1
2
3
...
40
41
42
...
45

Все это время Джозефина смотрела на него, вздернув подбородок и, как ни странно, молча. Сьюзи расплакалась, едва он завел разговор.

Сьюзен печально наблюдала за Джо, страстно желая взять ее за руку и сказать, что все будет хорошо. Но если она это сделает, Барт снова начнет злиться. К тому же с ними ехал чужой человек, в присутствии которого ее сердце билось чаще. Этот человек доказал своими поступками, что он настоящий джентльмен – добрый и благородный. Однако все-таки он чужой.

Джозефина никого из них не замечала. «Я никогда больше не увижу его!» – только эта мысль и имела для нее значение в то утро. Он так быстро уехал, оставив в ее душе пустоту.

Она сидела тихо, вспоминая жаркие объятия прошлой ночи. Джозефина знала, что никогда не увидит мистера Вильерса и уж тем более не обнимет.

«Как жаль, что к нам так быстро вернулся рассудок, – с горечью подумала Джозефина. – Как досадно, что мы не занялись любовью, и я могу вспомнить очень немногое. Мне не было бы стыдно, и я не почувствовала бы себя виноватой».

– Поразительно, что и герцог Митфорд, и Вильерс словно испарились этим утром, – хмурясь, заметил Бартоломью.

– О да, – отозвался сэр Томас.

– Я хотел бы перекинуться парой слов с этим Вилерсом, – мрачно сказал Бартоломью.

– Он очень хорошо поступил, отправившись так скоро в погоню за мисс Сьюзен. Бартоломью промолчал.

– Папа! – вдруг закричала Сьюзен, высунув голову в окно. – Это папин экипаж!

Бартоломью посмотрел в окно и тут же постучал Сэму, чтобы тот остановился.

Джозефина с трудом сглотнула и на мгновение закрыла глаза.

– Давайте, маленькая леди. – Распахнув дверцу экипажа, Сэм протянул руки, чтобы помочь Сьюзен спуститься. Каково же было его удивление, когда другой экипаж, только что промчавшийся в противоположном направлении, развернулся и подъехал к ним. А затем все выскочили из обоих экипажей и разом заговорили, пытаясь перекричать друг друга. Сэм почесал лысую голову.

Итак, обнимаясь, смеясь, бранясь и сердясь, они рассказали историю, придуманную ими этим утром. При этом все стояли на обочине Большой северной дороги, не защищенные от любопытных глаз.

Мистер Портерхаус любезно согласился сопроводить Джо к тетушке Уинифред, но, бросив ее по пути, скрылся и прихватил с собой драгоценности. Джо провела ночь в «Якоре и короне», где ее и нашли утром брат и сестра. Они втроем бросились в погоню за мистером Портерхаусом, несколько дней назад нагнали его в Дирвью-Парке, затем снова последовали за ним по Северной дороге и прошлой ночью вернули драгоценности.

– Сэр Томас Берджесс гостил в Дирвью-Парке и любезно согласился помочь нам. – Бартоломью указал на человека, спокойно сидевшего в экипаже, и представил его.

– Все хорошо, что хорошо кончается, – заключила Сьюзен, сияя. Джозефина и Бартоломью улыбались. – А герцог Митфорд?

– Граф нахмурился.

– Он тоже был в Дирвью-Парке, – отозвался сэр Томас, выходя из экипажа.

– Митфорд – мой друг. Полагаю, он решил удостовериться, что с мисс Мидлтон все в порядке, и уехал раньше нас.

– Да, – сказали все трое в один голос. Сэм сидел на краю дороги, покусывая травинку. Джентльмены решили снова разделиться на две группы и пуститься в путь на юг.

Джозефину посадили в экипаж к отцу, от которого она выслушала еще более длинную и выразительную нотацию, чем от Барта.

Это казалось очень несправедливым, поскольку Барт знал гораздо больше, чем папа.

Но хуже всего было известие о том, что герцог Митфорд, встретившись с папой и дедушкой, объявил о своем намерении нанести визит на следующей неделе.

«Пол! О Пол!» Джозефине хотелось плакать, но она никогда не плакала.

Глава 17

– Джо! – Августа стояла посреди классной комнаты, с надеждой глядя на сестру.

– Нет, только не сегодня, Гасси. – Днеюзефина рассеянно смотрела в окно. – Кроме того, ты же знаешь, что сейчас должны приехать гости.

Бартоломью, как всегда сидевший в своем любимом кресле, оторвался от книги и бросил взгляд на Гасси-

– И ты также знаешь, что папа обещал поколотить Джо, если ее не будет здесь, когда они приедут. А если папа не сдержит обещание, Джо, вместо него это сделаю я.

– Какая чушь! – воскликнула Джозефина. – Только попробуй, и я придушу тебя.

Барт фыркнул и снова начал читать.

– Сьюзи? – Августа с такой же надеждой обратилась ко второй сестре.

Сьюзен уставилась в другое окно, подперев руками подбородок. Она тоже не повернула головы.

– Нет, Гасси. У меня болит голова.

– Опять? – удивилась Гасси. – У тебя же вчера болела голова, Сьюзи.

– Ну ладно, идем, – раздраженно промолвила Пенелопа, откладывая в сторону свою вышивку. – Я прогуляюсь с тобой, Гасси. Иногда ты просто невыносима.

Бартоломью бросил книгу.

– Я тоже пойду, Гасси. – Он поднялся и нежно дернул младшую сестренку за косичку. – Хочу немного проветриться. Мне ведь не обязательно оставаться здесь и вести светскую беседу с лордом Эйнсбери и графиней Ньюмен.

– Он взглянул на старшую сестру, ожидая резкого ответа, но, так ничего и не услышав, пожал плечами.

– Правда, Барт? – просияла Августа. – И не будешь бурчать на каждом шагу, как Пенни?

– Бартоломью весело подмигнул рассерженной Пенелопе.

– Я пойду между вами, взяв каждую под руку. И если вы захотите подраться, я помешаю вам. Ну, идемте же. Возможно, нам удастся выяснить, на что так завороженно смотрят в окно Джо и Сьюзен.

После их ухода сестры некоторое время молчали.

– Почему он все еще хочет жениться на мне, как по-твоему? – спросила наконец Джозефина.

– Герцог полагает, что в прошлый раз ты уехала ухаживать за больной тетушкой. Возможно, он восхищается тобой, Джо.

– Но он следовал за мной по пятам почти всю дорогу, – возразила Джозефина. – Неужели совпадение? Сэр Томас Берджесс и папа сказали, что он действительно преследовал меня.

– Так или иначе, ты не вызвала у него неприязни, раз он договорился о новой встрече с папой.

Джозефина вздохнула.

– И присылает вперед свою мать и дедушку. О, как я его ненавижу, Сьюзи! Но ведь я не могу ему отказать? Сьюзен вздохнула. – Полагаю, можешь.

– Что?! – Джозефина наконец оторвалась ют окна и посмотрела на сестру. – После того, как я опозорила себя в прошлый раз? И после всего, что услышала от Барта, папы и дедушки? И после твоих слез? Нет, я не могу ему отказать, Сьюзи. Вероятно, я должна радоваться тому, что на мне вообще кто-то согласен жениться.

– Он просил у папы разрешения посетить меня. Но наверное, не приедет, как по-твоему, Джо? Вериувшись в Лондон и увидев великосветских барышень, он вряд ли вспомнит обо мне. Джозефина нахмурилась.

– Ты говоришь о сэре Томасе Берджессе? Он проявил такую любезность, поехав с Бартом искать тебя. \Сэр Томас поцеловал тебе руку в то утро, когда тебя нашли. И сидел весь день напротив тебя в экипаже, пока мы не встретили папу. Он очень красивый. Сэр Томас нравятся тебе, Сьюзи?

– Он попросил и у меня разрешения приехать, – уклончиво ответила Сьюзен. – А когда я дала согласие, сказал, что поговорит об этом с папой. Но боюсь, сэр Томас не сделал этого. Он просто вел себя как галантный джентльмен.

– Но галантный джентльмен никогда не обманет надежд молодой леди. Если он обещал приехать, значит, так и поступит.

– Правда? – оживилась Сьюзен. Джозефина снова уставилась в окно.

– О, Сьюзи, я ничего не знаю, кроме того, что сегодня приезжает мать герцога Митфорда, а завтра и он сам. О, лучше бы я умерла.

– Но возможно, он не такой уж и плохой. Когда мы его встретили в Дирвью-Парке, он показался мне очень благородным джентльменом. Ну, может, немного чопорным. Но ведь нелегко быть герцогом. – Интересно, где он сейчас?

– Скорее всего, на пути сюда. – Сьюзен пристальнее посмотрела на сестру.

– О, так ты говоришь не о его светлости, Джо? Ты имеешь в виду мистера Вильерса?

Джозефина промолчала.

41
{"b":"5436","o":1}