ЛитМир - Электронная Библиотека

– О Господи! – Матильда посмотрела в окно. – Дождь начинается. Кассандра, тебе следовало приехать в экипаже, ведь небо хмурилось с самого утра. Не переждать ли его? Если ты пойдешь пешком, то промокнешь до нитки. А так – глядишь, дождь и кончится.

– Едва ли, тетя Матильда. Он все усиливается. Мы отправимся домой сию же минуту. Я не боюсь промочить ноги.

– Дяде Сайрусу надо было прислать за вами экипаж, – вставила Пейшенс.

Найджел бросил взгляд на Кассандру, но она ни словом не обмолвилась о том, что кузен предлагал ей то же самое.

– Полагаю, миледи, – обратился виконт к Матильде, – у вас можно одолжить зонтик?

– Да, есть у меня один – большой, черный. С ним еще мой супруг покойный ходил. Я пошлю за зонтиком, милорд. – Она тревожно выглянула в окно:

– О Господи, дождь и не думает прекращаться!

– А для тебя. Касс, у меня есть зонтик поменьше, – добавила Пейшенс.

– Поверьте, два зонтика даже хуже, чем ни одного, – усмехнулся Найджел. – Они будут цепляться один за другой, и их хозяева неминуемо собьются с дорожки и окажутся по колено в высокой мокрой траве. Благодарю вас, мисс Гиббоне, одного зонтика вполне достаточно.

Кассандра не возразила, что Найджел не преминул отметить. Наверное, ей тоже хочется пойти домой пешком, несмотря на все усиливающийся дождь. Да, двух дней вполне достаточно. Не стоит больше медлить.

Когда они вышли на улицу, дождь припустил вовсю. Найджел раскрыл зонтик и взял его в правую руку, а левую предложил Кассандре. Сперва она слегка оперлась о нее, чуть касаясь его широкого рукава, но зонтик уже не спасал девушку от дождя.

– Возьмите меня под руку, – предложил виконт, заглядывая ей в лицо, скрытое от него широкими полями соломенной шляпки. – Так мы с вами меньше намокнем.

Весь день он боялся, что дождь помешает его планам, а сейчас убедился в обратном. Как только Кассандра взяла Найджела под руку, он как бы ненароком привлек ее к себе. К счастью, неширокий каркас прогулочного платья ничуть не помешал ему проделать этот незаметный маневр. Зонтик над их головами как бы отгородил их от всего мира. Впрочем, вокруг и так было пустынно: тропинка шла через парк, прилегавший к коттеджу, и вверх по холму. Шум дождя, барабанившего по поверхности зонтика, казалось, сближал молодых людей еще больше.

Виконт хранил молчание. Кассандра тоже не проронила ни слова (умышленно или нет – сказать было трудно). Наверняка девушка ощущала неловкость, растущую от того, что Найджел не поддерживал разговор. То, что она не попыталась нарушить молчание, говорило о многом. О том, что ему необходимо было знать.

Как только они поднялись на холм, поросший деревьями, Найджел оглянулся и посмотрел вниз.

– Ага!.. – промолвил он.

Кассандра тоже обернулась, потом вскинула глаза на виконта, и по губам ее скользнула слабая улыбка. У крыльца коттеджа остановился экипаж, и кто-то – должно быть, Робин Барр-Хэмптон, Найджел готов был поклясться в этом – выпрыгнул из него и поспешил в дом.

Виконт позволил себе задать вопрос, заранее уверенный в ответе (иначе бы не решился задать его):

– Вы хотели бы вернуться?

– Нет. – Девушка покачала головой и встретилась с ним взглядом.

Обернувшись, она высвободила руку. Но Кассандра повернулась к нему, а Найджел к ней. Он больше не предложил ей руку, чтобы продолжить путь. Девушка тоже не двинулась с места. Несколько мгновений виконт пристально смотрел на Кассандру, затем пробежал глазами по ее лицу, задержал взгляд на губах и снова встретился с ней взглядом. Он не улыбнулся и не сделал шага ей навстречу.

Когда Кассандра подняла руки и положила ладони ему на грудь – а виконт знал, что сейчас именно это она и сделает, – он подумал, что девушка подчиняется ему, словно марионетка. Но им владел не только холодный расчет. Красота и обаяние Кассандры не оставили его равнодушным. Она прехорошенькая, как он уже говорил Уиллу Стаббсу. Без сомнения, губки у нее тоже прехорошенькие.., как и все прочее.

Найджел склонился, приблизив свое лицо к лицу Кассандры и вновь устремив взгляд на ее губы. Веки девушки затрепетали, словно пойманные бабочки, и, дождавшись, когда она закрыла глаза, виконт слегка коснулся губами ее губ. Он решил, что этот поцелуй не должен быть ни бесстрастным, ни чересчур пылким. Легкий, мимолетный поцелуй. Всего лишь одно мгновение нежности и сладостного желания. Найджел поднял голову и посмотрел на девушку сверху вниз, чуть прищурившись.

Она открыла глаза и встретилась с ним взглядом. Виконт заметил, что Кассандра чуть-чуть выпятила губки, когда осторожно коснулась его губ. Без сомнения, это ее первый поцелуй.

– Мне следовало остановить вас, – прошептала она.

– Неужели? – Виконт позволил себе слегка улыбнуться.

– Но я рада, что не сделала этого. Мне было любопытно.

Ее искренность потрясла его. Графиня Уортинг не покраснела и ничуть не смутилась. Она не обвиняет его за то, что он воспользовался случаем, оставшись с ней наедине. Не притворяется искушенной, не сердится. «Мне было любопытно», – и все. Что именно ей любопытно узнать? Как целуются? Как он целуется?

– Я тоже рад, что вы не остановили меня, – признался Найджел. – Я мечтал об этом с той минуты, как увидел вас. Нет, клянусь жизнью, задолго до этого момента. Еще когда ваш отец рассказывал мне о вас. Я решил, что должен встретиться с вами. И непременно поцеловать.

Кассандра улыбнулась:

– Вот глупости! Идемте, нам пора.

Да, на сегодня достаточно. Почва для завтрашнего дня подготовлена. Но дождь припустил еще сильнее, и хотя под деревьями можно было спрятаться и подождать, пока он утихнет, все же это укрытие ненадежно: достаточно случайно задеть мокрую ветку, и на тебя обрушится водопад холодных струй. Не предложив девушке руку, виконт обнял ее за талию и привлек к себе. Она не протестовала.

Они в молчании двинулись вверх по тропинке, через липовую рощицу, которой Найджел уже любовался сегодня утром с противоположного конца парка, и наконец подошли к лужайке с той стороны дома, где находился бальный зал. От виконта не укрылось, что спустя некоторое время Кассандра обвила его рукой за талию.

Когда они вступили на лужайку, он наконец нарушил долгое молчание:

– Вчера вы сказали мне, что розовый сад – один из ваших любимых уголков в парке. А где вы еще любите бывать?

– У водоема. Вон там, за домом, крутой, обрывистый спуск, а внизу – водоем, куда поступает вода из родника, бьющего на соседнем холме. Он похож на маленький водопад. Под сенью деревьев все заросло папоротником и лесными цветами. Это – самое уединенное место во всем парке и самое красивое. На всем свете другого такого не сыщешь.

– Вы проводите меня туда завтра, миледи?

– Да. – Кассандра посмотрела на него и улыбнулась:

– Вы непременно побываете там до отъезда, милорд.

– И завтра у водоема я снова поцелую вас? – Найджел устремил на нее пристальный взгляд.

Они снова остановились. Губы девушки беззвучно зашевелились, словно она хотела что-то сказать. Но Кассандра вздохнула и, не проронив ни слова, слегка прикусила губу.

– О чем вы умолчали? – спросил Найджел, приблизив к ней лицо и наклонив зонтик так, чтобы их не было видно из восточных окон особняка.

– Я не смогла сказать вам, что этого делать не следует, – ответила она. – Что вы не должны даже думать об этом. Но я знала, что если так скажу, то это будет не правда и несправедливо по отношению к вам. Не стану притворяться скромницей.

Такое он слышит в первый раз. Графиня Уортинг хочет, чтобы завтра Найджел поцеловал ее, но не пытается уверить его в обратном, как поступили бы на ее месте девяносто девять женщин из ста. Кассандра не собирается перекладывать на него всю ответственность за этот поцелуй. Она сама желает, чтобы это произошло, и не отрицает этого. И в самом деле девушка с характером.

– Я ценю ваше доверие, миледи.

– Правда? – Девушка слегка нахмурилась. – Завтра я покажу вам водоем, милорд. Даже если будет дождь – этот уголок прекрасен в любую погоду. И там я поцелую вас, а вы меня. Но надеюсь, вы поймете, что это.., дружеский поцелуй, как сегодня. – Она чуть-чуть запнулась на слове «дружеский», но другое определение не пришло ей в голову. Они уже больше, чем друзья, но еще не любовники. Они еще никто друг для друга.., пока.

22
{"b":"5430","o":1}