ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так вот вы где, сукины дети! Мерзавцы! Бездельники! — набросился на них Алекс. Он стиснул зубы и прищурился, всем своим видом показывая, как он разгневан. — Решили отсидеться в тепле и сухости? Спасибо вам, сержант. — Он коротко кивнул старшему из двух солдат. — Если бы вы не потревожили их, они наверняка торчали бы здесь целую неделю, дожидаясь, пока кончится вся эта заваруха. — Он обвел выстроенных в ряд мужчин презрительным взглядом. Рука Йестина Джонса была неестественно скрючена. Юноша старался удержать ее у живота, но похоже было, что это давалось ему с большим трудом.

Сержант кашлянул.

— Это ваши люди, сэр? — спросил он.

Алекс холодно оглядел его и надменно приподнял бровь.

— Крэйл, — поправил он. — Граф Крэйл. Хозяин Кембрана. Каждый час, что эти бездельники прохлаждаются здесь, приносит мне огромные убытки. Мне рекомендовали их как хорошо обученных констеблей. Я привел их в Ньюпорт, чтобы они собрали моих людей и вернули их на работу. Но эти мерзавцы, услышав выстрелы, в панике бросились бежать вместе с бунтовщиками.

Он закинул руки за спину и прошелся перед арестантами. — Джонс, — рявкнул он, поворачиваясь к Хью, — где ваше оружие?

С облегчением Алекс увидел проблеск понимания в глазах мужчины.

— Не знаю, сэр, — ответил он.

— А ваше, Рис? — спросил Алекс у его соседа.

— Я потерял его, сэр, — ответил Эмрис Рис. В его глазах было полное понимание.

— А ваше? — обратился Алекс к следующему.

— Солдаты отобрали у меня винтовку, сэр.

— Мы конфисковали три винтовки, милорд, — подтвердил сержант. — Мы даже не могли предполагать, что эти люди — констебли. Мы приняли их за беглецов. Прошу прощения, вышла ошибка, милорд.

— Три винтовки, — произнес Алекс с презрением. — Три винтовки на семерых. По-видимому, сержант, я вынужден буду просить вас забрать этих трусов с собой. За такое отношение к делу им прямая дорога в тюрьму.

Сержант кашлянул.

— Мне не хотелось бы вмешиваться, милорд, — сказал он, явно испытывая неловкость. — Если вы наняли этих людей, то вам лучше самому разобраться с ними.

— Ну что ж, — произнес Алекс с ледяной улыбкой. — Если я возьмусь за них, то они пожалеют о том, что не оказались в ньюпортской тюрьме.

Сержант снова кашлянул.

— А как насчет женщины, милорд? — спросил он. Алекс обернулся и увидел за своей спиной Шерон. Вот чертовка! Он холодно улыбнулся сержанту.

— Это моя… — сказал он, поспешно собираясь с мыслями. — Она со мной.

Сержант смущенно кашлянул еще раз.

— Тогда все в порядке, милорд, — сказал он. — И еще раз прошу простить за ошибку. — Он развернулся и, кивнув солдатам, поспешил в сторону дороги.

— Опустите руки, — устало вздохнув, сказал Алекс. — Вы же видите, я без оружия.

— Йестин! — Шерон подбежала к юноше. — Что с тобой? Что у тебя с рукой? Тебя ранили?

Парень слабо улыбнулся ей, но не успел ничего ответить. Шерон закрыла лицо руками и запричитала срывающимся голосом:

— Ох, чего я только не передумала за этот день! Мы искали вас целый день!..

Мужчины заговорили все сразу.

— Мы тоже искали тебя, — говорил Хьюэлл Рис. — Ты думаешь, почему мы все еще здесь? Мы тоже не знали, что и подумать.

— Йестин вывихнул руку, когда рвался навстречу бегущим, чтобы найти тебя, — сказал Хью. — Этот упрямец ни за что не соглашался пойти домой, пока не обшарит всю округу. Вот и сейчас — стоит бледный, как призрак, ему бы уже давно потерять сознание, а он все упрямится.

Алекс молча смотрел на них. Они говорили по-английски, как всегда в его присутствии, хотя он мог бы поклясться, что они напрочь забыли о нем. Эмрис Рис первым обратил на него внимание. Он повел рукой, и все затихли — тревожно и смущенно.

— Я не знаю, зачем вы сделали это, сэр, — резко сказал Эмрис. — Но все равно спасибо вам.

Алекс склонил голову, заметив, как остальные одобрительно закивали.

— Вам будет чем отплатить мне, — тихо ответил он. Все, в том числе и Шерон, настороженно посмотрели на него.

— Когда мы вернемся домой, я созову новое собрание, — продолжил Алекс. — Надеюсь, вы придете на него и приведете ваших жен и ваших родителей, братьев, сестер и взрослых детей — всех, кого сможете. Мы должны подумать о том, как улучшить жизнь в Кембране, мы все должны поработать над этим.

— Я приду, сэр, — слабым голосом сказал Йестин, — и приведу своих стариков.

— Я тоже, сэр, — подхватил Эмрис. Остальные одобрительно загудели.

— Ну что, юноша, — предложил Алекс Йестину, — надо бы вправить вам руку. Пойдемте в гостиницу. Там вы обсохнете, поедите и выпьете по стаканчику — если, конечно, добрые христиане могут себе позволить такое.

Последовал взрыв хохота — и каким же странным показался им всем этот смех после пережитых волнений!

— Нет, сэр. Нам нельзя туда. — Хьюэлл Рис, кивнул на гостиницу. — Нас не пустят.

— Мои констебли могут пройти везде, если я их туда посылаю, — ответил Алекс. — И кроме того, парню нужно вправить руку.

Шерон вцепилась в Йестина и держалась за него, пока они гурьбой шли к постоялому двору, и не отходила от него ни на шаг, когда Алекс вправлял ему руку и накладывал временную повязку. Она гладила его по голове и что-то лепетала ему по-валлийски, как младенцу, совершенно не замечая того, что перед ней не дитя, а отважный юноша. Алекс понимал, что, вправляя руку, он причиняет Йестину нестерпимую боль, но юноша даже не поморщился, только поглядывал с улыбкой на Шерон.

Алекс снял комнату наверху, где Шерон могла бы скинуть мокрую одежду и выкупаться, а мужчины разместились на кухне у огня в ожидании ужина, который он заказал для всех.

Он велел ей отправляться в комнату, и она повиновалась ему, но на лестнице остановилась.

— Оуэн погиб, — сказала она тихо, и те потрясенно смолкли. — Он получил выстрел в спину около Уэстгейтской гостиницы, прикрывая меня. Он умер у меня на руках.

Она повернулась и скрылась на втором этаже прежде, чем кто-нибудь смог заговорить.

Мужчины поели, выпили пива, отогрелись и обсохли у огня и вскоре засобирались домой. Казалось, они чувствовали себя неловко, испытывая такой комфорт.

— Женщины будут тревожиться, — сказал Хьюэлл Рис. — Если остальные возвратятся, а нас еще не будет, они просто с ума сойдут от тревоги. Грешно заставлять женщину беспокоиться без особой нужды. Уже два дня, как нас нет дома. Нам пора возвращаться. Тем более дождь уже перестал.

— Шерон останется здесь, — твердо сказал Алекс. — Она устала, ей нужно выспаться.

Хьюэлл Рис, Эмрис и Хью Джонс, суровый родственный триумвират, хмуро и молча смотрели на Алекса. Наконец Хьюэлл Рис кивнул и поднялся со стула.

— Завтра приведите ее домой, — вот и все, что он сказал. Даже Йестин Джонс настаивал на ночном походе.

— Теперь, когда я поел, мне просто необходимо прогуляться на свежем воздухе, — со смехом заявил он Алексу.

Алекс потребовал у хозяина бумагу, перо и чернила и написал сопроводительную записку, в которой перечислял всех мужчин поименно и объявил их специальными констеблями графа Крэйла из Кембрана.

Он постоял на крыльце, глядя им вслед, пока они не исчезли в темноте, потом поднялся на второй этаж и открыл дверь.

Шерон сидела у огня, закутавшись в одеяло. Ее влажные после купания волосы рассыпались по плечам. Поднос, на котором ей принесли ужин, был пуст.

Она повернула к нему голову и улыбнулась. Алекс вошел в комнату и тихо закрыл дверь.

Глава 27

Сегодня они попрощаются друг с другом, думала Шерон. Она надеялась, вернее, какая-то ее частица, избежать встречи с ним в эти два месяца, остававшиеся до Рождества. Она надеялась без лишних объяснений уехать из Кембрана и начать новую жизнь. Ей очень хотелось начать новую жизнь.

Но, в конце концов, им необходимо сказать друг другу «прощай», сказать раз и навсегда. И не стоит жалеть о случившемся. Да и о чем жалеть? Ведь он пришел за ней, он спас ее — несмотря на ее глупость и безрассудство, несмотря на дождь и опасность.

81
{"b":"5445","o":1}