ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дорогие, мои дорогие! – причитала леди Келлингтон. – Вы живы! Какое счастье! Вас же могли убить!

– О, Люси! – говорил лорд Лэнтинг. – Я так сожалею, дорогая! Не пойму, что это пришло в голову Джетту. Обычно он бывает спокойнее.

Лорд Фрэнсис полагал, что знает, отчего черный жеребец вдруг повел себя так странно. Причина лежала рядом с ним на траве, пытаясь безуспешно сосчитать солнца на небе из-под закрывшей один глаз шляпки.

Но она недолго оставалась без внимания. Леди Келлингтон оставила в покое своих пуделей, убедившись, что они живы и невредимы, и схватила Кору за руку.

– О моя дорогая! Вы спасли моих любимцев! Как мне благодарить вас? – И она поднесла руку Коры к своему лицу, собираясь, как видно, омыть ее слезами.

– Какая храбрость! – присоединился к ней лорд Лэнтинг, приближаясь к Коре.

– Он чуть не убил ее! – сквозь слезы восклицала леди Келлингтон.

Толпа на разные голоса вторила им. И все пели хвалу мисс Коре Даунс, спасшей жизнь пуделей леди Келлингтон с риском для жизни.

«Новые замшевые панталоны придется выбросить, – с сожалением подумал лорд Фрэнсис. – И один из башмаков уже не жилец на этом свете». Рукав фрака был в грязи. Белоснежный манжет стал зеленым. Не лучше выглядели и обшлага фрака Шляпы вообще не было видно.

– Вы видите? – проговорил кто-то. – Это же мисс Кора Даунс, протеже герцогини Бриджуотер. Мы видели ее вчера у леди Маркли.

– Да, это та девушка, которая спасла племянника Бриджуотера в Бате.

– Героиня! – раздалось в толпе.

Глава 5

Медленно приходя в себя, Кора обнаружила, что лежит на зеленой лужайке возле Роттен-роу в Гайд-парке. Где-то высоко голубело летнее небо, а прямо над ней, составляя плотное кольцо, склонились лица тех, кто представлял собой высшее лондонское общество. И причина такого внимания света – ее сбившаяся набок шляпка, которая совсем недавно выглядела так очаровательно и не сулила никаких неприятностей.

Взглянуть на остальную свою одежду Кора не решилась.

Постепенно головокружение проходило, и Кора начала понимать, о чем говорят вокруг.

Кажется, речь шла о ней, и почему-то ее снова называли героиней. Как странно, это всего лишь потому, что она пыталась вытащить из-под лошадиных копыт две пары пуделей.

Эта мысль почему-то рассмешила Кору.

– Не могли бы вы расступиться, – раздался чей-то строгий голос, когда клочок неба совсем спрятался за сочувствующими лицами, – ей нужен свежий воздух. Быть может, она ранена или сильно ушиблась при падении.

О, это был голос лорда Фрэнсиса Неллера. Припомнив, что с ним она каталась по парку, Кора обрадовалась. Ей было бы весьма скверно, если бы это оказался кто-нибудь другой. Впрочем, ей все равно было очень неловко.

Она почувствовала, что ее рука почему-то мокра от слез. А, это леди в розовом – хозяйка пуделей. Интересно, все ли с ними в порядке? Наверное, все они живы, раз ее опять называют героиней. Но разве на этот раз она сделала что-то героическое? Может быть, со стороны виднее.

Лорд Фрэнсис наклонился к ней. Удивительно, но что-то нарушило его безупречный вид: волосы растрепаны, фрак в пыли, а манжеты испачканы травой. О Боже, он, наверное, жутко расстроен. Испортить костюм такого изысканного цвета!

– С вами все в порядке, мисс Даунс? – спросил он.

– Да, я в порядке, – ответила она, садясь и пытаясь поправить шляпку. Декорации на сцене явно следовало привести в порядок. Это был случай из тех, когда ее отец, будь он здесь, непременно по обыкновению поднял бы глаза к небу в безмолвной покорности судьбе. Эдгар же назвал бы ее растяпой или как-нибудь еще похуже. Небо и окружающие ее лица слегка покачнулись, когда она пыталась сесть.

– Упс! – вырвалось у Коры.

Толпа сочувственно зашумела.

Лорд Фрэнсис помог ей подняться на ноги и даже снял несколько травинок с платья. Светская толпа жужжала, словно улей, выражая радость по поводу того, что Кора пришла в себя.

– Нет-нет, не стоит, – отвечал кому-то лорд Фрэнсис, – я сам отвезу мисс Даунс домой. Вы меня очень обяжете, если минуточку придержите лошадей.

Кора тяжело оперлась на его руку, такую сильную и надежную. Мир вокруг нее все еще кружился и покачивался. Она не очень хорошо помнила, как снова оказалась на сиденье экипажа. Похоже, лорд Фрэнсис просто поднял ее туда на руках, но как ему это удалось, она не понимала. Она опять пришла в себя, когда лошади уже тронулись и все расступились перед ними. Лорд Фрэнсис правил лошадьми, одной рукой прижимая Кору к себе, чтобы она не свалилась вперед или назад. И это было очень кстати.

Что-то беспокоило Кору – что-то еще, кроме свербящей боли в затылке.

– Вы спасли меня, лорд Фрэнсис. Я восхищаюсь вашей смелостью. Вас запросто могла ранить эта лошадь.

Он взглянул на Кору – ее голова и шляпка уютно устроились у него на плече.

– Мисс Даунс, – ответил он сухо, – вы просто лишаете меня дара речи.

Нет, не это беспокоило ее. Что-то было не так.

– Лорд Фрэнсис, ответьте мне, – решилась Кора, – собаки действительно были в опасности?

Эдгара не нужно было бы спрашивать. После случая с Генри он не ждал разрешения высказать свое мнение. Но Эдгар мог оценивать ее на правах старшего брата. Лорд Фрэнсис Неллер вынужден быть более вежливым.

Он ответил не сразу. Пока он раздумывал, Кора успела заметить, что они едут по самому центру Лондона. Она опять возблагодарила Бога, что рядом только лорд Фрэнсис. Было так уютно лежать на его плече.

– Собаки были явно взволнованы. И лошадь нервничала. И кое-кому действительно грозила опасность. Мне бы очень хотелось, чтобы я оказался внизу, когда вы упали, и моя голова, а не ваша, ударилась о землю. Интересно, как я объясню герцогине, почему я не смог уберечь вас.

– О! – воскликнула Кора, пытаясь сесть прямо. – Но я объясню ей, от какой гораздо большей опасности вы меня избавили. Если бы я не выпрыгнула из фаэтона, никто бы не пострадал. Собаки не залаяли бы, и лошадь не запаниковала. – Очень трудно было признаться в этом даже себе. И вдвойне трудно – повиниться перед лордом Фрэнсисом.

Удивительно, но лорд Фрэнсис вдруг рассмеялся.

– Об этом еще стоит поспорить, – проговорил он. – И лучше будет, если то, что вы сказали, останется м,ежду нами, мисс Даунс. Ваш героический ореол засиял сегодня еще ярче. Это нам только на пользу. Я имею в виду ваши матримониальные планы.

– О, – Кора вспыхнула, – неужели это увеличит мои шансы?

Это было очень смешно. Лорда Фрэнсиса ее вопрос явно позабавил. Значит, он больше не сердится иа нее.

– По-моему, – произнес он, – репутация героини вам не помешает. И я нисколько не сомневаюсь, что в случае с племянником Бриджуотера вы поступили действительно храбро.

Кора сморщилась:

– Мой брат так не считает.

Он снова взглянул на нее. «Как же здорово он правит лошадьми одной рукой», – подумала Кора.

– Разве это было не так?

– Эдгар говорит, что мальчик смог бы доплыть до берега и без моей помощи; что я сама чуть не утопила его.

В голосе лорда Фрэнсиса снова послышалось изумление, но он больше не смеялся.

– Это не слишком великодушно с его стороны, – отозвался он.

– Да нет, – возразила Кора, – просто он мой брат. У вас есть братья или сестры, лорд Фрэнсис? – добавила она и сразу вспомнила, что его брат – герцог.

– Брат и две сестры, – ответил он. – Двое из них старше меня. Я представляю, что это такое. Все-таки давайте не будем разрушать ваш образ героини, мисс Даунс. Лондонское общество просто в восторге от него. Мы изнываем здесь от скуки. Все новое у нас – на вес золота. И девушка-героиня – развлечение, от которого невозможно отказаться.

– Значит, нам нужно солгать? – с сомнением произнесла Кора.

– Вовсе нет, – пояснил он. – Нам вообще не придется ничего говорить. Нас сегодня видели не менее дюжины человек. И сотни людей будут утверждать, что они были свидетелями всего, что произошло. Все они станут рассказывать про этот случай, и каждый рассказчик снабдит свою историю новыми подробностями. Скоро вы и сами убедитесь, что спасли не только четырех милых собачек от верной смерти, но и леди Келлингтон – от незаживающей сердечной раны.

12
{"b":"5448","o":1}