1
2
3
...
11
12
13
...
45

Выходя из гостиницы, Джозефина остановилась в дверях, окинула все пытливым, ясным взором, заметила старшего конюха и подозвала его властным тоном.

Герцог Митфорд взмолился, чтобы никто из его знакомых никогда не узнал об этой сцене.

– Я приехала сюда вчера с одним джентльменом, – объявила Джозефина Мидлтон так громко, что ее, несомненно, услышали все слуги и постояльцы гостиницы. – С высоким, темноволосым джентльменом. Вы, случайно, не видели, как он уезжал?

Конюх поднял кепку и, переминаясь с ноги на ногу, почесал затылок.

– Не тот ли это мрачный господин, который так торопился в дорогу?

– О! – воскликнула Джозефина, наверняка доставив наслаждение всем окружающим. – То, наверное, был мой отец, отправившийся на мои поиски. Нет, я имела в виду молодого мужчину, уехавшего вчера вечером.

Старший конюх не работал вчера после девяти и поэтому позвал какого-то Сэма.

Герцог Митфорд не схватил глупую девчонку за шиворот, не втащил в экипаж, не уехал один, бросив ее на произвол судьбы. Ничего подобного он не сделал, хотя следовало бы. Пол смиренно ждал, пока все заметят, что он отправляется в путь с молодой леди, хотя приехал вчера один.

Выхода из сложившейся ситуации герцог не нашел, поскольку еще ни разу не попадал в такое неловкое положение.

Сэм, лысый здоровяк, с которым не каждый захотел бы встретиться в темном переулке, появился в сопровождении хозяина гостиницы и двух служанок. Он утверждал, что красивый господин отправился не на юг, а на север.

Джозефина Мидлтон отнеслась к этой новости очень скептически. Герцог Митфорд внутренне согласился с ней. Однако Сэм твердо стоял на своем и наконец убедил их.

– У этого господина был экипаж ярко-голубого с желтым цвета?

– Да, – ответила "мисс Мидлтон. – Ярко-голубой с желтым.

– Господин с осоловевшими глазами. Его вырвало здесь, в углу, где теперь куча соломы. – Огромная лысая голова кивнула в сторону одного из углов двора гостиницы. – Да, это точно он. Сэм сплюнул и растер по земле плевок. – Он подался на север.

Ну как поспоришь с человеком, уверенным в своих словах? – Вообще-то, – сказала мисс Мидлтон, устраиваясь на сиденье рядом с герцогом, – в этом что-то есть. Полагаю, мистер Портерхаус умный человек. Он поступил бы глупо, отправившись в Лондон, где его будут искать прежде всего. Мистер Портерхаус вполне разумно поступил, поехав на север. – Их экипаж миновал ворота гостиницы. Джозефина повернулась и помахала рукой хозяину гостиницы, Сэму, старшему конюху и служанкам. Они все сочувственно улыбались, поскольку Джозефина рассказала им об украденных драгоценностях.

– В нашей гостинице этот мошенник никогда больше не остановится, – заверил ее хозяин.

– Иначе я ему уши пообрываю, – с угрозой добавил Сэм. Старший конюх, осклабившись, взглянул на герцога Митфорда. Остальные конюхи тоже заухмылялись – все забыли о работе и, опершись на вилы, забавлялись любопытным зрелищем.

«Нам бы еще флаги да колокольчики на экипаж повесить», – подумал герцог Митфорд.

Итак, они направились на север, словно ехали в Гретна-Грин. Митфорд решил, что не мешало бы с опаской поглядывать через плечо на старых джентльменов, бросающих на него свирепые взгляды и державших руку на пистолете.

– Нам следовало бы уехать тихо, привлекая как можно меньше внимания.

– Но тогда, – рассудительно заметила Джозефина, – мы не узнали бы, что мистер Портерхаус отправился на север. И сейчас ехали бы совсем в другом направлении. Вы-то сами пытались разузнать что-нибудь, сэр?

– К сожалению, нет. Я предположил, что он направился в сторону Лондона.

– Тогда, – продолжала Джозефина, – мы совершили бы ужасно долгое путешествие, потратив зря несколько дней на поиски мистера Портерхауса. Я отняла бы у вас слишком много времени. – Вы правы.

– А теперь, если он захочет обмануть нас и повернет назад, мы его не увидим, но Сэм, будьте уверены, обязательно заметит негодяя и сотворит с ним Бог знает что. У мистера Портерхауса весьма необычный экипаж. Честно говоря, я считала его цвет полной безвкусицей, но никогда не говорила этого, поскольку мистер Портерхаус казался мне очень любезным джентльменом. Но теперь я смело высказываю свое мнение.

– Полагаю, вы осознаете, мадемуазель, что теперь отец быстро найдет вас, если вернется сюда?

– Но может, оно и к лучшему, потому что папа жестоко расправится с мистером Портерхаусом. Он не выносит воров. Конечно, отец заставит меня вернуться домой и выйти замуж за этого противного герцога Митфорда. Впрочем, надеюсь, к тому времени его светлость устанет ждать меня и отправится восвояси. Вы бы только видели его слугу, сэр!

– В чем дело? – осведомился герцог, заметив, что одной рукой Джозефина вцепилась в его пальто, а другой ухватилась за дверцу экипажа. – Мы не слишком быстро едем?

– О нет. Жаль, что вы не можете пустить лошадей вскачь, ведь у мистера Портерхауса сейчас большое преимущество в расстоянии. Раньше я никогда не ездила в открытом экипаже. У меня такое ощущение, будто я парю в воздухе. Это так волнующе! О, вы не возражаете против того, что я держусь за вас?

– Вовсе нет. Можете взять меня под руку, если угодно. Так что такого особенного в слуге герцога Митфорда?

– О! – презрительно воскликнула Джозефина. – Это именно такой слуга, который и может быть у герцога, сэр. Он морщил нос, словно воздух недостаточно чист для его высокой персоны.

Митфорд подавил смешок. Да, по описанию это действительно был Генри.

– Представляете себе, каков тогда сам герцог? – сказала с еще большим презрением Джозефина.

– Да. Земля, без сомнения, для него слишком маленькая планета.

– Точно, – воодушевилась Джозефина. – А папа и дедушка считают, что я должна выйти за него замуж! Да я лучше выйду за лягушку.

– Восхитительное сравнение!

Они встретили почтовую карету, следовавшую на юг. Сидевшие на ее крыше веселые молодые люди стали громко приветствовать его спутницу и сняли шляпы. Джозефина с улыбкой помахала рукой в ответ.

Когда-нибудь им встретится кто-нибудь из его знакомых. О Боже!

– Мне следовало еще в тот вечер поговорить с вашим отцом, мисс Мидлтон. Не понимаю, почему я не сделал этого? Возможно, он рассердился бы на вас, но по крайней мере ничего неприличного не было бы совершено.

– Но он убил бы вас.

– Думаю, что нет. Я все объяснил бы ему. И он был бы с вами в тот момент, когда вы обнаружили пропажу драгоценностей. В таком случае ваш отец совершил бы это путешествие с вами.

– Вы не хотели ехать со мной?

– Не в этом дело. Просто мы ведем себя очень неприлично, мадемуазель.

– Но мне пришлось бы выйти замуж за герцога Митфорда, – опечалилась Джозефина.

– Ваш отец не заставил бы вас. Кроме того, возможно, герцог сам не захотел бы жениться, увидев, что вы этого не желаете. Вы думали об этом?

– Он женился бы. Ведь для развлечения у герцога много женщин, а я нужна для респектабельности, чтобы растить его наследников. Герцог вспыхнул и оставил эту тему. Два часа спустя Митфорд заметил впереди гостиницу и понял, что им придется остановиться здесь. Лошади устали, и нужно было их поменять.

– Мы остановимся в гостинице, – сказал он Джозефине. – Нужно поменять лошадей. Я сам попробую здесь что-нибудь разузнать. Слышите? Я сам. А вам следует вести себя как можно тише. Вы же догадываетесь, что вам не подобает путешествовать со мной в открытом экипаже. Хорошо, если никто не заметит вашего лица.

– Как мило, что вы заботитесь обо мне! Но если бы вы были моим мужем, все выглядело бы вполне пристойно, не так ли? Я позаимствую имя миссис Вильерс до конца нашего путешествия, если вы позволите, и тогда никому не •покажется странным, что мы путешествуем вместе. Если бы герцог Митфорд сейчас стоял, он покачнулся бы.

– А кстати, существует ли настоящая миссис Вильерс? – спросила Джозефина. – Она, наверное, очень рассердится, что я задерживаю вас?

– Нет, – поспешно ответил герцог. – Никакой миссис Вильерс нет. И не говорите никому о своих драгоценностях.

12
{"b":"5436","o":1}