ЛитМир - Электронная Библиотека

И поэтому в душный и жаркий день в конце июня он поехал со своим другом, графиней и гостями в карете с плотно закрытыми окнами, в то время как все остальные ехали в открытых экипажах или верхом.

– Но это не имеет значения, Луиза, – сказал он тогда графине, – лишь бы они поехали. Странные они, эти Бэкворты. Я никогда не мог понять людей, неспособных просто радоваться жизни, ведь жизнь так коротка, а будущее полно неопределенности. Кажется, они не очень-то рады, что их сын вернулся домой?

– Эти глупые люди стыдятся, что он зарабатывает себе на жизнь, – ответила графиня. – Они не могут просто радоваться, что он жив и здоров. Когда Доминик три года был в армии, я страшно тревожилась, и это научило меня ценить каждую минуту общения с моими детьми.

– Но ведь это всегда так было, Луиза, – сказал сэр Седрик, прикасаясь к ее руке.

– Я ужасно рада, – говорила графиня Бэквортам, когда они ехали в Ричмонд-Парк, – что вы приедете в Эмберли на целый месяц. Пребывание в деревне действует так успокаивающе, не правда ли? И вам будет приятно подольше побыть рядом с вашими внуками, сударыня.

– Если бы только Александра не разрешала так часто выводить их из дома, – раздраженно проговорила леди Бэкворт. – Видите ли, морской воздух чрезвычайно опасен для их здоровья.

Леди Эмберли улыбнулась.

– А вы, сэр, должно быть, с нетерпением ждете, когда сможете больше времени проводить с вашим сыном, – сказала она, – пока он еще не отплыл в Монреаль.

Лорд Бэкворт склонил голову.

– Я привык жить без него, сударыня, – сказал он. – Все будет так, как то угодно Господу.

В общем, решила леди Эмберли, это было большое облегчение – добравшись до места, выйти из кареты и найти всех в шумном и веселом настроении.

Дженнифер, Анна и мисс Кэмерон занимались близнецами Доминика и маленькой Кэролайн. Кристофер сидел на плече у отца, крепко ухватившись за его волосы. Мэдлин смеялась над чем-то, беседуя с полковником Хакстэблем, Уолтером и мистером Чэмберсом. Доминик и Эллен болтали с Алланом Пенвортом. Александра, просунув руку под локоть Джеймсу, краснела по поводу какого-то, без сомнения, шутливого замечания, сделанного Уильямом. Виола Кэррингтон выглядела взволнованной и негодующей – остроты ее мужа часто приводили ее в подобное состояние. Граф Хэрроуби сосредоточился на беседе с Дунканом Кэмероном.

Весьма приятная картина, подумала старшая леди Эмберли. И в особенности она порадовалась, видя, что Мэдлин весела. Хотя с Мэдлин никогда ни в чем нельзя быть уверенной. Зачастую чем веселее она казалась, тем более беспокойно у нее на душе.

Но в этот день вдовствующей графине некогда было тревожиться.

Глава 6

Джин Кэмерон отошла от малышей и приблизилась к Джеймсу. Весело улыбнувшись, она взяла его за руку. Вид у нее был совершенно счастливый.

– Разве здесь не красиво, Джеймс? – промолвила она.

Джеймс накрыл ее руку своей и нежно улыбнулся.

– Давайте погуляем, – предложил он. – И вы ощутите у себя под ногами английскую траву, увидите над головой английские деревья и подышите воздухом сельской Англии.

– А на следующей неделе мы поедем в Эмберли, – сказала девушка, глядя на него сверкающими глазами. – Анна говорит, что это самое красивое место в Англии. Ах, Джеймс, я просто не могу этого дождаться!

– Сначала давайте насладимся сегодняшним днем, – сказал он. Потом огляделся и уже громче спросил:

– Никто не хочет прогуляться вместе с нами?

Прогуляться захотели все – Анна и миссис Чэмберс, Уолтер и Дженнифер, Доминик и Эллен. Мэдлин, стоявшая поблизости, даже не пошевелилась, хотя полковник и посмотрел на нее вопрошающим взором.

За прошедшую неделю Джеймс видел ее впервые. Она была в желтом, как солнечный свет, платье, необыкновенно оживленная и красивая. Но на него она едва взглянула и словно не узнала.

Джин улыбалась.

– Я могла бы провести здесь всю жизнь, – сказала она. – Я люблю эту страну, Джеймс.

– Вы соскучитесь по зимам, снегу и катанию на санях, – возразил он.

– По катанию на санях – возможно, – согласилась девушка, – но не по долгим-долгим зимам. Ах, это уж наверняка! Жаль, я не могу здесь остаться.

Он засмеялся.

– К Рождеству вы, наверное, начнете скучать по дому, – сказал он. – Как бы то ни было, вы увезете с собой замечательные воспоминания.

– Спасибо вам, – отозвалась она.

Они немного отстали от остальных. Она была очень молода, свежа и хороша собой. Такие и созданы для поцелуев.

А ему необходимо обнять какую-нибудь женщину и поцеловать. Женщину пылкую и нежную. Женщину, которая не заставит его чувствовать себя виноватым. Женщину, которая не была бы Мэдлин.

Но она слишком молода, чтобы флиртовать с ней. Своим поступком он объяснит, что хочет взять ее в жены. Он совершенно не знает, что она чувствует. Иногда ему кажется, что Джин явно благоволит к нему. Иногда же – что она видит в нем всего лишь старшего брата.

Этот поцелуй дорого ему обойдется. А он не уверен, что готов заплатить за него такую цену.

Джеймс улыбнулся Джин и ускорил шаги.

Через несколько минут Анна случайно услышала фразу, сказанную Эллен Доминику, – дескать, когда они вернутся, ей пора будет отнести младенцев в карету и покормить их. Если кому-то хочется поиграть с этими младенцами, заявила Анна, значит, нельзя терять времени. С ней согласились Дженнифер и Джин и направились в сторону экипажей.

– Нас бросили ради двух безволосых младенцев! – посетовал Уолтер.

– Эти леди узнают красивого юношу с первого взгляда, – сказал Доминик. – У Чарльза прекрасные серые глаза. Он унаследовал их от матери.

Эллен улыбнулась Джеймсу.

– Анна с Дженнифер стали лучшими подругами, с тех пор как познакомились прошлым летом, – сказала она. – Я рада, что они приняли к себе мисс Кэмерон. Кажется, ей здесь очень нравится.

– Это так, – сказал Парнелл. – Она говорила мне, как ей хотелось бы остаться в Англии.

– Бог мой, – заметила Эллен, – что скажет на это ее отец?

Джеймс медленно пошел обратно рядом с Эллен и ее мужем. Вполне понятно, размышлял он, что Джин так очарована английским пейзажем. Он и сам чувствует сильную ностальгию, бродя среди стволов огромных старых деревьев. Хотя он отрекся от своей родины и теперь считал таковой Канаду, такого места, как Англия, больше нет на свете.

Он огляделся и вдохнул густые ароматы лета.

И тут глаз его поймал мелькание чего-то желтого, которое было светлее и тоньше любого листика или лепестка. Он пригляделся. Кажется, она одна.

– Я вас догоню, – кинул Джеймс своим спутникам.

Он шел среди деревьев до тех пор, пока не обогнул то из них, прислонившись к которому она стояла. Теперь он увидел ее всю.

Мэдлин, должно быть, слышала, как он подходит. Она не притворилась, что он застал ее врасплох. Но и не двинулась с места; она только молча смотрела на него.

– Мэдлин! – воскликнул Джеймс. – Что случилось?

* * *

– Вам не хочется прогуляться? – спросил у Мэдлин полковник Хакстэбль.

– Один момент, – ответила она. – Сначала мне нужно поговорить с Алланом.

Но это был только предлог. Аллан Пенворт сидел на траве и, казалось, с удовольствием беседовал с ее дядей Уильямом и лордом Хэрроуби.

– Вам не одиноко, Аллан? – спросила она, улыбаясь молодому человеку. – Хотите, мы с Джейсоном посидим с вами? Мы ничего не имеем против.

– Вовсе нет, – ответил тот, прервав беседу и усмехаясь. – Я уже поссорился с Дженнифер и велел ей заниматься своим делом. Не хочу ссориться еще и с вами. Вы что же, никогда не перестанете нянчиться со мной, Мэдлин? Вот подождите, скоро у меня появится новая нога. Мы побежим с вами наперегонки, и я выиграю, держу пари.

– Ну, – пригрозила она, – смотрите не проиграйте все ваше состояние, Аллан. Я всегда неплохо бегала.

Но ей и на самом деле нужно вернуться и отправиться на прогулку, подумала она, поскольку Джейсон ждет ее, и нет никаких объяснений, почему бы ей этого не сделать. Если не считать того, что среди гостей присутствует тот, кого она предпочла бы видеть по ту сторону океана. Но Мэдлин скорее согласилась бы увидеть его на океанском дне, чем призналась бы ему или кому бы то ни было, что боится его.

13
{"b":"5438","o":1}