ЛитМир - Электронная Библиотека

– О Боже! – вздохнула она.

– Смелее, любимая. – Он прикоснулся щекой к ее голове. – Будь у меня выбор между этой болью и ее отсутствием, Флер, я бы выбрал боль, потому что без нее не было бы и вас.

– Но я очень жадная. – Она глубоко и шумно вздохнула. – Я хочу, чтобы эта боль прошла, но я хочу и вас, Адам.

Не знаю, как мне справиться с этим.

Он до боли сжал ее руку.

– Вы хотите, чтобы мы с вами встречались где-то время от времени?

– Раз в год? Два раза в год?

– Может быть, и чаще, если вы захотите, – сказал он.

– Уютный коттедж около Уиллоуби? – Она улыбнулась. – И ожидание ваших визитов. И трудные расставания. А может быть, дети. Ваши и мои. Как вы думаете, они будут темненькие или рыжие?

– Если это то, что вы хотите, – ответил он, – то я устрою вам такую жизнь.

– Нет. Мы говорим о несбыточных вещах, Адам. Это только соблазн. Ни один из нас не сможет так жить.

Экипаж свернул с большой дороги на подъездную аллею к Герон-Хаусу.

– Когда мы приедем, не входите со мной в дом. Сразу же уезжайте.

– Хорошо, – согласился он.

Они больше ничего не сказали друг другу, просто сидели рядом. Ей так хотелось, чтобы он обнял ее, но она и боялась этого. Когда он обнимает ее, ей начинает казаться, что мечты сбываются.

Еще один поворот, и они выедут на прямую дорогу к дому. Осталось самое большее две минуты.

– Я не могу ничего сказать, – прошептала она. – Уезжайте сразу же.

– Я люблю вас, – сказал он. – Больше жизни и навечно Я люблю вас, Флер.

Она молча кивнула и, повернувшись к нему, прижалась лицом к его плечу.

Как только экипаж подъехал, на порог дома вышли люди.

Флер узнала Мириам и Дэниела.

– Изабелла! – вскричала Мириам, едва Нэд Дрисколл открыл дверцу экипажа и откинул подножку. – А мы как раз приехали узнать, дома ли вы. Мы ожидали вас завтра.

О, добрый день, ваша светлость. – И она сделала реверанс.

Преподобный Бут протянул руку, чтобы помочь Флер выйти.

– Изабелла, – сказал он, глядя, как из экипажа выходит герцог, – почему вы не взяли с собой горничную? Почему же вы не сделали этого?

– Вы нашли могилу Хобсона? – спросила Мириам. – И вы теперь успокоились. Изабелла? По деревне вчера пошли разговоры, что вы ни в чем не виноваты, что та смерть была случайной и все это просто недоразумение. И все это ужасное дело уже позади. Не так ли, Дэниел?

– Мисс Брэдшоу, – услышала она тихий голос за спиной. – Я должен попрощаться с вами.

– И вы не зайдете в дом, ваша светлость? – спросила Мириам.

Флер повернулась, протянула ему руки, и он взял их в свои. Посмотрел ей прямо в глаза и поднес ее руку к губам.

– До свидания, – сказал он.

Адам… Ее губы сложились, чтобы произнести его имя, но она не произнесла ни звука.

И он ушел, сел в экипаж на дальнее сиденье, а Нэд закрыл дверцу и вскочил на козлы рядом с кучером.

Вот он едет по аллее, через ворота, вот скрылся за первым поворотом.

Он уехал.

– Он так поспешно уехал, – весело сказала Мириам. – Изабелла, вы взбалмошная и такая независимая женщина.

Почему вы не позволили мне поехать с вами? Вы же знаете, я могла бы закрыть школу на несколько дней. Дэниел сказал мне, что отказался сопровождать вас, а вы уже уехали. И представьте себе нашу тревогу, когда мы узнали, что вы уехали с герцогом Риджуэем.

– Что сделано, то сделано, Мириам, – сказал преподобный Бут. – И теперь нет смысла говорить об этом. С вашего разрешения мы зайдем в дом, Изабелла. И вы придете в себя и расскажете нам все по порядку.

– Вы, наверное, очень устали, – сказала Мириам, беря ее за руку. Она улыбнулась и быстро повернулась к брату:

– Внесите в дом чемодан Изабеллы, хорошо, Дэниел? Я хочу перекинуться с ней парой слов, прежде чем вы присоединитесь к нам.

Она подождала, пока брат не скроется в доме.

– О Изабелла, – сказала она, похлопывая ее по руке, – о моя бедная, бедная.

А Флер стояла словно окаменевшая и смотрела на тот поворот, за которым скрылся экипаж…

* * *

Теперь Флер по крайней мере было чем занять себя. И она радовалась хотя бы этому.

Она перевезла все свои вещи в коттедж мисс Гален и расставила их так, как ей хотелось. В первые дни она все делала для себя сама, включая приготовление пищи, потому что не могла себе позволить нанять прислугу. Много времени проводила в маленьком садике, поправляя ограду и приводя в порядок клумбы с розами.

В школе Флер занималась теперь с двадцатью двумя учениками и поняла, что это гораздо труднее, чем иметь дело с одним.

Она подружилась с пожилой парой, жившей по соседству, носила им печенье, которое пекла сама, и слушала их бесконечные рассказы о прошлых временах, в которых часто упоминались ее мать и отец. Мириам, разумеется, проводила с ней много времени, радуя Флер неизменной веселостью.

Она догадывалась о душевном состоянии подруги, вот почему, когда уехал Адам, тактично отослала Дэниела в дом и сказала ей простые слова дружбы и сочувствия. Если она и испытывала любопытство, то никогда не проявляла его и не задавала вопросов. Она была настоящей подругой.

И Дэниел не отверг ее, несмотря на то что она призналась ему во всем и одна уехала с Адамом в Роксфорд. В деревне было много жителей, которых она не знала раньше, когда жила в Герон-Хаусе с родителями, но теперь они стали ее друзьями.

Мэтью не вернулся домой. Не приехали ни кузина Кэролайн, ни Амелия, несмотря на то что сезон в Лондоне близился к концу. В деревне слышали, что леди отправились на север страны с друзьями. Ходили слухи, что Мэтью уехал на континент, чтобы избежать серьезных неприятностей. Флер не знала, насколько правдивы все эти рассказы. И ее не очень интересовало, где все они сейчас находятся. Но ей было бы крайне неприятно, если бы вернулась кузина Кэролайн, и она с ужасом думала о возвращения Мэтью.

Она поговорила со слугой в Герон-Хаусе, и он пообещал ей связаться с человеком лорда Броклхерста, который вел его дела в Лондоне. Флер получила ответ самым неожиданным образом. Как-то днем, после школы, она сидела в маленькой гостиной и пила чай, думая о том, что надо бы собраться с силами и подстричь неожиданно быстро подросшие кусты у ограды сада. Она со вздохом поднялась на ноги, когда раздался стук в дверь, и с замиранием сердца увидела перед собой Питера Хаутона. От волнения даже почувствовала боль в желудке.

– Мисс Брэдшоу, – сказал он, отвешивая ей вежливый поклон.

– Мистер Хаутон? – Она отступила в сторону, приглашая его войти.

– Я был направлен в Лондон, чтобы сделать для вас кое-какие дела, мэм. И мне показалось, что лучше заехать к вам по пути в Уиллоуби-Холл, чем писать письмо.

– О да, – ответила она. – Благодарю вас. – Ей вовсе не хотелось получить письмо из Уиллоуби и узнать, что оно всего лишь от секретаря Адама. – Не хотите ли чаю?

Она сидела на краешке кресла, пила чай, слушала Хаутона и думала о том, что этот человек – теперь единственная хрупкая связь между ней и Адамом. И вспоминала, как в первый раз увидела Хаутона в агентстве по найму.

Мэтью, как она узнала, и в самом деле сбежал из страны, Кто-то сообщил ему о том, что его обман обнаружен, и он понял, что ему могут задать очень неприятные вопросы. Похоже, мистер Хаутон говорил с поверенным, дернул за нужные ниточки и устроил так, что ее опекуном теперь стал один из ее кузенов, наследник Мэтью, которого она видела всего один раз. И этот человек не препятствовал тому, чтобы двадцатитрехлетняя родственница, которую он даже не знает, получила очень приличное содержание на предстоящие полтора года, после чего сможет сама распоряжаться своей судьбой независимо от того, выйдет она замуж или нет.

Мистер Хаутон тихонько кашлянул.

– Мне кажется, теперь вы можете выйти замуж хоть завтра, – сказал он, и Флер заметила искорки в его глазах.

Флер, улыбнувшись, подумала, что и не подозревала о наличии у мистера Хаутона чувства юмора.

57
{"b":"5443","o":1}