ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, дело не в этом. – Эллен, закрыв лицо рукой, покачала головой. – Совсем не в этом, Дороти. Простите меня. Я не сержусь на вас. Полагаю, это я сделала глупость. Я хотела хранить тайну до тех пор, пока это не станет очевидно любому, кто увидит меня через месяц или два.

– Это только потому, что вы очень одиноки, – заметила золовка; – Если бы Чарли был с вами, Эллен! Я представляю себе, как он был бы горд, как счастлив! Но мы тоже ваша семья, милочка, – и папа, и Филип, и я. И Дженнифер, конечно. Мы постараемся, чтобы вы были счастливы, хотя событие не может не вызывать у вас и некоторой грусти.

– Вы слишком добры ко мне, – сказала Эллен, взглянув на леди Хэвершем. – Я этого не заслуживаю… Ах, Боже мой!

– Вот и прекрасно, – откликнулась золовка. – Двух дней не пройдет, как вы познакомитесь с папой и Филипом. И все будет хорошо, вот увидите. Папа… он полюбит вас. И Дженнифер тоже.

– Он согласился принять ее только потому, что хочет видеть меня? – спросила Эллен.

Леди Хэвершем вновь сжала ее руку.

– Не важно, почему он так решил, – сказала она. – Важны результаты встречи, Эллен. Как только он увидит Дженнифер, он не сможет не полюбить ее.

– Он примет внучку, в законности рождения которой сомневается, ради того, чтобы встретиться с той, в чьей законности не может быть сомнения, – проговорила Эллен совершенно спокойно.

Леди Хэвершем погладила ее по руке.

– Ах, вот и они возвращаются! – воскликнула она. – И смеются так весело, как и должно молодым людям. Взгляните на Анну Кэррингтон – какая хорошенькая юная леди. Волосы у нее такие же темные, как у Дженнифер, только короче подстрижены, если я не ошибаюсь. И мистер Кэррингтон весьма видный молодой человек.

* * *

Мэдлин сидела рядом с братом в экипаже, направляющемся к Бедфордской площади.

– Я и в самом деле благодарен вам. Мая, – сказал он. – Отныне я ваш должник.

– Я запомню это, – усмехнулась она. – Но поехать с вами, Домми, для меня не составило никакого труда. Когда я пришла утром, чтобы почитать Аллану, оказалось, что он чувствует себя разбитым и решил отдохнуть во второй половине дня. А я не прочь повидаться с миссис и мисс Симпсон. В Брюсселе они мне обе понравились.

– Но когда же Пенворт наконец решится принимать посетителей, а не только вас? И когда же сам начнет выезжать?

– Это потребует времени, – сказала она. – В конечном счете, Домми, и то и другое произойдет. Но не торопите нас. Пожалуйста!

– Я хотел бы поговорить с ним. Коль скоро ему предстоит стать моим зятем, мне хотелось бы узнать его поближе. И он должен повидаться с мамой и Эдмундом.

– Так он и сделает, – торопливо проговорила она, коснувшись рукой его рукава. Так он и сделает, Домми. Попробуйте поставьте-ка себя на его место. Как бы вы себя чувствовали?

Некоторое время он молча смотрел на нее, а затем, отвернувшись к окну, стал разглядывать улицу.

– Наверное, почти так же, – сказал он. – За исключением того, полагаю, что я не позволил бы себе обручиться с хорошенькой женщиной.

– Но это случилось потому, что столь бесстыдных женщин, как я, не так уж много, – заметила она. – Да, я сделала предложение моему будущему мужу. Но в противном случае он никогда не женился бы на мне… Как вы полагаете, миссис Симпсон примет вас?

– Не знаю. – Он поморщился. – И вообще я не знаю, правильно ли поступаю, снова направляясь туда. Но мне необходимо удостовериться, что она оправилась.

– И вы действительно ничего не чувствуете по отношению к ней, Домми, кроме беспокойства, вполне естественного, когда речь идет о вдове вашего друга?

– Ничего, – отвечал он. – Вспомните, я ведь был знаком с ней в течение нескольких лет. А та глупость продолжалась всего несколько дней. Мне всего-то и нужно что нанести этот визит. И тогда с этим будет покончено.

– Ах вы, лгунишка, – сказала она, забившись в уголок экипажа и пристально глядя на брата. – Я ведь Мэдлин, не забывайте об этом, ваша двойняшка.

Он бросил на нее сердитый взгляд.

– Я взял вас с собой для моральной поддержки, – бросил он, – а не для того, чтобы исповедоваться перед вами, как перед священником. Но в любом случае вы ошибаетесь.

Она, пожав плечами, ничего не сказала. И хранила молчание и тогда, когда они ждали дворецкого леди Хэвершем, который понес визитную карточку лорда Идена наверх. Но все же она была рядом, и это помогло ему, когда их проводили наверх, в гостиную. Он смог собраться с духом и с мыслями, пока представлял свою сестру леди Хэвершем и пока Мэдлин обменивалась бурными приветствиями с двумя другими леди.

Он склонился над рукой Дженнифер, а на реверанс Эллен ответил сдержанным поклоном.

Она сидела выпрямившись, не касаясь спинки стула. Руки спокойно лежали на коленях. Лорд Иден, собрав всю свою храбрость, пересек комнату и сел подле нее. А Мэдлин оживленно заговорила о чем-то, обращаясь сразу ко всем присутствующим.

Лицо Эллен утончилось и побледнело. Серые глаза, которые она не отрывала от Мэдлин, стали больше и ярче. Белокурые волосы, гладкие и блестящие, были, как и раньше, причесаны очень просто – зачесаны назад и собраны в узел на затылке.

Непрошеные воспоминания нахлынули на него: это же лицо, разрумянившееся и оживленное – на балу, и оно же, с веками, отяжелевшими от страсти, – на подушке, и волосы вокруг него как сияющий ореол.

– Надеюсь, вы чувствуете себя лучше, сударыня? – произнес он.

Какие жалкие, сухие слова! Ведь он же нашептывал слова любви ей на ухо или прямо в уста.

– Да, благодарю вас, милорд. – Она оторвала взгляд от Мэдлин и посмотрела в сторону. Но не на него. – Это было очень глупо. Слишком долго я просидела склонившись за столом, писала письмо.

Сколько раз она вскрикивала «люблю», сколько раз шептала его имя…

– Надеюсь, вы полностью выздоровели, – сказала она. – Вы хорошо выглядите.

Откуда она знает? Она же не смотрит на него.

– Спасибо, – ответил он. – Я приложил все усилия, чтобы восстановить здоровье.

Руки ее на коленях лежали как будто совсем спокойно, и только вглядевшись пристальней, можно было заметить, как побелели их костяшки. Сколько раз они сидели рядом и он держал ее руку в своих, и она улыбалась ему, а он целовал каждый пальчик по очереди.

– Мне показалось, что я обязан был посетить вас и мисс Симпсон, – сказал он, – убедиться, что, вернувшись на родину, вы благополучно устроились.

Когда-то он мечтал увезти ее в свое поместье в Уилтшире. Однажды он сказал ей об этом, когда она лежала в его объятиях и ее рука легонько поглаживала повязку на его груди. Он сказал ей, что поместье отошло ему после смерти отца, но он никогда не думал о нем как о доме. Однако мечтал, что оно станет таковым, когда он с женой поселится там. Впрочем, нет, этого он ей не сказал.

– Весьма любезно с вашей стороны, милорд, – сказала она. – Мы устроились прекрасно. Моя золовка хорошо относится к нам, а завтра мы приглашены на чай к сэру Джасперу Симпсону.

– К отцу Чарли? – удивился он.

При звуке этого имени кровь прилила к ее щекам, и он почувствовал еще большую стесненность. Имя ее мужа, его друга…

– Да, – сказала она, – завтра мы с ним встретимся.

Он мечтал представить ее своему семейству как будущую жену. Он мечтал о том, что его мать полюбит ее, а Эдмунд одобрит его выбор, Александра же и Мэдлин станут ее лучшими подругами.

Мечты, множество мечтаний, каких не возникало у него никогда прежде по отношению к своим любовницам. Но она ведь не была его любовницей. Это слово не приложимо к ней, так говорят лишь о содержанках.

Эллен была его возлюбленной. Очень недолго. И все это – в прошлом.

– Мисс Симпсон поедет с нами, Домми, – прозвучал радостный голос Мэдлин, напомнив лорду Идену, что в комнате есть не только она. А вы поедете, сударыня? – Мэдлин послала улыбку леди Хэвершем. – А вы, миссис Симпсон? За беседой с Домми вы, наверное, не слышали. Мы собираемся в Кенсингтонский сад, чтобы немного погулять.

36
{"b":"5437","o":1}