ЛитМир - Электронная Библиотека

Кассандра и Найджел проводили их и смотрели с террасы, как они уезжают.

– Ну вот мы и одни! – сказала она, с улыбкой обернувшись к мужу, как только карета Робина исчезла за поворотом. – И никто не приедет к нам с визитом по крайней мере несколько дней. Все деликатно решили оставить нас наедине. Так что нам придется самим развлекать друг друга. Как ты думаешь, мы не соскучимся? – Кассандра рассмеялась.

– Миледи, – поклонившись, Найджел протянул ей руку, – дайте мне время поразмыслить, и я придумаю, как вас развлечь.

Кассандра взяла его под руку, и по молчаливому согласию они направились к лужайке. Ей казалось, будто она живет в счастливой сказке. Сегодня утром она была влюблена еще сильнее, если только это возможно. И романтические восторги пополнились знанием плотской стороны любви. Тот, кто шел рядом с ней, как всегда элегантно одетый (даже волосы тщательно напудрены), этой ночью был ее возлюбленным. Да, тот первый раз под деревом, которое и теперь видела Кассандра, ей тоже понравился, но тогда она еще не знала того, что узнала прошлой ночью.

Конечно, счастливая сказка не может длиться вечно. Кассандра прекрасно это понимала. Но ей хотелось сохранить очарование медового месяца подольше. И даже после этого придется сражаться за свое счастье, за свою любовь – за все. Вряд ли ее счастью что-либо угрожает. Они любят друг друга так, как никто никогда не любил.

И все же ей никак не удавалось забыть про его спину. Как ужасны на ощупь зарубцевавшиеся раны! А когда она увидела шрамы… Нет, это слишком страшно! Найджела в самом деле жестоко высекли. Удивительно, что он вообще остался жив. Как такое можно выдержать? Но если это случилось не однажды, то… Господи, что же произошло? А Найджел ничего не хочет ей рассказать.

Да, эта тайна, связанная с его прошлым, омрачает ее счастье. Необходимо забыть о ней хотя бы на время. Надо подумать о другом: вчера в это время они обвенчались, потом были праздничный завтрак, поздравления гостей, потом брачная ночь. А теперь ей предстоит охранять их счастье.

– Что молчишь, любовь моя? – спросил Найджел. – Не утомил ли я тебя прошлой ночью? Если так, я польщен. Кассандра рассмеялась.

– Изволите смеяться, миледи? – Он поднес к глазам лорнет. – Клянусь честью, надо сегодня ночью постараться получше. Впрочем, если позволите, я поупражняюсь с вами днем – раз или два. Вам, должно быть, известно о пользе упражнений?

Кассандра снова рассмеялась и почувствовала острое желание при мысли о том, что сегодня ночью, а возможно, еще и днем повторится вчерашнее. Найджел старается делать то же, что и она, и крепко держится за их волшебную сказку. Он будет дразнить ее и флиртовать, пока они не дойдут до липовой рощи, а там поцелует жену.

Пусть все так и будет. Сегодня. И завтра. А послезавтра сказка кончится и начнется спокойная будничная жизнь. Но страх прочно засел в душе Кассандры: она вышла замуж за совершенно незнакомого человека, о котором ей не известно почти ничего.

– Найджел, – тихо начала Кассандра, неуверенная, что следует спрашивать мужа об этом, и втайне страшась его ответа, – где твой дом?

Рука Найджела мгновенно напряглась, но тут же расслабилась, поэтому Кассандра подумала, что ей показалось.

– В Линкольншире. Там у меня был дом. Я не наведывался в родные края вот уже десять лет.

– У тебя нет там поместья?

Он помедлил – странно, ведь вопрос совсем простой!

– Нет, – сказал наконец Найджел.

– У тебя нет родственников, кроме сестры? Она моложе тебя или старше? Замужем? У нее есть дети? Как ее зовут?

– Барбара, – ответил Найджел на ее последний вопрос. – Ей семнадцать, и она не замужем.

– Если Барбара – единственный родной тебе человек, ты, наверное, неохотно покинул ее, отправляясь сюда? И сестре нелегко было с тобой расставаться. Она никогда не простит тебе, что ты не пригласил ее на свою свадьбу. Пригласи Барбару погостить у нас, Найджел. Сегодня же напиши ей письмо. У меня теперь есть сестра – я только сейчас это осознала. Пусть живет у нас, сколько ей захочется. О, прошу тебя, пошли за сестрой поскорее! Вернемся, не стоит терять времени. – Кассандра потянула его за рукав.

Найджел остановился, но не повернул к дому.

– Я виделся с сестрой два года назад, Кассандра. Всего один раз. Я приезжал к ней в школу. А перед этим разлука длилась восемь лет. С тех пор я не встречался с Барбарой.

Кассандра изумилась: у него есть сестра, юная семнадцатилетняя девушка, и Найджел не виделся с ней два года?! Она нахмурилась. Он взглянул на нее и улыбнулся уголком рта:

– У меня есть и брат.

Ошеломленная, Кассандра молча уставилась на него. У этого человека есть титул, но нет поместья, есть брат, о существовании которого он сообщил ей только сейчас, сестра, с которой Найджел виделся только однажды за прошедшие десять лет. Его жестоко высекли, и не раз. Господи, да за кого же она вышла замуж?

– Его зовут Брюс, – продолжал Найджел. – У него поместье Данбер-Эбби в Линкольншире. Барбара живет там же вместе с ним.

– Значит, он старше тебя?

– Нет. – И снова эта загадочная полуулыбка. – Моложе. Видишь ли, я унаследовал титул, а он – поместье. Кроме того, Брюс – опекун нашей сестры. Однако, миледи, я предпочел бы, чтобы вы прекратили дальнейшие расспросы. Добавлю одно – мы далеко не самая дружная семья.

Но Кассандра не могла так это оставить – напрасно он надеется. Они пошли дальше, но уже не касаясь друг друга. И так достигли липовой аллеи.

– Почему твой брат унаследовал поместье? Ведь ты старший в семье?

– Данбер не майорат.

– Как и Кедлстон, – подхватила Кассандра. – Но такие поместья передаются прямому наследнику!

– Не всегда, миледи, – возразил Найджел. – Да, мой отец умер, но… Он оставил Данбер мне, однако потом возникли кое-какие.., сложности. Клянусь жизнью, новобрачной не подобает быть такой серьезной на второй день свадьбы. – Найджел остановился перед Кассандрой и обнял ее за талию. – Ты уже выяснила, что у тебя появились брат и сестра, с которыми, к несчастью, твой супруг не поддерживает родственные отношения. Значит, тебе недостаточно одного меня? Неужели за прошедшие сутки я разочаровал тебя? – Его глаза улыбались.

Кассандра покачала головой, и сердце ее переполнилось любовью к нему. Судьба была несправедлива и жестока к Найджелу, в этом нет никаких сомнений, и поэтому семья отвернулась от него. Что ж, она возместит ему эту утрату и окружит мужа любовью и заботой. Он будет счастлив.

Кассандра вернула Найджелу поцелуй, вложив в него всю свою нежность.

И все же что произошло? Почему завещание его отца было изменено? Почему он потерял Данбер-Эбби – ведь поместье принадлежало ему по праву наследства?

Нет, сегодня лучше не думать об этом. Надо оставить все до завтра. А теперь вспомнить о вчерашней свадьбе, о брачной ночи, об их любви. Кассандра обвила руками его шею и счастливо вздохнула, а Найджел продолжил поцелуй.

Ему хотелось, чтобы в их сегодняшних отношениях сохранился легкий, чуть игривый тон. Этот день необходим ему самому – они наконец-то одни и наслаждаются близостью. И ей тоже требуется короткая интерлюдия безоблачного счастья. Счастье Кассандры стало для него еще одним поводом для тревог и волнений.

Найджел запечатлел на ее губах горячий поцелуй, правда, лишенный чувственной жадности. Она поцеловала его в ответ со всем пылом. Возможно, сегодняшний день удастся спасти. Но для чего? Завтрашний или послезавтрашний день неминуемо придет.

– Найджел. – Кассандра чуть отстранилась от мужа, по-прежнему обнимая его за шею, для чего ей пришлось приподняться на цыпочки. Ее лицо дышало любовью. – У тебя теперь есть свой дом, свое поместье. У тебя есть Кедлстон.

Он замер. Неужели Уилл Стаббс посмел?..

– Мы будем жить тут вдвоем, – продолжала она. – Мы будем счастливы, и наши дети тоже. Придет время, и наш сын – твой сын – унаследует Кедлстон и станет графом Уортингом. А до тех пор уговоримся, что поместье принадлежит нам обоим. Отныне я и не считаю его своей собственностью. Последние несколько недель я училась управлять делами. Тебе придется мне помочь. Возможно, ты знаешь немногим больше меня: ведь ты покинул Данбер-Эбби, когда тебе было около восемнадцати, не так ли? Но твои знания все равно пригодятся. Давай трудиться вместе. Нам многое предстоит сделать – и в доме, и для окрестных ферм. Поместье теперь наше, Найджел, общее – твое и мое. У тебя снова есть дом, Найджел.

36
{"b":"5430","o":1}