ЛитМир - Электронная Библиотека

Клод хохотнул:

– Это означает только одно: они не будут подпирать стену, по крайней мере в начале бала. – Он взял жену под руку. – Пожалуй, нам пора спуститься, любовь моя, и встретить гостей, приглашенных к обеду.

Миссис Адамс снова пожелала, хотя на сей раз молча, чтобы Кэтрин Уинтерс не было в их числе.

Лорд Пелхэм и мистер Гаскойн собирались уехать на следующей неделе. Они объяснили, что не хотят злоупотреблять гостеприимством хозяев. Правда, они еще не решили окончательно, куда поедут, не решили даже, проведут ли всю весну и лето вместе. Лишь только Лондон был закрыт для обоих. Друзья могли бы отправиться в Данбертон в Корнуолле, в имение графа Хэверфорда. Он уехал туда еще до Рождества, и неплохо было бы повидать его.

Лорд Роули знал, как им надоело в Боудли-Хаусе, и едва ли мог винить их в этом. Гостей, приглашенных Клариссой, правильнее было бы назвать “собранием друзей и родственников”, и среди них было не так уж много дам, которые могли бы привлечь внимание холостых и полных жизненных сил джентльменов. Он подумывал: не уехать ли вместе с друзьями? Этим отъездом можно было бы доказать Клариссе, что она поставила совсем не на ту лошадку, желая заполучить жениха для своей сестрицы. Роули также предполагал, что Эллен Хадсон вздохнет с облегчением, если он избавит ее от своего общества.

Однако он никак не мог заставить себя уехать. Только не сейчас. Только после того, как не останется ни малейшей надежды…

Он, конечно, вел себя неосторожно, обхаживая красавицу вдову, чтобы сделать ее на время своей любовницей. Кому-кому, а Дафне вовсе не следовало знать о его целях. Не потому, что Дафна встревожилась. Возможно, она даже одобряла его. Хотя, конечно, Дафна не подозревала об истинных намерениях брата. А вот Кэтрин Уинтерс – та сразу все поняла.

– Не хочешь ли ты завтра прокатиться верхом со мной и Клейтоном? – спросила Дафна, когда они возвращались от Кэтрин. – Поскольку ты один, Рекс, мы могли бы пригласить миссис Уинтерс присоединиться к нам. Правда, у нее нет лошади. Хм-м... может, в таком случае совершить пешую прогулку? Это даже лучше. Вы сможете идти позади нас, чуть поодаль, как несколько дней назад, когда я впервые заметила, как ты смотришь на нее.

Однако вчера весь день лил дождь. Хотя Дафна и Клейтон все-таки отправились на прогулку, он отказался сопровождать их. Скорее всего он отказался бы в любом случае. Боже милостивый, не ухаживать же за миссис Уинтерс под надзором сестры, пусть даже столь снисходительной и наивной.

Но сегодня вечером – бал. И он оделся с особой тщательностью, выбрав черный фрак, панталоны до колен и белую рубашку, отделанную кружевом. Черный фрак в Лондоне уже казался несколько банальным, это верно, однако здесь, в Боудли-Хаусе, он смотрелся совершенно иначе. Единственным украшением была булавка с бриллиантом, которой он заколол галстук. Виконт всегда презирал денди и дендизм, а уж в этот вечер и вовсе не следовало наряжаться, иначе он мог бы выглядеть наряднее своей дамы.

Лорд Роули похвалил себя за предусмотрительность, когда увидел ее перед обедом – в другом конце гостиной. Кэтрин была одета точно так же, как и в прошлый раз, когда се пригласили к обеду. На ней было то же зеленое платье, на шее – нитка жемчуга, в волосах же – ни перьев, ни других украшений.

И так же, как на том обеде, она затмила всех присутствующих дам, в том числе Клариссу, всю искрившуюся бриллиантами, подаренными ей на свадьбу Клодом. Кэтрин улыбалась, беседуя с миссис Липтон, и с мужчиной, в котором лорд Роули узнал арендатора – они с Клодом посетили его примерно неделю назад. Этот холостяк – на вид не старше тридцати пяти лет – не позволил бы себе так смотреть на нее, если бы знал, чем это ему грозит.

Кэтрин перехватила взгляд виконта и ответила ему едва заметной улыбкой. А Роули задумался: может, она вновь приняла его за Клода? Как истолковать ее улыбку? Ведь он намеревается танцевать с ней сегодня… “Надеюсь, – думал Роули, – она не забудет о двух вальсах”. Сегодня вечером он намерен поцеловать ее во что бы то ни стало. Тот поцелуй, на мосту, никак не назовешь поцелуем, однако в результате пробудился голод, требовавший утоления. Господи, если с ней нельзя переспать, то уж поцеловать-то можно. Не лишит же она его хотя бы этой радости.

– Даже за противником, старина, вы не наблюдали бы столь пристально, – заметил лорд Пелхэм, проследив за взглядом друга. – Она продолжает упорствовать?

– Весьма вероятно, что вы с Нэтом тоже откажетесь от вашего намерения уехать после сегодняшнего вечера, – откликнулся виконт, окинув собеседника обычным своим взглядом – высокомерным и скучающим. – Похоже, что Кларисса ради такого случая пригласила великое множество хорошеньких женщин.

– Верно, Нэт уже приглядел себе рыжую, – сказал лорд Пелхэм, указав кивком головы в дальний угол гостиной, где среди прочих стояла миловидная молодая женщина, озиравшаяся вокруг широко распахнутыми и любопытными глазами. – Однако он, понятное дело, начеку, Рекс. Пытается выяснить, кто родители, сколько кузенов и дядьев – вы же знаете, многие стремятся взять Нэта в кольцо и потребовать отчета о его намерениях, стоит ему разок-другой улыбнуться девице.

Виконт Роули усмехнулся в ответ.

Глава 9

За обеденным столом у нее были приятные соседи: мистер Липтон с одной стороны и сэр Клейтон Бэрд – с другой. Хотя в приветствии миссис Адамс чувствовалась прохладца, джентльмены были учтивы и даже любезны. Кэтрин отогнала мысль о том, что выглядит куда проще любой из присутствующих дам. На ней было все то же зеленое платье, которое она надевала к каждому званому вечеру в течение последних двух лет. И были жемчуга ее матери. Теперь Кэтрин носила их очень редко, только в особых случаях.

Однако то, что она была одета слишком уж просто, не имело значения. Кэтрин пришла сюда не для того, чтобы привлекать к себе внимание, – пришла просто развлечься. Когда же гости после обеда направились к бальному залу и смешались там с теми, кто не был приглашен на обед, то, разумеется, оказалось, что одета она ничуть не хуже, чем кое-кто из жен и дочерей арендаторов.

В первом туре партнером Кэтрин был один из арендаторов. Она улыбнулась ему. Можно начинать веселиться. Кэтрин всегда любила балы – гром оркестра, аромат цветов и духов, кружение и блеск ярких шелков и атласов, игру драгоценных камней при свете свечей.

Она надеялась, что виконт Роули отказался от двух вальсов, на которые пригласил ее. Да, несомненно. Любой танец с виконтом, а тем более вальс – это привлечет всеобщее внимание. А два вальса? Несомненно, он откажется. Он не сделал ни малейшей попытки подойти к ней в гостиной перед обедом. За столом его посадили как можно дальше от нее. И в бальном зале виконт избегал ее. Вот и сейчас он танцует с Эллен Хадсон в противоположном конце зала.

Но ведь он так и сказал… Сказал, что ему придется открыть бал с мисс Хадсон. А что, если он не отказался и от остальных своих планов? Сердце Кэтрин забилось быстрее.

Сегодня вечером виконта невозможно было спутать с его братом. Мистеру Адамсу чрезвычайно шел костюм различных оттенков синего цвета. Лорд же Роули был просто неотразим – весь в черно-белом.

Мистер Гаскойн пригласил Кэтрин на следующий танец, на кадриль. Он пустил в ход все свое обаяние и преуспел. Кэтрин понравились его улыбчивые глаза, понравилась его стройная фигура. И опять она задалась вопросом: отчего один человек, не менее красивый, чем другой, к тому же куда более обаятельный и легкий в общении, – почему он не вызывает у нее ничего, кроме симпатии? Особенно если учесть, что другой…

Ладно, возможно, это особенность ее натуры, возможно, она постоянно ошибается. Два джентльмена, которые сделали ей предложения за последние три года, – оба они были люди весьма достойные и неплохо относились бы к ней. Однако ей, чтобы согласиться на замужество, необходима по меньшей мере любовь.

24
{"b":"5446","o":1}