ЛитМир - Электронная Библиотека

— Уверена, что из нее выйдет отличная жена военного, — сказала леди Эмберли. — Она гораздо выносливее, чем кажется на первый взгляд, я в этом нисколько не сомневаюсь. Это правда, что полк могут отправить в Испанию, лейтенант?

Мадлен, которая за весь вечер ни словом не обмолвилась со своим братом и даже не взглянула на него, тихо придвинулась к нему и взяла его под руку. И на мгновение коснулась его плеча щекой. Он крепко прижал ее руку к себе и напрягся, словно был отлит из стали.

— Мы идем спать, — объявил лорд Бекворт, подходя к дверям вместе с женой. Он коротко кивнул хозяину и даже не подумал улыбнуться. — Утром поговорим, Эмберли. И Александра. — Отец смерил дочь ледяным взглядом. — Где Джеймс?

Александра замешкалась на секунду.

— Он уехал. — Она решилась-таки передать новости и взглянула на лорда Эмберли. — Он сказал вам?

— Да. Я рад, что он нашел вас, Алекс. Он прямо с ног сбился.

— Уехал? — округлил глаза лорд Бекворт. — Что ты хочешь этим сказать?

— Он уехал, папа, — спокойно повторила Александра. — И я думаю, навсегда.

— Посреди ночи? — заволновалась леди Бекворт. — И в самый разгар бала? Что на него нашло? Куда же он отправился?

— Сказал, что в Канаду. — Александра рассеянно огляделась. — Он оставил вам письмо. Я, пожалуй, поднимусь с вами наверх, мама.

Она торопливо пожелала всем остальным спокойной ночи, взяла мать под руку, и они вышли из зала.

Рука лорда Идена легла на пальцы сестры и сжала их. Интересно, чьи пальцы побелели больше, его или ее? — думала Мадлен. Все свое внимание она сконцентрировала на их руках. Только благодаря этому ей удалось сохранить самообладание и не провалиться в разверзшийся перед ней длинный темный туннель.

Через час Александра стояла у окна своей комнаты и смотрела в ночь. Девушка расчесывала волосы, хотя никакой необходимости в этом не было. Нэнни Рей уже провела по ее волосам положенные двести раз. И надо сказать, при этом особо не церемонилась. Ей уже сообщили о разрыве помолвки и о том, что они в самое ближайшее время уезжают из Эмберли.

— Ты сама не знаешь, чего хочешь. — Нэнни вынула последнюю шпильку и распустила волосы Александры по плечам. — Все эти годы тебе не давали жить нормальной жизнью, и теперь, когда счастье так близко, ты опять недовольна.

— Я знаю, что поступаю глупо, — согласилась Александра.

— Глупо? — Первый же сердитый взмах расчески заставил Александру запрокинуть голову. — Сумасшедшая, вот ты кто. Такой милый господин, я поверить не могу, что такие вообще бывают! А тебе и этот не хорош.

— Я не говорила ничего подобного, нянюшка, — возразила Александра. — Возможно, он слишком хорош для меня. Но дело вовсе не в этом. Просто мне хочется стать свободной, только и всего. Впервые в жизни получить свободу.

— Ничего глупее мои уши в жизни не слыхивали. — Нэнни Рей даже не подумала аккуратно распутать завитый локон и безжалостно провела по нему расческой. — Это слово годится для французского или для итальянского, а в английском оно просто чудовищно звучит. Англичане — люди разумные. Свобода! Да нет никакой свободы, милая моя, это я тебе говорю.

— Родись я мужчиной, я была бы свободна, — не согласилась с ней Александра. — Ой, Нэнни! Нельзя ли хоть чуточку поаккуратнее?

— Хочешь отправиться в кровать с колтунами в голове? — сурово взглянула на нее Нэнни Рей. — Сиди спокойно, детка. Мужчины не свободнее нас, женщин, уверяю тебя. Мы все рождены для определенной жизни и должны взять от нее все, что можем. Никто не поступает так, как ему хочется. Ну может, только принцы на Востоке, с их гаремами и языческими замашками, спаси Господи их заблудшие души. Но и они наверняка обязаны подчиняться определенным правилам. Что, если кому-то из них захочется иметь только одну жену? Все будут смеяться над ним и посчитают, что бедняга утратил свое мужское достоинство. Вот он и набивает гарем до отказа, а что ему остается?

— Ох, Нэнни! — жалобно охнула Александра.

— Сиди смирно, душа моя! Если ты начнешь гоняться за своей ненаглядной свободой, так всю жизнь и прогоняешься, но и на смертном одре ни на шаг к ней не приблизишься.

— Может быть. — Александра никогда не могла перечить доморощенной мудрости нянюшки, настолько ее истины казались непреложными.

— На твоем месте я бы прямо с утра понеслась к его светлости, упала бы ему в ноги и начала вымаливать прощение, — сурово продолжала Нэнни. — Он непременно простит тебя, душа моя, и непременно женится, могу чем угодно поклясться. Я в жизни никого добрее не встречала.

— И я тоже, — вздохнула Александра. — Но дело сделано. Прошу тебя, упакуй завтра мои вещи, Нэнни.

Наконец Александра осталась одна и получила возможность насладиться своей победой, только вот наслаждаться, как оказалось, было особо нечем. Джеймс уехал. Может статься, они никогда не увидятся вновь. Возможно, она даже ничего не узнает о нем. У них не было времени обсудить, куда он должен написать, чтобы его письмо дошло до нее. В подобных обстоятельствах леди Эмберли и Мадлен могут и не переслать ей весточку от брата. А вот лорд Эмберли не отказался бы, внезапно пришло ей в голову. Но Александра затрясла головой, прогоняя эту непрошеную мысль.

И вдруг она увидела его. Он стоял у дома, заложив руки за спину, и смотрел в небо. Она затаила дыхание и даже про расческу забыла. А он все стоял и стоял и, казалось, не собирался двигаться с места. Внезапно ей захотелось спуститься вниз, встать рядом с ним, поговорить. Ей хотелось узнать, о чем он думает, что чувствует. Слишком поздно она сообразила, что в любых отношениях всегда замешаны две стороны. И помолвка не исключение. Не одна она была помолвлена. Он тоже.

Надо срочно одеться, подумала Александра. Волосы можно оставить как есть, сейчас не до прически. Он не будет возражать, если она просто стянет их лентой.

Она вытащила из волос расческу и в нерешительности поглядела вниз.

Но не успела она начать претворять свой план в жизнь, как лорд Эмберли направился к мосту. Он уже переоделся в костюм для верховой езды, но лошадь почему-то брать не стал. Лорд Эмберли прошел по мосту, свернул в долину и исчез за деревьями.

Целых полчаса Александра простояла у окна, прижавшись лбом к стеклу, — все ждала, что он вот-вот вернется, в то же время прекрасно понимая, что зря на это надеется. Она знала, куда он направился. Минута летела за минутой, и ее все больше обуревало желание отправиться следом за ним. Он хочет побыть один. Поэтому и пошел туда. Александра — последний человек на земле, который ему сейчас нужен. Однажды она пообещала ему, что никогда не нарушит его тайных владений. Никогда не придет туда снова.

Она сражалась сама с собой, но проиграла эту битву. Через полчаса Александра поспешила в гардеробную, торопливо натянула на себя зеленую бархатную юбку для верховой езды и зеленую шелковую блузку. Жакет она брать не стала, заменив его шерстяной шалью. Ленты для волос у нее не нашлось. Александра укуталась в шаль и тихонечко вышла из комнаты.

Еще через полчаса она уже не была уверена, правильно ли поступает. Конечно же, не стоило идти за ним следом, врываться в его уединенный уголок в ту самую ночь, когда она объявила его матери и своим родителям, что не собирается сочетаться с ним браком. Все не так. Неправильно. Бред какой-то! Но она гнала от себя эту мысль. Некогда о таких вещах раздумывать. Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы разглядеть дорогу.

Хоть ночь выдалась и не слишком темная, под деревьями клубился сумрак, и даже землю под ногами было трудно разглядеть. Если бы не река, вдоль которой она шла, девушка давно уже потерялась бы. Кроме того, она переживала, что не узнает места, где нужно сворачивать от берега к каменной хижине, и действительно заблудится, когда поднимется наверх.

И вот, кажется, Александра нашла нужное место. Она еще долго стояла там, мысль о том, что пришло время подниматься по склону холма, совершенно не радовала. Кто знает, что ждет ее там?

80
{"b":"5449","o":1}