1
2
3
...
27
28
29
...
42

Он направил ее к двери.

– Джули, – сказал он, – я приглашаю ее прогуляться на полчаса вместе с моей сестрой и ее братом. Возможно, я покатаю ее по снегу. Если буду вести себя ловко, то сумею даже украдкой поцеловать, не привлекая внимания Фитца. Думаю, она ждет, что завтра я признаюсь ей в любви.

Джулиана решила, что может позволить себе отлучиться всего на полчаса. Она хотела встретить Джека после репетиции и надеялась при этом хорошо выглядеть. Ее не прельщала перспектива предстать перед ним с красным носом.

Однако Фитц предложил дойти до болота, чтобы проверить, покрылись ли маленькие озера достаточно толстым слоем льда для катания на коньках. Двое мужчин принялись проверять лед, а потом позвали своих спутниц присоединиться к ним. Говарду посчастливилось споткнуться вместе с Роуз, и девушка свалилась на него. В отличие от Джулианы Фитц не заметил быстрого поцелуя, которым они обменялись, так как пробовал двигаться спиной и протянул ей руку, чтобы она присоединилась к нему.

Затем Говард повел всю компанию к трехарочному мосту, чтобы, стоя над центральной аркой, они могли полюбоваться открывавшимся видом дома;

В конце концов Джулиана совершенно забыла о возвращении домой. Она разговаривала, слушала и смеялась, опираясь на руку Фитца. Джулиана получала от прогулки все большее удовольствие и убеждала себя, что прошло еще совсем немного времени. Джулиана думала, что Говард прав и репетиция могла продлиться дольше, чем, рассчитывал Джек.

К дому вели две дорожки, засыпанные снегом. Но для Фитца и Роуз это не явилось неожиданностью. Говард предложил, чтобы назад пары возвращались разными дорогами. Они с Роуз выбрали один путь, а Фитц и Джули должны были идти по другой тропинке. Таким образом они узнают, какой путь короче.

Секунду Джулиана размышляла, стоит ли ей высказывать свое несогласие. Однако Фитц промолчал, а она знала, что Говард выискивает возможность побыть несколько минут наедине с Роуз. Джулиана подумала, что слишком наивна. Без сомнения, Роуз достаточно взрослая, чтобы все понимать.

Пары разошлись по разным тропинкам. Неожиданно Джулиана обнаружила, что болтает с Фитцем и смеется так же весело, как и прежде, а их пальцы по-прежнему сплетены.

Они быстро потеряли из виду своих спутников, скрывшихся за деревьями, и замедлили шаги, чтобы не набрать в ботинки снега, который приходился им выше колен.

Его руки обвились вокруг нее, и Фитц повалил ее в снег. Джулиана в немом изумлении смотрела на него, когда он перекатил ее через себя и усадил напротив, прильнув к ее губам. Его губы были приоткрыты, и ее рот тоже поневоле разомкнулся. Тогда Фитц проник в него языком.

Взглянув на ее потрясенное лицо, он засмеялся.

– Хочу догнать вчерашний день, – признался он. – У меня не хватило смелости увлечь тебя под венок.

Джулиана уставилась на него во все глаза. В следующий момент Фитц посерьезнел и отстранился.

– Мне не следовало тебя целовать? – спросил он.

– Не следовало, – прошептала она.

Он поднял ее, и они двинулись дальше. Больше они не смеялись, но их пальцы по-прежнему были переплетены.

Глава 13

До наступления Рождества оставался один день. Выпал свежий снег, похолодало. Большинство гостей Портленд-Хауса даже решили, что на улице слишком морозно, хотя это и гарантировало, что на маленьком озере застыл лед и можно будет кататься на коньках.

Катание на коньках было редким, но любимым удовольствием в Портленд-Хаусе. Джек сообщил Джулиане, что коньков в доме хватит для всех и можно обуть еще целую армию. Для членов семьи или гостей, собравшихся в Портленд-Хаусе, не принадлежавших к любителям коньков, отсутствие лишней пары или нужного размера не могло служить оправданием.

– В таком случае я. рада, что у меня есть другое и достойное оправдание, – заявила Лиса, демонстрируя всем свою раздавшуюся фигуру. – Один раз я попробовала встать на коньки, но большую часть времени провела на спине, а не на ногах.

– А Зеб сказал, чтобы в этом году я не вздумала кататься, – со вздохом произнесла Гортензия. – Я заверяла его, что никогда не падала на льду, но он предпочитает разыгрывать из себя тирана. Мечтаю о том, чтобы кто-нибудь изменил положение, по которому супруги живут в браке, и приказал мужчинам подчиняться женам. Это было бы более справедливо.

– Но нечестно, – заявила тетушка Эмили. – Женщины добиваются своего при помощи уловок, а мужчины вовсе не так коварны. Кроме того, обещая быть покорными, мы позволяем им думать, что они главенствуют в семье.

– Тогда почему мне нельзя кататься на коньках? – спросила Гортензия.

– Любимая, ты поможешь детям завязывать коньки, – ответил ее муж, – раздуешь костер и дашь возможность согреться нашим окоченевшим пальцам и носам.

– Я с нетерпением жду полудня, – проговорила Гортензия, бросая взгляд на полог.

Им пришлось ждать. Хотя герцогине и нравилось, когда родным и гостям весело, сама она ни разу не присоединилась к ним. Разумеется, они очень мило развлекались в музыкальной комнате и во время театрализованных представлений. Музыкальные упражнения и репетиции были обычным явлением. Утром отрабатывали каждую сцену. Музыкальная комната также была переполнена, так как ее сиятельство отметила, что вчера эта комната пустовала. Она определила время для упражнений, ни для кого не сделав исключений.

Но полдень освободили для катания на коньках. К озеру направились все дети и толпа взрослых. Роуз и Бертран присоединились к ним. Похоже, и фейерверк, и горячий шоколад, который подносился им по окончании сбора веток, в полдень должны были повториться.

Когда большая и, по обыкновению, оживленная толпа собралась, Фредди и Бертран подхватили внушительных размеров коробку с коньками. Зеб остановил игру в снежки, которую затеяли дети, включая и его близнецов, и предупредил их, что если они слишком промокнут, то останутся у костра и смогут лишь наблюдать за катающимися на коньках.

Участники процессии продолжали путь почти спокойно.

* * *

К маленькому озеру Джек подошел под руку с Джулианой. Он рассмешил ее, рассказывая подходящие для ее возраста истории из жизни лондонского света. Ей не хотелось говорить, и Джек взял на себя труд развлекать ее беседой, но его мысли при этом были далеко.

Джек решил, что нужно проводить с Джулианой побольше времени, и все же у него создалось впечатление, что он пренебрегает ее обществом. Возможно, так получилось из-за мыслей о Красотке и о том, что происходило между ними девять лет назад.

Прошлой ночью она снова снилась ему. Подбоченившись, глядя на него горящими глазами, она презрительно спрашивала его: «Неужели ты думаешь, что меня способен удовлетворить один мужчина?» Опять он ощутил на своих щеках слезы унижения, вспомнил, как отдернул от нее руки. Джек объяснял ей, что у него не было опыта общения с другими женщинами. Что он сделал не правильно? Чем еще мог угодить ей? Чего ей не хватало?

Он поблагодарил Бога за то, что сон не во всем соответствовал действительности.

– Ты ходила проверять лед вместе с Фитцем, братом и Роуз? – поинтересовался он, вернувшись к действительности.

– Верно, – ответила Джулиана. – Конечно, мы не катались на коньках, но и без того было интересно. Правда, немного мешал снег, выпавший на лед.

– К полудню его не будет, – произнес Джек и посмотрел на брата Джулианы, который шел под руку с Роуз. – Считаю это началом романа либо последней стадией флирта, – усмехнулся он. – Твой брат и Роуз разыгрывают всех? Должно быть, им это кажется увлекательным.

– Все совершенно невинно, – быстро ответила Джулиана. – Они ни на секунду не оставались одни. В любом случае Говард – джентльмен и не скомпрометирует ее.

Она раскраснелась от холода. Хотя Джек не мог с уверенностью сказать, что причиной румянца не явилось смущение. Он погладил ее руку.

– Не сомневаюсь, что он не скомпрометирует ее. Я просто шучу, Джулиана. Думаю, если бы Говард замышлял что-то недостойное, то не попросил бы вас с Фитцем пойти вместе с ними. Ведь это он предложил вам прогуляться?

28
{"b":"5442","o":1}