ЛитМир - Электронная Библиотека

В павильоне играл оркестр, и несколько пар уже танцевали. Воксхолл был местом любовных встреч, как сказала ей утром Джейн, розовея от смущения и оглядываясь по сторонам, опасаясь, что кто-нибудь – мама или Элизабет – услышит их разговор. Здесь было несколько широких аллей для прогулок и немало тенистых узких тропинок, на которых пары могли на какие-то мгновения остаться невидимыми для посторонних глаз. Если, конечно, влюбленные были достаточно сообразительны, чтобы заранее договориться о встрече, и достаточно осторожны, чтобы на долгое время не исчезать из поля зрения бдительных знакомых.

– Может быть, – сказала Джейн, безмятежно прикрыв глаза и сложив руки на груди, так что Коре показалось, что ее подруга просто грезит наяву, – может быть, именно в Воксхолле тебя ждет первый поцелуй.

Кора знала, что Джейн и граф Гринволд были без памяти друг от друга и что их вовсе не устраивало то, что они должны ждать со свадьбой, пока не выйдет замуж старшая сестра Джейн.

«Наверное, это так замечательно, – думала Кора, – быть влюбленной». И когда они прибыли в Воксхолл, она еще больше укрепилась в этой мысли. Их ждал заказанный ужин, но Коре не хотелось есть – ей хотелось танцевать, хотелось побродить по тенистым уединенным аллеям. Ей хотелось, чтобы рядом с ней оказался кто-нибудь более романтичный, чем мистер Коршэм, – кто-нибудь, кому она была бы рада подарить поцелуй. Нет, несмотря ни на что, она будет веселиться.

Сердце Коры тревожно забилось, когда она заметила в соседней беседке, совсем недалеко от них, лорда Фрэнсиса Неллера. Он был в компании миловидной леди Августы Хэвилл и еще нескольких леди и джентльменов. Членами ее кружка, как успела заметить Кора, были исключительно титулованные особы.

Он сидел рядом с леди Августой и был совершенно поглощен беседой с ней. Одет он был, как всегда, чрезвычайно элегантно. Вот только, пожалуй, его костюм был чуть странноват для джентльмена – фрак цвета лаванды и серебристый жилет.

Вскоре Кора почувствовала, что не просто взволнована. Ей было теперь все ясно, и эта ясность до крайности огорчала ее. Это не была ревность, нет, – лорд Фрэнсис был с леди Августой ничуть не более приветлив, чем с остальными леди. Она просто завидовала ей. Он должен сидеть сейчас рядом с ней, с Корой, и смотреть на нее. И разговаривать с ней, а не с кем-то еще. Нет, она все же ревновала. Она хотела, чтобы он был ее другом, не желала ни с кем им делиться.

Делиться? Кора чуть не расхохоталась, к удивлению мистера Коршэма, рассказывавшего какую-то длинную, серьезную и нудную историю о паре серых жеребцов, которых он чуть не купил на прошлой неделе. Разве она имела какие-нибудь права на лорда Фрэнсиса? Она его больше не интересует. За всю неделю он ни разу не заговорил с ней. А возможностей для этого было предостаточно. Он мог бы заглянуть в ложу лорда Гринволда во время антракта, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение. Он мог бы догнать ее на Оксфорд-стрит. Но в обоих случаях он предпочел держать дистанцию. И, наконец, сегодня он даже не заметил ее, несмотря на все ее призывные взгляды.

Ужин закончился. Кору пригласили танцевать, сначала мистер Коршэм, а потом какой-то виконт, которому, по всей вероятности, медведь наступил на ухо, – он никак не мог попасть в такт. Потом вместе с двумя другими парами, включая Джейн и ее графа, они решили прогуляться. Кору сопровождал мистер Коршэм. Герцогиня и мать графа остались в беседке.

«Как здесь чудесно», – подумала Кора. Она попыталась представить себе, что гуляет не просто с кавалером, но со своим возлюбленным. Не важно, что с воображаемым. И место, и теплый вечер были так прекрасны, что грезы становились реальностью. Так спокойно и в то же время романтично кругом. Кора запрокинула голову и взглянула на звезды, проступающие на вечернем небе сквозь свет фонарей и ветки деревьев.

Лорд Фрэнсис был в это время совсем неподалеку. Вместе с леди Августой и другой парой он прогуливался по той же аллее. Кора решила, что они могут встретить его компанию за одним из поворотов. Они, быть может, решат остановиться и завести беседу. Правда, Коре уже не слишком этого хотелось. Теперь она совершенно уверилась, что лорд Фрэнсис намеренно избегал ее всю эту неделю. И ей не хотелось, чтобы он подумал, будто она нарочно подстроила их встречу. В любом случае ей не удалось бы поговорить с ним как следует или посмеяться, как в прошлый раз, пока он держит под руку леди Августу, а ее – мистер Коршэм.

Нет, им лучше вовсе не встречаться.

Джейн и граф постепенно отстали. Вскоре Кора заметила, что они куда-то незаметно исчезли. Она понимающе улыбнулась. Через несколько минут они, несомненно, так же незаметно появятся вновь. Эти двое были очень осторожны. Другая пара ушла вперед.

И тут произошло нечто неожиданное. Как раз в тот момент, когда Кора, как ей показалось, увидела лорда Фрэнсиса и его компанию, какая-то бедно одетая женщина подошла к мистеру Коршэму и потянула его за рукав, что-то возбужденно говоря. Следует заметить, что любой, кто был в состоянии заплатить за вход, мог попасть в Воксхолл, и вероятно, сюда проникали, минуя главный вход и вовсе не платя. Мистер Коршэм что-то недовольно ответил женщине и попытался сбросить ее руку, но она вцепилась в него еще сильнее и жалобно запричитала. Ее слова, несомненно, вызвали бы интерес и сочувствие Коры, если бы она прислушалась. Но она была занята совсем другим.

Маленький мальчик выскочил из-за деревьев и с плачем ухватился за ее платье. Это был худенький, грязный, босоногий мальчишка, и Коре сразу стало жаль его. Сочувственно сдвинув брови, Кора пыталась понять, чего он хочет.

– Мой братишка, – говорил тот, шепелявя, – полез на дерево, миссис, и не смог слезть. А если он не слезет, то нас точно поймают. – Выпалив все это, он снова захныкал и потянул ее в сторону деревьев.

Кора обернулась к мистеру Коршэму, но он по-прежнему пытался высвободиться из цепких рук женщины и, по-видимому, не заметил ребенка. Но колебалась Кора лишь долю секунды – в двух шагах от нее малыш застрял на дереве и мог упасть в любую минуту. А если их заметят и поймают, то у обоих ребятишек непременно будут неприятности. Наверняка они пробрались сюда без разрешения, чтобы полюбоваться чудесным садом, и влезли на дерево, чтобы лучше было видно. Бедные малютки!

Не говоря ни слова, даже не предупредив мистера Коршэма, Кора схватила мальчика за худенькую ручонку и нырнула вместе с ним в темноту. Ей и в голову не пришло, что все происходящее было довольно странным: и к ней, и к ее спутнику кто-то одновременно обратился за помощью.

– Не бойся, – ободрила она мальчика, постаравшись придать голосу материнскую теплоту. – Не пройдет и пяти минут, как твой братишка будет цел и невредим. Я превосходно лазаю по деревьям. Весь секрет в том, чтобы не смотреть вниз ни в коем случае. И перестань плакать, ничего плохого еще не случилось. Сомневаюсь, что ты первый раз пробрался сюда тайком, но мальчишки есть мальчишки, это каждый понимает.

Мальчик, запыхавшись, трусил рядом с ней.

– Ну, где же он? – спросила Кора, когда они углубились на достаточное расстояние по самой узкой и темной дорожке Воксхолла. – Не слышу, чтобы он плакал. Он, должно быть, очень смелый парень. «Или, – подумала она, – совсем онемел от страха».

– Тут, миссис, – ответил мальчик, внезапно остановившись.

Кора тоже остановилась и всмотрелась в темноту. И вдруг почувствовала, как чья-то рука схватила ее за запястья, а другая – сжала горло. В лицо ей пахнуло чесноком и луком, смешанным с затхлым запахом гнилых зубов и пота. Воспользовавшись ее замешательством, нападавший успел зажать Коре рот.

– Спокойно, моя дорогая леди, – послышался вкрадчивый мужской голос, – не дергайтесь, и все будет в порядке. Снимай браслет, Джимми, и убирайся, да побыстрее, а я займусь остальным.

Джимми, маленький слезливый бродяжка, забыв про придуманного братца, уже сдирал, почти вместе с кожей, с запястья Коры браслет – очень дорогой подарок Эдгара, сделанный ко дню ее рождения. Мужчина же, от которого исходил невыносимый запах, перехватил руку и начал сдирать с шеи Коры жемчуг, который отец подарил матери к пятой годовщине их свадьбы, всего за несколько месяцев до ее смерти.

25
{"b":"5448","o":1}