ЛитМир - Электронная Библиотека

Она рассмеялась.

– Я действительно еще не привыкла к тому, что богата, – ответила она. Она действительно не привыкла. Происходящее удивляло ее. Ей постоянно хотелось ущипнуть себя, чтобы проверить, не сон ли это. – Но, надеюсь, я всегда останусь благодарна судьбе за это внезапное счастье. Надеюсь, я никогда не научусь бессмысленно сорить деньгами и не стану настолько эгоистичной, чтобы тратить их только на себя.

– Или жаловаться на еду, если она плохо приготовлена, – добавил он.

Она покраснела. Он был так щедр, так добр к ней, а она задела его.

– Каждый имеет право на собственное мнение, сэр, – сказала она. – Вы заплатили за мой обед, сэр. Наверное, это дает вам право жаловаться на ваш собственный.

Хозяин вернулся с двумя огромными порциями жареного мяса, пирога с почками, картофеля и овощей. Он забрал тарелки из-под супа и вышел из комнаты. «Если мне удастся все это съесть, – подумала Стефани, – мне хватит сил на весь остаток дня и даже на завтра».

– И как вы думаете распорядиться своим богатством, мисс Стефани? – спросил Мунро. – Посвятите остаток жизни филантропии?

Ей в голову пришла одна мысль. Она с выражением явного удовольствия улыбнулась ему и заметила, что он не сводит глаз с ее лица, хотя уже поднял нож и вилку.

– Что мне следует сделать, – сказала она, немного наклонившись к нему, – так это предложить денег, чтобы вы довезли меня до Гэмпшира. Я заплачу, когда доберусь до места, поскольку у меня нет денег, чтобы дать вперед.

Она тут же пожалела, что сказала это. Конечно же, это была шутка. Но он посмотрел на нее так пристально и надменно, скользя глазами по лицу и этой отвратительной шляпке, которую она так и не сняла, что она съежилась.

– Вы действительно это предлагаете, мисс Грей? – спросил он.

Он, без сомнения, очень богат. Такое предложение для него оскорбительно.

– Нет. – Она снова рассмеялась. – Это была шутка, сэр. Нет, конечно нет.

– Конечно, нет, – тихо повторил он и в его глазах промелькнуло уже знакомое ей выражение удовольствия. – Но вы еще не рассказали мне о предполагаемом браке.

Она жалела, что упомянула об этом в карете. Он был таким вежливым, милым, терпеливо слушал ее историю, хотя в ней не было ничего интересного для него. Она обычно мало говорила, даже в те времена, когда жила в доме родителей. Ей еще никогда не приходилось так много рассказывать о себе. Она всегда была уверена, что не представляет никакого интереса ни для кого, кроме себя самой. А брак, как ей казалось, всегда был темой, более интересной для женщин, чем для мужчин. Не может быть, чтобы мистер Мунро действительно хотел выслушать и эту историю. Он просто проявлял вежливость.

– Боюсь, это не стоит вашего внимания, сэр, – сказала она. – Я и так утомила вас до смерти подробностями своей жизни, пока мы ехали в карете.

– Напротив, мисс Грей. – Она подумала, что он выглядит очень надменным, когда вот так поднимает брови. – Вы спасли меня от долгих часов скуки. Я почувствую себя обманутым, если не услышу о вашем выгодном браке.

Она прожевала остатки пирога. Похоже, он джентльмен до кончиков ногтей. Он умеет слушать и проявляет при этом искреннюю заинтересованность. Он ей все больше нравился, несмотря на то, что он распространял вокруг себя дух неприступной величественности. Встреться они при других обстоятельствах, в доме мистера Бернаби – хотя она не могла себе представить, чтобы он принимал участие в шумных вечеринках, устраиваемых мистером Бернаби, – он бы ей с первого взгляда не понравился из-за холодности, надменности и слишком большого роста. Удивительно, как обманчива внешность!

– Я должна выйти замуж, – сказала она, – не меньше чем через четыре месяца. На самом деле, через шесть, как указал дедушка в завещании. Но потребовалось два месяца, чтобы разыскать меня.

Мистер Мунро улыбнулся.

– Дайте, угадаю, – сказал он. – Вы становитесь наследницей вашего деда только при условии, что выйдете замуж через шесть месяцев после его смерти. В противном случае наследником становится другой человек.

И как он догадался? Она кивнула.

– Дальний родственник? – спросил он с сочувствием в голосе. – Похоже, всегда найдется какой-нибудь дальний родственник, который только и ждет, как присвоить себе чужое состояние. Какой-нибудь отвратительный человек.

– Я его не знаю, – ответила она. – Я не знаю никого из маминой семьи. Но не думаю, что он отвратительный. На самом деле на свете очень мало отвратительных людей. Они попадаются только в сказках да книгах о привидениях. Большинство из нас представляют собой смесь плохого и доброго.

– Но обычно одна из сторон берет верх, – ответил он, улыбаясь.

Когда он сбрасывал свой обычный надменный вид, то выглядел по-настоящему красивым. – И кто же счастливый жених?

– На самом деле, – сказала она, – в завещании не названо конкретное имя. Ведь я могла бы уже быть замужем, верно? Мне уже двадцать шесть. Просто сказано, что я должна выйти замуж через шесть месяцев после смерти деда и мой избранник должен быть одобрен как душеприказчиком – стряпчим моего деда, так и племянником со стороны моей бабушки. У этого племянника есть свой племянник, который готов жениться на мне. Это достойный человек с хорошей репутацией, ему еще нет и сорока. Наверное, я выйду замуж за него. У меня не так много времени, чтобы самой кого-нибудь найти, верно?

Она улыбнулась. На самом деле она с восторгом относилась к идее замужества, хотя еще не была знакома со своим женихом и знала о нем только то, что написал в письме душеприказчик деда. Она всегда мечтала о браке, своем доме и семье. Ей не хватало всего этого с двадцати лет, когда умер отец. Уже шесть лет она вела одинокую и незаметную жизнь гувернантки. Она уже начала думать, что ее мечта так никогда и не сбудется. Она обречена остаться старой девой. Все, на что она могла надеяться – это со временем найти более подходящее место, где к ней отнесутся с большим уважением, чем у Бернаби.

Но теперь она была богата и независима, и останется такой после замужества, которого уже не долго ждать. Брак – не такое трудное условие. На самом деле мысль о замужестве доставляла ей едва ли не больше удовольствия, чем мысль о богатстве и независимости – и то, и другое, рано или поздно, перешли бы в руки мужа. Конечно, она бы предпочла сама выбрать жениха. В глубине души она лелеяла надежду выйти замуж по любви, как когда-то ее родители. Но она жила в реальном мире. А в реальности многие люди – даже большинство людей – чаще женились по иным причинам, нежели любовь. И большинство браков в той или иной степени оказывались удачными.

ГЛАВА 3

Служанка показала ей комнату, между тем как мистер Мунро зачем-то вышел наружу. Пока он был рядом, служанка вела себя почтительно, но ее поведение резко изменилось, как только они поднялись по лестнице. Она повернулась к Стефани и откровенно разглядывала ее, будто та была тряпичной куклой, выставленной на летней ярмарке.

Стефани постаралась не обращать внимания – и не преуспела в этом. Ее все еще душили слезы. Она была в ужасе от перспективы провести еще одну ночь под открытым небом, мысль об этом не давала ей покоя последние несколько часов. Она вошла в комнату и остановилась в дверях, стиснув руки за спиной. Ее собственная комната. Четыре стены, пол, потолок и полное одиночество. Она закрыла глаза и позволила себе насладиться ощущением безопасности.

Это была большая комната, обставленная не без роскоши, со столом, стульями и диванами, не говоря об огромной кровати. Ему не следовало быть таким щедрым. Ее вполне бы удовлетворила и каморка на чердаке. Она почувствовала прилив благодарности. Как она сможет отплатить ему?

Он ничего не сказал об ужине, но ведь они обедали всего несколько часов назад. Она не была голодна. Ну, совсем немного. Это не имеет значения. Наверняка утром до того, как они уедут, дадут завтрак. Еда даст ей сил на целый день. Много ли они проедут завтра? Она благословляла каждую милю, оставленную позади. Ей бы пришлось идти пешком несколько дней.

5
{"b":"5439","o":1}