ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот дьявол, у меня не будет другого выбора, после того как наши родители займутся мной. Хотя боюсь, что не смогу сделать этого, Стелла. Просто не смогу.

Она на мгновение прижалась лицом к его плечу.

– Я люблю тебя, Малькольм. Я очень люблю тебя.

– Иногда предпочтительнее не иметь такой любящей семьи. Тогда было бы легче поступать так, как тебе заблагорассудится. – Он сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. – Разве человек в здравом уме составит такое завещание?

* * *

– Это возмутительно! – сердито произнесла тетя Сара, усевшись на стул для фортепиано, после того как увела сына от группы родичей, все еще толпящихся в гостиной. – Этот человек – брат твоего отца – не должен был так поступить!

– В его завещании нет ничего противозаконного, мама. И дядя был настолько добр, что оставил что-то каждому, даже слугам.

– Ты же понимаешь, что я имею в виду только один возмутительный пункт. Это – преступление, Дэниел! Тебе следует его опротестовать. Примроуз должен был достаться тебе, как и все остальное. Недопустимо дробить собственность. Английская аристократия слабеет, когда происходят подобные вещи.

– Примроуз-Парк не ограничен в отношении наследования. Это была личная собственность дяди, и он мог распоряжаться ею по своему усмотрению.

– Он – твой, твой по праву! Но теперь для того, чтобы получить его, ты должен жениться на Джулии. Не имею ничего против девушки. Но ее отец был весьма расточителен, и почти ничего не известно о ее матери. И сама она славится необузданным характером. Твой дядя всегда был слишком снисходителен к ней. Тебе надо будет взять ее в ежовые рукавицы, Дэниел. Я, разумеется, тебе помогу.

– Мама, я не женюсь на Джулии.

– Нет?.. Твое нежелание делает тебе честь. Но, насколько мне известно, в ней нет ничего порочного. Ее просто нужно укротить, И я полагаю, будет справедливо, что после того, как много лет Джулия была приемным членом семьи, она наконец станет ею официально. Она очень даже хорошенькая, когда приоденется.

– На ней женится кто-нибудь из кузенов. Она точно так же станет членом семьи, выйдя замуж за одного из них. И она никогда в жизни не захочет стать моей женой.

– Но Примроуз-Парк… – начала она.

– Мне он не нужен, – решительно высказался Дэниел, – У меня больше собственности и богатства, чем требуется человеку в этой жизни.

– Дэниел. – У матери лопнуло терпение. – Ты обещал мне в ближайшем будущем найти себе жену. Сейчас самое время, особенно теперь, когда твой дядя умер, а ты – обладатель двух титулов. Твой долг перед семьей – произвести на свет наследника. Было бы глупо откладывать это.

– Скоро у меня появится жена, мама, – заявил граф. – Но это будет не Джулия.

– Ты уже кого-то нашел? – Она бросила на сына пронзительный взгляд. – В Лондоне? И ничего не сказал мне? Кто она?

– У меня есть виды. – Теперь Дэниел заговорил более осторожно. – К тому времени как я смогу уехать отсюда, светский сезон уже закончится. Но это не имеет значения. Ты получишь невестку до конца следующего года, мама, и, по всей вероятности, внука или внучку через год после этого.

– Я знала, что могу положиться на тебя, Дэниел. – Леди Сара прижала руки к груди. – Ты всегда выполнял сыновний долг. Теперь я должна заняться Камиллой. Она не проявляет желания найти кого-то, кто бы занял в ее сердце место капитана Стайна, упокой, Господи, его душу. А ей уже двадцать четыре года. Конечно, теперь она сестра графа Биконсвуда и покажется гораздо привлекательнее для перспективного жениха, несмотря на возраст.

– Камилла не нуждается в таких приманках, – поморщился он. – Она симпатичная, и у нее сильный характер, мама.

– Да. – Леди Сара вздохнула. – И ни малейшего намерения склеить разбитое сердце. Но я все же надеюсь, что ты женишься на Джулии. Мне не хотелось бы, чтобы эта собственность отошла к Фредерику или Лесли. А Малькольм и Огастус, строго говоря, даже не члены семьи, так как они родственники твоей покойной тети.

– Мама. – Граф сурово посмотрел на мать с тем выражением, которое, как она научилась понимать, означало, что дальнейший разговор бесполезен. – Я не стану ухаживать за Джулией. Или делать ей предложение. Или жениться на ней. Я никогда не стану владельцем Примроуз-Парка.

– Ну что ж. – Леди Сара покачала головой. – Ничего не остается, как простить дяде его выходку. Это все, что я могу сказать.

* * *

Огастус неуверенно улыбнулся родителям, когда те направились к нему через гостиную. Он не сдвинулся со своего места после того, как поверенный закончил чтение завещания.

– Ну, – весело заговорил отец, – так что же ты собираешься делать со своими пятьюстами фунтами, Огастус?

– Придумаю что-нибудь, – промямлил Огастус. – Что-нибудь бесполезное, можешь не сомневаться, отец.

Мне будет противно тратить это с неба свалившееся наследство на что-то стоящее.

– Мы и не ожидали от тебя ничего другого, правда, Пол? – засмеялась его мать. – Это чтение продолжалось целую вечность. Ты не очень скучал? – Она села рядом с сыном.

– Наоборот, мне было очень занятно, мама. Как тебе понравится, если твой сын станет почтенным землевладельцем в таком солидном возрасте, как двадцать один год? Что ты думаешь по этому поводу?

Мать положила ладонь ему на руку, а отец кашлянул.

– Мы хотели поговорить с тобой об этом, Огастус, – признался он. – Конечно, ты один из племянников, но ты не должен чувствовать себя обязанным следовать последнему пункту завещания.

Огастус усмехнулся.

– Мне было очень весело, – сказал он. – Я не знал, что дядя был таким славным малым. Но представляю, как рассвирепела Джули, Когда все закончилось, она выскочила из комнаты, как заяц из мешка. Рад, что не попался ей на пути. Я определенно остался бы с подбитым глазом прежде, чем успел пошевелить пальцем.

– Огастус. – Мать сжала его руку в своей. – Это не игра, дорогой. Кто бы ни женился на Джулии, будет связан с ней на всю жизнь.

– Думаю, жить в браке с Джули будет весело, – засмеялся Огастус.

– Брак не забава, – нахмурилась мать. – По крайней мере не только. Иногда он разочаровывает, а иногда бывает скучным. Ты простишь меня, любовь моя? – Она взглянула на мужа, который удрученно ей улыбался. – И всегда это тяжелая работа, если хочешь быть счастливой.

– Мы с Джули всегда были добрыми друзьями, – ответил Огастус.

– Дружба очень важна в браке, – подтвердила мать, – Но это еще не все, Огастус. Что мы пытаемся сказать…

– Мы пытаемся сказать, сын, – перебил ее отец, – что ты слишком молод, чтобы думать о женитьбе.

– А Джули – нет? – Огастус вопросительно поднял брови.

– Джулия совсем другое дело. Женщины готовы к браку значительно раньше мужчин, потому что они должны рожать детей.

– И потому, что женщины взрослеют гораздо раньше мужчин, – добавила мать.

– И это тоже, – согласился его отец. – Не соверши ошибку, о которой потом пожалеешь, мой мальчик. Пусть на Джулии женится кто-то другой. Найдется много других женщин, когда ты станешь старше.

Улыбка исчезла с лица юноши, ее место заняло упрямое выражение.

– Что-то не так с Джулией? Ее происхождение недостаточно хорошо для вас? – с вызовом спросил он.

– С чего ты взял? – возразил отец. – В Джулии нет ничего плохого. Нам она нравится, твоей маме и мне, и всегда нравилась.

– Но не в качестве невестки? – спросил Огастус.

– Мы приехали сюда, собираясь предложить ей жить в нашем доме, если она будет нуждаться в таковом, – пояснила мать. – Мы действительно любим ее, а когда Сьюзен выйдет замуж и покинет родное гнездо, мы будем рады заполнить пустое пространство в семье. И Виола всегда любила ее так же, как и ты. Мы не возражаем против Джулии как твоей жены. Но не сейчас. По крайней мере, не в ближайшие три-четыре года. Ты только что окончил университет. Ты еще ничего не знаешь о жизни.

– Я знаю достаточно, – возразил Огастус. – К тому же я совершеннолетний, мама.

8
{"b":"5444","o":1}