ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джинни удивленно посмотрела на него.

— Вы что, обыскивали мою комнату? Пол усмехнулся и покачал головой.

— В этом не было необходимости, ведь вы были в библиотеке, и после вас на полках остались подозрительные пустоты. Так что мне нетрудно было определить, какой предмет захватил ваше внимание.

— А мне показалось очень странным, что у вас в библиотеке столь богатая коллекция книг именно на эту тему, — откровенно сказала Джинни, глядя прямо в глаза Полу.

Он долго изучающе смотрел на нее, будто взвешивал что-то в уме, потом, очевидно, решился:

— Да, конечно же, вас действительно очень трудно чем-нибудь испугать. Пойдемте туда, — он указал на огромный валун, лежавший чуть поодаль, и взял ее под руку.

Пол снял куртку и, не слушая возражений, расстелил ее прямо на камне, чтобы Джинни могла сесть. Ветер трепал шарф вокруг шеи Пола и ерошил его волосы, но он, казалось, ничего не чувствовал.

— Еще когда вы только приехали к нам на Пэрлью, я предупреждал вас, что мы не похожи на остальных людей, — начал Пол. Он стоял, засунув руки в карманы брюк, чтоб хоть как-то согреться. — Лэнгдоны не всегда жили в таком одиночестве и изоляции, как здесь на острове. В свое время они владели большими домами и обширными землями почти что в десятке разных стран.

История семейства моего прапрадеда восходит к тем временам, когда и Британия еще не существовала, как таковая, хотя сам он считал себя британцем. Его жена происходила из семейства, жившего в Моравии, и, если я покажу вам карту владений, доставшихся ей по наследству, вы скажете, что она владела чуть ли не всеми Балканами. И так оно практически и было.

Пол на минуту умолк, и Джинни, понимая, что должна что-то сказать, сочувственно произнесла:

— Вы так много потеряли... Такие огромные деньги! Пол невесело рассмеялся:

— Да уж. Умудрились все это потерять. Сейчас я продаю наш лондонский особняк и владение в Нова Скотиа. Это позволит полностью погасить сумму залога за Пэрлью, и останется еще немного, так что нам хватит на жизнь, если будем экономить.

— Но ведь деньги, которые вам достались... — Джинни вдруг осеклась. Она покраснела от смущения. Таких ошибок нельзя было допускать, и она продолжила светски безразличным тоном:

— Насколько я понимаю, ваша жена была тоже не из бедных. Пол сурово посмотрел на Джинни.

— Ее денег все равно было недостаточно, — после долгого молчания произнес он.

Взгляд Пола был устремлен поверх головы Джинни туда, где над океанскими просторами клубился густой туман.

— Деньги, точнее, их отсутствие — только часть проблемы, — продолжал Пол. — Вы хотели знать, почему в нашей домашней библиотеке так много книг по вампиризму? Да просто потому, что я считаю себя просто обязанным знать как можно больше о том, что преследует все наше семейство из поколения в поколение.

— Знаете ли, мисс Бэрк, они есть в нашей семье. Я имею в виду, вампиров...

От неожиданности и ужаса, охватившего ее, Джинни перестала дышать. Рот открылся сам собой, но сказать что-либо она была не в силах.

— Вы все-таки напуганы на этот раз? — спросил Пол. Какое-то шестое чувство подсказало Джинни, что от ее ответа зависит очень многое.

— Нет... — едва вымолвила она. — К тому же, вы, вероятно, шутите...

Пол печально покачал головой.

— К сожалению, не шучу.

— Но я думала, что вампиры — это что-то из средневековых преданий и легенд.

— Сразу после Первой Мировой войны в Германии проходило очень шумное судебное разбирательство, — сказал Пол. — Другой процесс был в Великобритании в 1949 году, а в 1952 в Италии был эксгумирован труп женщины, умершей более тридцати лет назад. Так вот, тело ее прекрасно сохранилось, а при вскрытии из него текла свежая кровь.

Пол снова улыбнулся, увидев, насколько Джинни поражена, однако ка этот раз в его улыбке не было ничего злобного.

— Я рассказываю вам эти вещи лишь для того, чтобы вы поверили мне. Не стоит смеяться над вампирами. Их можно называть как угодно, но они были всегда и существуют сейчас.

Другое дело, что этот вопрос окутан легендами, вздором, идущим от непонимания, и ошибочно трактуется. Стоит только отбросить страхи и предубежденность, всерьез изучить вопрос, и факты перестанут казаться шокирующими.

Он снова на минуту замолчал, словно что-то перебирал в уме, затем, поставив одну ногу на камень, начал говорить, словно читал хорошо отрепетированную лекцию. Джинни даже подумала, что, возможно, Пол действительно готовился к тому, чтобы рассказать ей обо всем этом.

— Славяне зовут его вурдалаком, мадьяры — вампиром. Ассоциировать вампира с летучей мышью стали, естественно, не так давно. Когда путешественники начали приносить известия о летучих мышах в Южной Америке, которые пьют кровь. Параллель оказалась слишком соблазнительной, чтобы не перенести ее на образ вампира.

До этого, между прочим, вампира чаще всего представляли а образе совы, хотя он мог перевоплощаться в самых разных животных.

Как бы его ни называли, вампир по-настоящему стал центром всеобщего внимания в Европе только к семнадцатому веку. Естественно, в это время были распространены различные суеверия и легенды. Как были периоды помешательства на ведьмах и периоды охоты на них, так же были и периоды ловли вампиров, и для поддержки выдвинутых против них обвинений придумывались самые невероятные истории. Но и без всех этих сплетен и выдумок вопрос был обречен стать темой мрачных измышлений уже в силу самих верований и понятий того времени.

Так что вампира заочно окрестили демоном, который вселяется в тело мертвеца или порабощает душу умершего, за те или иные прегрешения осужденного на то, чтобы вечно скитаться в ночи. Оба эти варианта воплощения вампира прекрасно вписывались в существовавшие тогда обряды типа Дня Всех Святых, Самэна, Пира Мертвых Душ. В общем, существовало огромное количество ритуалов, посвященных блужданию мертвецов среди людей.

Но все эти легенды служили лишь для того, чтобы объяснить явление, непонятное для людей того времени. То, что мы можем теперь смело отбросить все эти выдумки, не значит, что мы можем отбросить сам факт существования вампиров. Поверьте, не требовалось бы мифологического объяснения существования вампиров, если бы их не было в действительности.

Пол на минуту умолк.

Вдруг яростный порыв ветра ударил им в лицо, как будто предупреждая, что духам Пэрлью не нравится этот поток откровений.

Джинни запахнула плащ, удивляясь, что до сих пор не чувствовала холода.

— Ну ладно, а как вы можете объяснить, что такое вампиры? — спросила Джинни. Первый шок и недоверие прошли, уступив место тревожному интересу.

— Необходимо видеть реальное под слоем небылиц, — начал Пол. — Начать с того, что очень большая часть описываемых случаев вампиризма не является вампиризмом.

Очень часто разгадка кроется в преждевременных похоронах или похоронах человека, находящегося в состоянии комы или каталепсии. Целый ряд подобных случаев зафиксирован в начале нынешнего столетия, а в былые времена, когда знания людей были еще более ограниченны, я думаю, такие вещи случались значительно чаще. Иногда человека даже не успевали похоронить — он мог ожить посреди похоронной церемонии, но подобное пробуждение далеко не всегда становилось для человека счастливой случайностью, потому что почти наверняка его начинали считать вампиром.

Все это очень сильно подогревалось церковью. Любой злодей или просто нелюдимый человек мог оказаться вампиром. Не забывайте еще и о тех людях, а это целый слой населения, которые в силу собственной ограниченности всегда настроены против всего необычного или просто непонятного для них. Так и получалось, что эти богобоязненные и добродетельные людишки могли навесить страшный ярлык ведьмы на старую бедную женщину и назвать вампиром ни в чем не повинного инвалида, урода, или же просто человека с рыжими волосами или заячьей губой.

Обратите внимание, что вспышки лихорадочной боязни вампиров совпадают по времени с чумой, несущей странную и мучительную смерть. Посмотрите на симптомы чумы — полное истощение, как будто из человека высосали всю кровь... И что бы ни делал местный врачеватель, все оказывалось бесполезным — человек все равно умирал. Похоже на романчики, что лежат в вашей комнате?

23
{"b":"5450","o":1}