждение. Вы тоже хотите расчистить здесь место, увезя ее, чтобы все стало как прежде? Но этому не бывать! Лили моя жена. Я люблю ее. Неужели вы не хотите понять этого только потому, что она не леди? Для меня она достаточно леди. Она моя леди. Сейчас я к ней поднимусь и...

– Нет. – Элизабет остановила его прежде, чем он успел сделать шаг к двери. – Нет, мой дорогой. Это будет ошибкой. Будет хуже не только для тебя, но и для Лили.

– А вы знаете, что хорошо для нас? – Невиль сверкнул глазами. – Вы, Элизабет? Закоренелая старая дева? Что вы знаете о любви?

– Выбирай выражения, старина, – заметил Джозеф. Невиль запустил пальцы в волосы и взлохматил их.

– Прости, – сказал он. – Черт возьми! Простите меня, Элизабет.

– Я бы удивилась, – спокойно сказала Элизабет, – если бы ты не отреагировал с такой горячностью, Невиль. Но послушай меня, пожалуйста. Возможно, это самое лучшее, что можно сделать сейчас для вас обоих. Ты любишь ее. Это совершенно очевидно. Но ты не можешь отрицать, что ваш брак имеет шансы стать несчастливым. Возможно, в будущем ты сможешь предложить Лили брак, основанный не только на любви и выполнении данного обещания.

– В будущем? – Брови Невиля сошлись на переносице; маркиз тем временем отошел к книжным полкам и стал внимательно рассматривать корешки книг.

– Ты принадлежишь к тому типу мужчин, которые никогда сдаются без боя, если они чего-то сильно хотят. Мне кажется, что в данный момент вряд ли ты хочешь чего-то сильнее, чем Лили. Неужели ты решил так легко сдаться?

Невиль несколько секунд молча смотрел на Элизабет. Он все еще был во власти эмоций. Он все еще не мог смириться с тем фактом, что Лили завтра покидает его. Он даже не подумал о возможности снова вернуть ее, если она покинет Ньюбери-Эбби. Он решил для себя: либо она остается, либо ему придется прожить всю оставшуюся жизнь без нее.

– Когда? – спросил он.

– Это не мне решать, – ответила Элизабет, покачав головой. – Возможно, никогда. Но уж определенно не в ближайшее время.

– Через месяц?

– И ни днем раньше. Но нам завтра надо рано вставать, поэтому мне лучше отправиться в постель. Спокойной ночи, Невиль. Спокойной ночи, Джозеф.

Элизабет ушла, и в библиотеке повисла тишина. Невиль продолжал глядеть на дверь, за которой она скрылась, а Джозеф продолжал рассматривать корешки книг, так и не взяв ни одной из них.

– Это будет напрасная надежда, – наконец произнес Невиль. – Как ты думаешь, Джо?

– А черт его знает. Кто может предсказать поведение женщины, Нев? Во всяком случае, не я, старина. Но я всегда с большим уважением относился к Элизабет.

– Пообещай мне одну вещь, Джо.

– Все, что угодно, Нев. – Маркиз отошел от книжных полок и посмотрел на кузена.

– Не спускай с нее глаз, – сказал Невиль. – Если заметишь, что она отчаянно несчастлива...

– Черт побери, Нев... Если она несчастлива? Она свободный человек и может жить, как ей захочется. Но я буду время от времени заходить к Элизабет. И в Лондон я поеду рядом с их каретой, хотя это будет большое испытание для моих нервов, так как карета моего отца с матушкой и Вильмой будет ехать рядом, а это, согласись, не самое для меня лучшее. Однако я прослежу, чтобы Лили благополучно доехала до Лондона. Клянусь честью.

– Спасибо.

– И кто знает, – Джозеф дружески похлопал Невиля по плечу, – возможно, Элизабет права, и Лили со временем поймет, что она потеряла, уехав отсюда. Элизабет лучше меня знает, как работает женский ум. Будем продолжать пить и разговаривать?

– Боюсь, что не сумею проглотить ни капли, даже если попытаюсь, Джо. Но за помощь спасибо.

– Для чего же иначе существуют друзья? – спросил маркиз.

Невиль отправился спать со слабой надеждой в душе. Ему даже удалось заснуть. Но когда утром он проснулся, в его мозгу всплыли слова Элизабет «возможно, никогда», и он снова потерял всякую надежду.

Они уезжали все вместе: тетя Сэди и дядя Вебстер с Вильмой, Джо верхом на лошади, Элизабет и Лили. Терраса была заполнена людьми, которые пришли попрощаться. Даже Гвен и Лорен пришли из вдовьего дома. Лили получила свою порцию объятий. Глаза Лорен и Гвен были влажными, когда они прощались с ней. На Лили было хорошенькое голубое дорожное платье, недавно сшитое. Невиль боялся, что она не возьмет ничего из своей новой одежды.

Наконец настала его очередь попрощаться с ней, и он спиной почувствовал, как все тактично отошли в сторону, давая им возможность побыть наедине. Невиль взял ее затянутую в перчатку руку и заглянул в глаза. Они были огромными, печальными и омытыми слезами, от которых она, как и все другие, не могла удержаться.

Ему хотелось что-то сказать ей на прощание, но слова не находились. Лили молча смотрела на него. Он поднес ее руку к губам и, закрыв глаза, припал к ней долгим поцелуем. Затем он снова посмотрел на нее. Ему так много хотелось сказать ей, но он не мог найти нужные слова и молчал.

– Невиль. – Она сказала это беззвучно, одними губами, но он услышал.

О Господи! Как же ему хотелось снова услышать свое имя! Она говорила его вчера. Она сказала его сейчас. Но он чувствовал себя так, словно в его сердце всадили острый нож.

– Лили, – прошептал он, склоняясь к ней, – останься, измени свое решение. Останься со мной. У нас все получится.

В ответ она медленно покачала головой.

– Мы не сможем, – произнесла она. – Мы не сможем. Та ночь... Я рада, что была та ночь.

– Лили...

Но она высвободила руку и побежала к открытой дверце кареты Элизабет. С остановившимся сердцем Невиль наблюдал, как лакей помогал ей сесть.

Лили заняла место рядом с Элизабет и стала смотреть вперед. Лакей поднял лестницу и закрыл дверцу. Карета дернулась и покатила.

Невиль сглотнул – раз, другой. Его охватила паника. Ему хотелось броситься за каретой, рвануть дверцу, вытащить оттуда Лили, заключить в объятия и никогда не отпускать.

Прощальным жестом он поднял руку, но она так и не оглянулась.

«Возможно, никогда». Эти слова снова и снова вертелись у него в голове.

«Ах, моя любовь». Мечты разбиты, и нет уверенности, что они когда-нибудь снова будут вместе и мечта повторится.

Часть IV

ВОСПИТАНИЕ ЛЕДИ

Глава 17

– Развлеките меня, Лили, – приказала новоявленная работодательница после часа полного молчания, когда боль расставания немного утихла, – и ответьте мне на несколько вопросов. Только отвечайте честно. Это одно из основных правил игры «а что, если».

Лили, заставив себя улыбнуться, посмотрела на Элизабет. Она еще не знала, сможет ли стать компаньонкой Элизабет, но решила, что попытается по возможности сделать все, что требуется.

– Если бы вам предоставили право выбора и средства сделать то, что вы больше всего на свете желаете, – спросила Элизабет, – что бы вы сделали?

«Вернулась бы к Невилю». Такой ответ был бы глупым. У нее есть право вернуться туда. Он просил ее остаться. Но вернуться к нему – означает вернуться в Ньюбери-Эбби и ко всему, что с ним связано. Лили задумалась. Но ответ на вопрос пришел сам собой, так как это желание зрело в ней уже давно.

40
{"b":"5427","o":1}