ЛитМир - Электронная Библиотека

Герцог прекрасно понимал, что гувернантка испытывает к нему отвращение – он читал это в ее глазах! Но он ведь не добивается ее расположения, ему достаточно того, что она учит Памелу и очень неплохо играет.

– Адам, мой дорогой…

Герцог услышал низкий женский голос и тотчас же почувствовал соблазнительный аромат духов. Перед ним стояла леди Виктория Андервуд, вдова, которая во время прошлого сезона решила, что они близкие друзья и могут, общаясь, отбросить все условности. Леди Андервуд мило улыбалась и кокетливо хлопала своими искусно подкрашенными ресницами.

– Адам, какой у вас замечательный дом, – сказала она. – Почему вы раньше меня не приглашали?

Она подошла к герцогу почти вплотную. Было очевидно, что леди Андервуд не считала его шрам безобразным.

– Шрам делает вас самым привлекательным мужчиной из всех, которых я знаю, – сказала она ему в прошлом году на одном из приемов, однако ей так и не удалось заманить его к себе в постель.

Герцог не раз задавался вопросом: почему же он не поддался ей? Конечно, леди Андервуд не красавица, но все-таки довольно привлекательная женщина. И близость с ней дала бы гораздо больше чувственных наслаждений, чем с мисс Флер Гамильтон.

Но герцог не хотел об этом думать и старался забыть о том, что произошло у него с мисс Гамильтон. Она для него всего лишь гувернантка его дочери и прекрасно играет на фортепиано. К тому же нынешняя мисс Гамильтон – вовсе не та худая, бледная и бесчувственная проститутка, которой он месяц назад овладел в порыве страсти в номере дешевой гостиницы.

– Мне казалось, что вы не любите покидать Лондон, леди Андервуд, – с улыбкой ответил герцог.

– Для вас я Виктория, – сказала она, глядя на его губы. – Думаю, что приняла бы приглашение поехать даже на Гебриды, мой дорогой Адам, если бы знала, что вы находитесь там.

– Я никогда там не бывал. Для меня на Гебридских островах слишком холодно.

– Вот и чудесно! Значит, всегда можно забраться под одеяло, чтобы согреться. Разумеется, с кем-нибудь…

Герцог рассмеялся и поспешил закончить разговор под благовидным предлогом: сказал, что должен срочно поговорить с женой.

К счастью, никто надолго не задержался в гостиной. Многие из приглашенных приехали издалека и хотели воспользоваться возможностью отдохнуть в отведенных им комнатах.

Сибилла же, раскрасневшаяся, с блеском в глазах, удалилась на время в свои апартаменты.

Герцог вышел на террасу. Он подумал: не пошла ли Памела проведать своего щенка? И действительно услышал веселый детский смех. Спустившись с террасы, герцог направился к конюшням.

«Но там ли сейчас мисс Гамильтон? – думал он. – Или Памела, как и вчера, пошла туда в сопровождении слуги?»

Ведь трудно представить, чтобы Нэнни согласилась отправиться в конюшню из-за какого-то щенка.

Памела сидела на заборе и болтала ногами. А Флер, стоявшая внутри загона, щекотала живот щенка носком туфельки. Гувернантка беззаботно смеялась, и герцог, глядя на нее, вдруг понял, что она очень привлекательная женщина.

– Думаю, щенку это нравится, – сказала Флер.

– А кому это не понравилось бы, мисс, – усмехнулся Нэд Дрисколл, стоявший рядом. Заметив герцога, грум в смущении поклонился и направился к конюшне.

А Флер по-прежнему щекотала щенка носком туфельки, но улыбка на ее лице угасла.

– Папа… – Памела взглянула на отца. – А мама обещала позвать меня на чай. Нэнни одела меня, но мама никого за мной не прислала, а мисс Гамильтон не позволяет мне туда пойти.

Герцог вопросительно посмотрел на гувернантку.

– Ее светлость и не пришлет никого, – сказала Флер. – Я объяснила девочке, что все гости устали и ее светлость отложила все на следующий день. Поэтому мы и пришли сюда.

– Но мама же обещала… – захныкала девочка. – А мисс Гамильтон меня не отпускает. Вот Нэнни.., она разрешила бы мне пойти туда.

– Думаю, что не разрешила бы, – возразил герцог. – И мисс Гамильтон, вне всяких сомнений, права. Мама, конечно же, решила, что лучше пригласить тебя завтра, Памела. Я напомню ей.

– Вы все.., противные! – закричала девочка. – Противные… Мама сказала, что мне можно прийти. Я расскажу маме. что вы меня не пустили.

Девочка спрыгнула с забора загона и, подобрав подол юбки, бросилась к конюшне. Вскоре она скрылась за углом.

– Я сейчас ее догоню, – сказала Флер.

– Пусть бегает, – сказал герцог. – Ничего с ней не случится. Ей иногда нужно побыть одной и успокоиться.

Ворота загона были заперты, и Флер в ужасе подумала о том, что ей придется перелезать через забор. Герцог заметил, что гувернантка покраснела, увидев ворота. И все же, собравшись с духом, она осторожно подобрала юбки и поставила одну ногу на нижнюю перекладину. Затем, чуть помедлив, поставила другую… Герцог стоял держа руки за спиной: он уже знал, что мисс Гамильтон не примет его помощи.

Но все-таки помочь пришлось. Когда Флер перекинула ногу через верхнюю перекладину, ее юбки за что-то зацепились. Герцог тотчас же шагнул к ограде и, подхватив гувернантку, помог ей спуститься.

Флер в ужасе вскрикнула. Едва лишь ее ноги коснулись земли, она отпрянула от ограды и прикрыла ладонью глаза.

Несколько мгновений она стояла не шелохнувшись. Наконец вздохнула и, опустив руку, взглянула на герцога. Потом вдруг наклонилась и подхватила на руки щенка, выбежавшего из-под нижней перекладины загона.

– Я отнесу его в конюшню, – сказала она.

– Да, конечно, – кивнул герцог.

Прижав щенка к груди. Флер быстро зашагала к конюшне. Герцог смотрел ей вслед, пока она не скрылась за углом.

Потом в задумчивости побрел в сторону лома

Глава 8

На следующий день гости гуляли по парку. Все готовилось к грандиозному балу под открытым небом. Бал должен был начаться вечером, но уже утром стало ясно, что откладывать на другой день его не придется: погода стояла сухая и теплая.

Слуги хлопотали с раннего утра, выполняя различные поручения гостей; кроме того, они украшали лужайку вокруг озера и готовили прохладительные напитки.

Леди Памела с восторгом наблюдала за всеми приготовлениями; девочка была уверена, что мама позволит ей посмотреть на леди в вечерних туалетах. Но Флер сомневалась в том, что герцогиня вспомнит о дочери, – в этот день она ни разу не пришла проведать Памелу и, похоже, на время забыла о ней.

Еще утром Флер решила, что девочка не должна скучать, когда все вокруг веселятся. После недолгих утренних занятий она повела свою ученицу в парк, на то место, которое они облюбовали несколько дней назад, когда собирались рисовать павильон. Теперь на острове трудились слуги и работники, занятые приготовлениями к балу.

– О.., фонарики! – с восхищением воскликнула девочка, глядя на цветные фонари – их развешивали на деревьях вокруг озера, на острове, а также вдоль аллеи, ведущей к дому. – Ночью это будет волшебное зрелище, правда, мисс Гамильтон?

Музыканты уже приехали и отдыхали в доме, в одной из комнат. Их инструменты сразу же погрузили на лодку и переправили на островок. На широкой лужайке неподалеку от дома укладывали деревянный настил для танцев. А у самого берега поставили столы и накрыли их белыми скатертями.

Миссис Лейкок сказала Флер, что на бал съедутся все соседи и даже гости из Уолластона. И кроме того, всем слугам тоже разрешат присутствовать на балу.

В Герон-Хаусе тоже устраивали балы, и Флер они всегда очень нравились. Она любила надевать бальные платья, любила слушать музыку и любоваться нарядами гостей и бальной залой, украшенной гирляндами цветов и свечами. А какое приятное возбуждение охватывало ее во время танца!..

Но теперь Флер поняла: балы в Герон-Хаусе не идут ни в какое сравнение с тем великолепным праздником, который состоится этим вечером.

Разумеется, она всего лишь гувернантка, и у нее нет ни настоящего бального платья, ни драгоценностей. Да и кто пригласит ее на танец? А впрочем… Да, конечно! Ведь мистер Чемберлен говорил, что хотел бы потанцевать с ней. И, судя по всему, он не шутил. Во всяком случае, Флер очень надеялась, что он действительно пригласит ее на танец.

15
{"b":"5443","o":1}