ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И его светлость отпустил девочку просто потому, что его попросила об этом невестка?

– Конечно, – ответила жена, когда маркиз задал ей этот вопрос. – Он согласился со мной. Ему тоже было бы жаль, если бы девочка провела такое прекрасное утро в душной классной комнате.

Энтони заметил, как покраснела жена при встрече с ним. Конечно, она вспомнила прошлую ночь, которую ему бы хотелось забыть. Он обратился к грязной и взлохмаченной Огасте. Та наконец-то выглядела как нормальный восьмилетний ребенок.

– Ты напоминаешь мне, Огаста, – сказал маркиз, поднося к глазам свой лорнет, – как мы лазили по деревьям, играли в салочки и в прятки.

Девочка испуганно посмотрела на него.

– Конечно, ты переоденешься, умоешься и причешешься до того, как его светлость заметит тебя за обедом. А если он вдруг пригласит меня в библиотеку и начнет допрашивать, я, сжав зубы, поклянусь, что встретил тебя на мосту и ты была совершенно чистая. Даже на подошвах твоих туфелек не было ни пылинки.

Сморщив нос, Огаста улыбнулась ему широкой солнечной детской улыбкой.

Камердинер поправил узел его шейного платка и подал черный вечерний сюртук. Да, подумал маркиз, день прошел хорошо. В доме готовятся к празднику, граф Тилден с женой и дочерью еще гостят в Инфилде. Но предстоят гораздо более важные дела, чем налаживание хороших отношений с братьями и сестрами. Вообще это не входило в его планы, когда он решил вернуться домой. Ему нужно уладить все вопросы с отцом. И ему нужно разобраться со своей женой.

Вскоре он должен отправить ее восвояси, так он решил сегодня. Во-первых, она уже выполнила свою задачу. Его признали женатым, человеком, которому нельзя указывать, как ему жить. Во-вторых, ей будет проще уехать сейчас, пока его семья к ней не привыкла. Это нужно уладить раз и навсегда. И потом, она должна уехать сейчас, чтобы не увеличилась опасность того, что он сделает ей ребенка, И пока он не свыкся окончательно с ее постоянным присутствием в соседней спальне.

Он нанял мисс Чарити Дункан на службу. Она вовсе не обязана согревать его постель по ночам.

Маркиз Стаунтон наклонился к зеркалу, чтобы поправить булавку в шейном платке, и замер. На его пальце сияло кольцо с бриллиантом. А какие драгоценности есть у его жены? Чем она может украсить себя? По крайней мере, на балу она уже не будет в этом ужасном сером платье. Модистка Клодии закончила шить ее бальный наряд. Энтони надеялся, что платье будет очаровательным и модным, из подходящей ткани. Но у нее не будет драгоценностей к этому туалету.

Конечно, это и было главным в его плане: привезти в Инфилд жену из обедневших дворян и доказать своей семье, что для него не имеют значения обычные причины, по которым женятся мужчины их круга, – происхождение, богатство, модная одежда и красота.

Но сейчас, как ни странно, маркиз Стаунтон чувствовал свою вину перед женой. Как она чувствовала себя в последние дни среди членов его семьи и гостей отца, от которых она так отличается? Как будет она чувствовать себя сегодня вечером в своем новом бальном наряде, если на шее, в ушах и на запястьях не будут сиять драгоценности? Она ведь его жена, следовательно, она – старшая по положению среди всех дам, которые будут присутствовать на балу. Среди соседей уже прошел слух, что бал, на котором якобы должны были отпраздновать помолвку маркиза Стаунтона, на самом деле дают в честь его женитьбы.

Почему он не подумал о свадебном подарке для нее: браслет, ожерелье, кольцо? Даже Анна, которая весной шесть недель была его любовницей, получила в подарок рубины.

Энтони закрыл глаза и задумался. У него есть медальон на золотой цепочке, который мать подарила ему на восемнадцатилетие. В медальоне хранилась миниатюра – портрет матери. Целый год после смерти матери он не снимая носил этот медальон. Сейчас медальон был с ним. Еще у него было жемчужное ожерелье – он купил его для одной молодой балерины, которую собирался взять в любовницы вместо Анны. Потом, правда, он передумал и решил, что ему не нужна любовница из дам полусвета. Жемчуг вес еще был у него. Он привез ожерелье с собой, собираясь подарить Марианне или Огасте.

Маркиз отпустил камердинера и достал жемчужное ожерелье. Оно было великолепно. Стаунтон всегда был щедр к своим настоящим или будущим любовницам, цинично полагая, что щедрый покровитель имеет право на лучшие услуги.

Он понятия не имел, как будет выглядеть ее новое платье. И даже какого оно цвета. Жена только засмеялась, когда он спросил ее об этом. При этом она выглядела очень хорошенькой и совсем юной. Она сказала, что это секрет. Но не важно, жемчуг подходит ко всему. Энтони согрел жемчужины в руке. Можно было бы, конечно, возразить, что он ничего ей не должен, поскольку соглашение, которое они в конце концов подписали, обеспечивало ей очень хорошую оплату. Но мисс Дункан хорошо выполнила свою работу. Даже больше, чем хорошо. Хотя жемчуг – не плата за ее благосклонность. Он, нахмурившись, посмотрел на ладонь. Эта мысль неуместна. Ведь она его жена.

Он подарит ей жемчуг, потому что она его жена. Это будет его свадебным подарком, несмотря на то, что у них не обычный брак.

Маркиз постучал в дверь будуара. Дверь открыла горничная и, сделав реверанс, сообщила, что миледи нет. Она только что спустилась в гостиную, куда ее пригласил его милость.

Хорошо. Стаунтон опустил ожерелье в карман и тоже пошел вниз. Его светлость хочет продемонстрировать такое расположение к невестке, которое он никогда не оказывал своим детям. Конечно, он делал это намеренно. Он хотел досадить своему сыну, убедить его, что совершенно не потрясен тем, что будущая герцогиня из низших слоев дворянства и еще совсем недавно работала гувернанткой.

Это не важно. Маркиз не расстроился. Его радовало, что его светлость расточает знаки внимания Чарити. Ему не терпелось увидеть жену в новом бальном платье. Хорошо, он вручит ей свой подарок при всех и сам застегнет ожерелье у нее на шее. Может быть, она поблагодарит его своей теплой улыбкой.

Бальное платье было из белого шелка с туникой из белого кружева, расшитого золотыми розочками. По подолу, на манжетах коротких рукавов и по линии выреза, довольно низкого, как того требовала мода, розочки располагались более часто. Клодия дала Чарити пару длинных вечерних перчаток золотого цвета и настояла, чтобы она их обязательно надела. Ловкие руки горничной сотворили чудо с ее волосами – это были сплошные локоны и завитки, но прическа совсем не выглядела детской для ее возраста и положения замужней дамы.

Глядя в зеркало, Чарити нашла себя красивой и очаровательной. И она улыбнулась своему отражению и своей самонадеянности. Не важно, самонадеянная она или нет. Она все равно никому не собиралась поверять свои мысли. Она считала, что выглядит очень-очень красивой. Она ощущала себя как принцесса, отправляющаяся на свой первый большой бал. Она – маркиза Стаунтон, невестка герцога Уитингсби, и она идет на свой первый бал как почетный гость. У нее дух перехватило от великолепия бального зала, когда она сегодня после обеда заглянула туда. Она даже будет встречать гостей вместе с герцогом и своим мужем.

Сочтет ли ее красивой муж? Не важно, если нет, решила она. Но конечно, это имеет значение. Прошлой ночью он находил ее желанной. В течение всего дня она часто вспыхивала при воспоминании о прошлой ночи. Она не знала, хотел ли Энтони просто женщину, которая была рядом, была доступна, или он хотел именно ее. Не важно, считает он ее привлекательной или нет. Нет, важно. Чарити улыбнулась своему отражению в зеркале. Она намерена получить удовольствие сегодня вечером. Она забудет, что все это лишь та время. Забудет, что она в некотором роде Золушка, за исключением того, что принц не будет разыскивать ее по окрестностям, держа в руке башмачок, когда она исчезнет. Она просто будет веселиться.

Чарити с нетерпением ждала, когда за ней придет муж, чтобы сопровождать ее в гостиную. Сначала нужно будет высидеть ужин, пока собираются приглашенные на бал гости. Но для нее этот вечер начнется, как только она покинет свою комнату. Интересно, какое впечатление произведет она на всех теперь, когда одета соответственно своей роли. Ей хотелось бы знать, как муж посмотрит на нее, когда войдет в ее будуар. Она намеревалась смотреть ему прямо в лицо, чтобы заметить самую первую реакцию.

34
{"b":"5447","o":1}