ЛитМир - Электронная Библиотека

Он поцеловал ее ладонь, потом запястье.

– Ты, Найджел, плутишка и все испортил. – Ее глаза лукаво блеснули. – Но вот что я подумала: ты ведь захочешь сам управлять имением – ты мужчина и непременно сочтешь себя униженным, если я откажу тебе в этом праве. Итак, для всех хозяином Кедлстона будешь ты, как и полагается супругу. Но я продолжу свое обучение. Решения будем принимать сообща. Я хотела бы знать, в каком состоянии находится имение, которое в свое время перейдет к нашему сыну. – Щеки ее залились румянцем. – Давай трудиться вместе, Найджел. Что ты об этом думаешь?

Что он обо всем этом думает? Да то, что ей будет больно и горько. Сначала Уортинг, потом Кедлстон. Вряд ли Кассандра легко воспримет то, что он собирается ей сказать. Но не сегодня. Не сейчас.

– Дела, имение, решения, работа? – повторил Найджел, лениво вскинув бровь и напустив на себя скучающий вид. – Миледи, что мне до всего этого? Сегодня день моей свадьбы, и в голове у меня совсем другое: клятвы у алтаря, перезвон колоколов и чарующая красота моей жены. Я привел жену в розовый сад, чтобы вдоволь насмотреться на нее и поцеловать. Если я о чем и думаю, то только о том, что сегодня ночью буду ласкать жену и она поймет, как это приятно.

Кассандра снова рассмеялась и залилась краской смущения.

– Вот что я придумал, – начал Найджел, понизив голос и пристально глядя ей в глаза. – Сначала я буду ласкать ее долго, не торопясь (ведь у нас впереди целая ночь), буду целовать те места, которые созданы для наслаждения, но о существовании которых моя жена еще не знает. Потом коснусь ее губами. Да, обязательно губами, ртом и языком. И еще зубами. Моей жене понравится – она сама скажет мне об этом, прежде чем я проникну в нее и снова докажу ей, как это приятно.

Он видел, что улыбка застыла на губах у Кассандры и ротик ее чуть приоткрылся. Она нервно сглотнула и прикусила губу.

– О Найджел, какой же ты был повеса! Я говорю «был», потому что теперь ты непременно исправишься, сэр. Ты принадлежишь мне и говори так только со мной, если тебе хочется. У тебя это прекрасно получается, и мне нравится это слушать. Но это непристойно и неприлично. – Ее глаза снова лукаво блеснули.

– Непристойно? Вы полагаете, я говорил вам непристойности, миледи? Позвольте мне восполнить пробел в вашем образовании. – И Найджел продолжал развлекать Кассандру подобными разговорами, а она время от времени смеялась, краснела и говорила ему, что все это глупости. Словом, ей было весело.

Найджелу удалось отвлечь ее от более серьезных тем, которые он собирался затронуть не раньше чем через несколько дней.

«Мы словно две половинки. Между нами нет никаких тайн и секретов… Ничто не разрушит то, что началось две недели назад и завершилось сегодня… Я счастлива. Совершенно счастлива… Приехав в Кедлстон, ты вернул мне отца. Я должна была бы уже за одно это полюбить тебя… Моя жизнь – счастливая, свободная, независимая жизнь – представлялась мне размеренной и упорядоченной. Но тут в Кедлстоне появился ты и смешал все мои планы».

Да, ей будет больно и горько.

Глава 12

Кассандра стояла у окна спальни, улыбаясь своим мыслям. Всего две недели назад она твердо верила, что свобода и независимость – главное в жизни. Любовь и брак совершенно не входили в ее планы. Романтика представлялась ей чем-то из области сказок.

И вот Найджел, виконт Роксли, прибыл в Кедлстон и перевернул ее мир с ног на голову. Кассандра вспомнила, как впервые увидела его: он стоял в алой гостиной у окна и смотрел на нее – красивый, элегантно одетый, с налетом самоуверенности, граничащей с высокомерием. Найджел показался ей человеком совсем из другого мира.

Кассандра влюбилась в него с первого взгляда – теперь она поняла это. И куда подевалось ее стремление во что бы то ни стало освободиться от мужского господства? Как будто Найджел собирается ею командовать.

Теперь она стала его женой. Кассандра прислонилась лбом к стеклу, продолжая вспоминать события почти прошедшего дня – дня своей свадьбы. Две недели назад она говорила себе, что день совершеннолетия – самый счастливый в ее жизни. Так и было. Но она даже представить себе не могла, что после него придет день еще более счастливый и знаменательный.

И этот день пока не закончился – самые лучшие его минуты впереди. Кассандра нервно сглотнула – раз, другой. Глупо так волноваться после того, что произошло в ночь его возвращения! Хотя то, что она сейчас чувствует, на волнение не похоже. Скорее это возбуждение. И желание. В этом есть что-то неприличное: благовоспитанная новобрачная не должна испытывать влечение к мужу. Ей следует быть покорной и спокойной. Подумав так, она невольно улыбнулась.

Притворщица из нее никудышная. Так что сегодня незачем притворяться и изображать скромницу. Да Найджел и не потребует от нее этого. Кассандра не станет скрывать, как ей хочется, чтобы он проделал с ней все те непристойности, о которых говорил в розовом саду (Кассандра покраснела и тихонько рассмеялась, припоминая). Найджел сделал все, чтобы смутить ее, вогнать в краску (чего стоит его взгляд из-под полуопущенных век!), и ему это удалось. По телу Кассандры разлилось сладостное томление.

Ей не пришлось долго ждать. Постучав в дверь, Найджел появился на пороге гардеробной в парчовом халате. Его волосы, расчесанные, ненапудренные, были перевязаны лентой. Кассандра помнила, что они у него густые, вьющиеся, длинные – почти до пояса. В светском костюме он выглядел потрясающе элегантно. В менее официальной одежде Найджел выглядел по-мужски привлекательно.

– Я думал, мой слуга ударился в сентиментальность, – промолвил он. – Но он заверил меня, что розу оставила ты.

Кассандра улыбнулась ему. Может, она поступила глупо, подарив розу мужчине?

– Если я правильно понял, это намек на то, что за дверью гардеробной меня ожидает куда более прекрасный цветок? – Найджел ласкал ее взглядом из-под полуопущенных ресниц.

– Это было приветствие.

– Приветствие, – тихо повторил он, подходя к жене. – Благодарю тебя, любовь моя. Я глубоко тронут. Она чуть заметно повела плечами.

– Мистер Стаббс своим видом внушает ужас. Где ты нашел его?

– Рядом, если можно так выразиться, хотя в то время и не подозревал, что он окажется мне полезен. Не бойся его, Кассандра. Он никогда не обидит тебя. Напротив, я почти уверен, что ты покорила его сердце, когда появилась сегодня с розой в моей гардеробной. Уилл все твердил мне, чтобы я непременно поблагодарил тебя за цветок. Поэтому не забудь сказать ему завтра, что я исполнил его просьбу.

Вот это да! Найджел, должно быть, шутит? Неужели мистер Стаббс осмелился давать указания своему хозяину? И Найджел позволил ему? В глазах виконта сверкали лукавые искорки, но они тотчас погасли, как только его взгляд охватил Кассандру с ног до головы.

Стоя в белоснежной атласной ночной сорочке, босая, с распущенными волосами, она почувствовала знакомое томление в груди. Наверное, ее затвердевшие соски просвечивают сквозь тонкую ткань сорочки. Вряд ли от него ускользнула эта деталь – уж больно Найджел опытен в подобных делах. Впрочем, не все ли равно? Та жизнь, которую он вел раньше, осталась в прошлом. А это настоящее и будущее. Она его настоящее. Кассандра ни капли не сомневалась в любви Найджела.

– Сегодня ты была красива, как никогда, – промолвил он. – А сейчас у меня нет слов, чтобы выразить восхищение. Через несколько мгновений, когда я сниму с тебя сорочку, ты будешь еще прелестнее. Мне придется уступить низменным инстинктам, миледи.

Его глаза улыбались ей, а она тщетно пыталась скрыть смущение.., и волнение. Найджел так поднаторел в искусстве обольщения. Своими речами он без труда вызывал в ней и смущение, и желание. Кассандра знала это и знала, что Найджел это тоже знает. Она приблизилась к нему. Что ж, пусть он гораздо опытнее ее, Кассандра все равно не позволит ему взять верх. Улыбнувшись, она расстегнула пуговки сорочки. Помедлив не долее секунды, Кассандра решительно спустила ее с плеч, и сорочка упала на пол.

33
{"b":"5430","o":1}