1
2
3
...
54
55
56
...
71

А пока необходимо спасти Салли от новой беды. Кассандра взялась за шнурок звонка, чтобы вызвать экономку.

Глава 20

Последующие несколько недель Найджел жил спокойной и размеренной жизнью, что казалось ему несколько неестественным. Он никогда не предполагал, что семейное счастье может быть таким простым и незатейливым. Спокойствие, защищенность и довольство – вот все-, о чем он мечтал. И все это сбылось.

Что-то тут не так.

В его жизни есть все необходимое. Те преобразования, которые они с Кассандрой решили провести в имении, уже понемногу осуществляются. В доме тоже полным ходом идут работы – надо успеть закончить их до наступления зимы. Соседи с удовольствием ездят к ним в гости и присылают им приглашения. Леди Беатрис охотно дает различные советы. Леди Матильда души в нем не чает. Пейшенс мила и приветлива с ним – и по-прежнему несчастна. Робин Барр-Хэмптон уехал к себе домой.

Уилл Стаббс пока, по-видимому, не собирался покидать его и возвращаться в город, хотя и перестал ухаживать за вдовой Доркинс. Трактирщица вдруг ни с того ни с сего решила продать свое заведение, переехать в соседнюю деревню и стать экономкой в доме своего преуспевающего братца. Так по крайней мере она сказала ему, Найджелу. Кассандра и Уилл изложили события в несколько ином свете. Кроме того, в Кедлстоне появилась новая посудомойка.

Найджел с удивлением наблюдал, как Уилл превращается из грубого, неотесанного головореза и забияки в порядочного человека. Впрочем, условия, в которых вырос Уилл, не позволяли проявиться порядочности. В лондонских трущобах выживают только самые жестокие и отъявленные негодяи. А теперь Уилл – друг аристократа, преданный слуга своей хозяйки, защитник униженной и оскорбленной служанки и будущий хозяин трактира. Он всерьез подумывал о том, чтобы приобрести заведение миссис Доркинс.

А Кассандра?

Она выглядела такой же счастливой и жизнерадостной, как и в тот день, когда Найджел впервые увидел ее. Вести хозяйство для Кассандры не составляло труда – сказывалась многолетняя привычка. С такой же легкостью она справлялась со своими обязанностями в округе. Со слугами она обращалась ровно и приветливо, знакомых и друзей очаровывала дружелюбием и обаянием, а тетушек и кузину просто обожала. Если Найджелу случалось советоваться с женой по делам имения, Кассандра обнаруживала глубокое знание предмета, и это свидетельствовало о том, что она продолжала свое самообразование. Даже теперь, когда поместье ей уже не принадлежало, Кассандра стремилась как можно больше узнать о ведении дел.

Она не приглашала мужа в свои комнаты, но каждую ночь приходила в его спальню, не дожидаясь, пока он ей прикажет. Судя по всему, жене доставляло удовольствие то, что Найджел делал с ней. Просыпаясь среди ночи, он видел, что жена спит, прижавшись к нему, хотя ночи были теплыми. Она никогда не возражала, если Найджел брал ее два и три раза за ночь. Если кошмары снова врывались в его сон, близость с женой становилась для него необходимостью. Он даже приучил себя просыпаться заранее, прежде чем темнота беспамятства охватывала его.

Жена была для него источником тепла и уюта. Вряд ли теперь он смог бы заснуть, если бы ее не было рядом.

Кассандра больше не спрашивала его о прошлом. Иногда Найджел думал, что лучше бы рассказать ей всю правду. И если бы жена снова задала ему этот вопрос, он бы, наверное, ответил ей. Или не ответил. Все равно она ему не поверила бы. Кассандра любила отца. Рассказать ей все, что произошло между ними, и назвать Уортинга лжецом – значит, снова поставить под угрозу их и без того хрупкие отношения.

Так что лучше похоронить правду раз и навсегда. Забыть, стереть из памяти. Кассандра тоже так думает, это ясно.

Все его мечты и замыслы осуществились. Душевное спокойствие, безмятежное счастье и довольство судьбой – эти радости ему предстоит вкушать до конца жизни.

И все же это кажется противоестественным.

Что-то тут не так.

Кассандра места себе не находила от беспокойства и без конца корила себя за эгоизм. Она снова отправила Робина в Лондон. Впрочем, не совсем так: Робин сам предложил ей свои услуги. Если бы даже Кассандра попыталась отговорить его, он все равно поехал бы. Но она дала ему согласие – ей отчаянно хотелось узнать всю правду.

Прошло несколько недель, и решимости у Кассандры несколько поубавилось. Да, она по-прежнему хотела знать правду. Ей необходимо знать правду. Но Кассандра успокаивала себя надеждой на то, что рано или поздно Найджел сам все ей расскажет. Проводить расследование за его спиной – это как-то нечестно.

Нечестно и непорядочно.

Она любит его. Если бы Кассандра взглянула на себя со стороны, то, вероятно, преисполнилась бы презрения к себе: она любит человека, который разбил ее жизнь и погубил отца; человека, который семь лет провел на каторге, вынашивая в душе план мести; человека, который жестоко обманул ее и до сих пор скрывает свою тайну.

Но любовь не слушается голоса разума.

Если бы часть правды не выплыла наружу, если бы Найджел утаил от нее, что Кедлстон принадлежит ему, Кассандра до сих пор была бы с ним безоблачно счастлива, как в день свадьбы. А ее уважение и любовь к мужу только окрепли бы со временем. Он с полной ответственностью относился к своим обязанностям хозяина Кедлстона. Как бы ни казались ему скучны провинциальные обычаи, Найджел всегда соблюдал их. У соседей и знакомых он приобрел хорошую репутацию. Даже тетя Би изменила первоначальное мнение о нем и как-то призналась племяннице, что он очень разумный молодой человек, хотя и уделяет чересчур много внимания своей внешности.

Если бы Кассандре удалось забыть прошлое и те тайны, которые его окружают, она была бы счастлива с мужем. Он интересный собеседник и великолепный любовник. Его манера одеваться и поведение несколько вычурны для простоватой провинции, но это придает ему определенный светский шарм. Стоит ей взглянуть на него, как сердце замирает в груди. При звуке его голоса ее охватывает волнение.

Порой Кассандра презирала себя. Неужели у нее совсем нет силы воли, и опытный соблазнитель сделал из нее рабыню, заставив исполнять свои прихоти? Или же она просто реалистка и понимает, что время все лечит, а иногда даже меняет людей к лучшему? Ведь Найджел – ее муж и будущий отец ее детей. Возможно, не пройдет и десяти месяцев со дня их свадьбы, как он станет отцом.

Итак, Кассандра не переставала тревожиться и часто смотрела на дорогу, по которой Робин должен был приехать из Лондона, хотя и не знала, явится он сразу в Кедлстон или сначала нанесет визит в коттедж.

Случилось так, что Робин заехал сначала в коттедж, а оттуда пришел в Кедлстон с Пейшенс. Кассандра вместе с тетушками принимала знакомых дам. Найджел тоже был с ними в гостиной и покорял всех своим обаянием (это ему всегда легко удавалось). Когда Робин и Пейшенс вошли в гостиную, он вскинул брови и насмешливо выпятил губы. Но Кассандра не заметила ни этого, ни того, какое счастье излучает Пейшенс.

– Роб! – воскликнула она, взяв кузена за руку. Между тем Найджел поцеловал руку Пейшенс и усадил ее рядом с леди Беатрис. – Как я рада снова видеть тебя! Ты стал у нас частым гостем. Виделся ли ты со своей матушкой и дядей Сайрусом? Как они поживают?

– Нет, Касс, – мрачно отозвался Робин. – Я приехал в коттедж навестить тетю Матильду и Пейшенс. – Он поклонился дамам, взял предложенную ему чашку чаю и включился в беседу о погоде и здоровье общих знакомых.

– Ну разве не удивительно, – лениво заметил Найджел, вертя в руках лорнет и поглядывая на Пейшенс, – какими преданными бывают кузены! О, прошу прощения, даже и неродные кузены.

Пейшенс покраснела и опустила глаза в чашку. Прошло не меньше четверти часа, прежде чем гости собрались уезжать, что позволило Кассандре удалиться с Робином на цветущую террасу. Оставшиеся дамы приехали скорее к тете Би, чем к ней, и весьма радовались тому, что Найджел развлекает их разговорами.

55
{"b":"5430","o":1}