ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Найти ту девушку в отеле оказалось проще простого. Стоило Джинни спросить о «гостье», как ее сразу же направили в комнату на третьем этаже.

Наверняка, — подумала она, — в таких местах все чужаки воспринимаются местными жителями как одна компания.

В ответ на стук дверь открыла девушка примерно ее возраста с милыми, но неброскими чертами лица.

Можно было догадаться, что она чувствовала себя не в своей тарелке. Джинни подумала о том, как, должно быть, страдала эта бедная одинокая девушка, сидя в скучном бесцветном гостиничном номере, в ожидании, когда кончится дождь.

Девушка с любопытством, но без враждебности оглядела свою гостью. «Очевидно, местная публика и к ней была не очень гостеприимна», — подумала Джинни и, решив использовать свой шанс, одарила девушку самой открытой и теплой улыбкой.

— Позвольте мне войти, — сказала она. — Я бы очень хотела с вами поговорить.

Увидев, что девушка стоит в замешательстве, Джинни быстро добавила:

— Поймите, это очень важно!

— Да, конечно...

Девушка отступила назад, разрешая войти. Казалось, что, несмотря на свое замешательство, она и сама была рада хоть с кем-нибудь поговорить.

Войдя, Джинни сказала:

— Я узнала, что вы собираетесь ехать на Пэрлью к Лэнгдонам.

— Да, — очень скупо и неприветливо ответила девушка, но в ее тоне прозвучало что-то такое, отчего Джинни поняла, что ее хотя бы выслушают до конца.

— Скажите, пожалуйста, вы хорошо знакомы с этой семьей?

— Нет, если честно, я даже никогда не видела их. Видимо одиночество и желание поговорить заставило девушку побороть сдержанность и она продолжила:

— Меня наняли, чтобы я занималась с ребенком. Я своего рода гувернантка. Знаете, вероятно, это похоже на Джейн Эйр... Одинокий, заброшенный замок... Впрочем, я надеюсь, он достаточно мрачный.

— Простите, но я не могу понять, как такая молодая и красивая девушка может пойти на то, чтобы жить в заброшенном и уединенном месте. Во всяком случае, говорят, что Пэрлью именно такое место.

— Если честно, — ответила та, — только из-за денег. Лэнгдоны назначили высокую плату, а мне ужасно нужно заработать. Но вы не сказали, почему это интересует вас.

— Я хочу попасть на остров по личному делу, но, кажется, добраться туда не так уж легко.

— Ну, нет ничего проще. Мы можем поехать вместе. По правде говоря, я была бы очень рада, если бы вы поехали со мной. Ну, на тот случай, если там действительно все ТАК мрачно.

— Вы знаете, я тоже сначала так хотела, — задумчиво проговорила Джинни.

На минуту воцарилось молчание, потом Джинни внезапно спросила:

— А сколько вам нужно денег?

— А...

Девушка выглядела очень растерянной.

— Моей матери необходимо сделать серьезную операцию, понимаете? Серьезную и, боюсь, дорогую.

— Насколько дорогую?

— Мне понадобится примерно две тысячи долларов. Но из того, что Лэнгдоны обещали мне заплатить, я смогу свободно отдать матери эти две тысячи.

Джинни открыла кошелек.

— Если дело такое серьезное, не лучше бы, вам получить деньги сразу?

— Да, конечно, но...

— Я могу дать вам пятьсот долларов сейчас, — сказала Джинни, — и билет до Нью-Йорка. Я напишу для вас письмо моему адвокату, и он выплатит вам еще две тысячи.

Девушка была совершенно ошарашена.

— Я не понимаю вас, вы, должно быть, шутите?

— Уверяю вас, не шучу. Ни в малейшей степени. Правда, долларов двести я дам вам чеками транспортного агентства, но подпишу их, и вы без проблем обратите их в наличность. Что касается денег в Нью-Йорке, я могу дать только честное слово, что они есть и что вы их получите сразу же.

Джинни говорила это, быстро подписывая чеки, которые достала из кошелька.

Изумленная девушка уселась на безупречно заправленную постель и уставилась на нее.

— Что я должна для этого сделать? — выдавила она наконец.

— Я хочу занять ваше место на острове, — ответила Джинни, не поднимая глаз.

— Но я не могу пойти на это.

Джинни закончила подписывать и начала пересчитывать деньги, раскладывая их на маленьком туалетном столике вместе с чеками аккуратными стопками.

— Почему? — кротко спросила она. — Ведь вы приехали сюда только потому, что нуждались в деньгах. Вы не знаете этих людей, так что моральные обязательства не могут вас терзать. Ваша мать, сможет сразу сделать операцию, а вам не придется сидеть все лето в сыром каменном мешке посреди океана.

— Но это нечестно! — Девушка перевела нерешительный взгляд на Джинни, которая уже писала письмо Лу Беннеру. — Может вы все-таки скажете, почему для вас это так важно.

Джинни на минуту задумалась. Она видела быстрые взгляды, которые девушка кидала на деньги, слышала нотку соблазна в ее голосе, но так просто от нее было не откупиться. Джинни понимала, что предложение будет принято только в том случае, если она сможет убедить девушку в чистоте своих намерений, а сделать это можно было, лишь рассказав ей часть правды.

— Я не могу рассказать вам все, — осторожно начала она, — но дело в том, что моя сестра жила на этом острове, потом с ней случилось несчастье, и я не уверена, что знаю об этом происшествии всю правду.

— Так может быть, вам лучше рассказать все в полиции?

— Да ведь здесь нет полиции, разве вы не видите? Вот почему я хочу попасть на этот остров, и вот почему будет лучше, если попаду туда под вашим именем.

— И вы не боитесь?

Джинни на минутку задумалась, прежде чем ответить.

— Я просто не позволяю себе думать об этом.

Девушка еще немного помедлила, а потом собрала кучки денег и чеков, которые Джинни разложила на столике.

— Ну что ж, — сказала она и, посмотрев на подписи, добавила:

— Я согласна, мисс Дэлтон. Джинни искренне рассмеялась.

— Господи, какая глупость! Я тут сижу, собираюсь под вашим именем работать гувернанткой и даже не знаю, как меня будут звать.

— Синтия Бэрк.

— Ну, а я Джинни Дэлтон. Кстати, Лэнгдоны не имеют случайно вашей фотографии или чего-нибудь такого?

Синтия покачала головой.

— Нет, хотя в письме я описала себя. Джинни внимательно оглядела ее.

— Ну, вообще, что касается роста и веса, мы примерно одинаковы, даже волосы похожи. Я не думаю, что они о чем-нибудь догадаются, тем более, что у них нет причин ожидать подобной подмены.

— Ну... — девушка замялась, а потом, улыбнувшись, произнесла немного нервно: — Удачи, Синтия...

«Синтия, Что ж, — подумала, улыбнувшись про себя, Джинни, — придется запомнить. Теперь я Синтия Бэрк».

— Вы Синтия Бэрк? — голос был такой же мрачный и грубый, как и внешний вид говорившего.

Зная, что кто-нибудь должен приехать с Пэрлью, чтобы забрать ее, Джинни заранее снесла вещи в холл. Она опасалась, что если приехавшие за ней обратятся к администратору, они смогут услышать странную историю о девушке, которая приехала и уехала, и о другой девушке, которая заменила первую.

Джинни прикинула, что если ее, единственную приезжую, увидят в холле, то те, кто ищет Синтию Бэрк, сразу подойдут к ней без предварительных уточнений.

Удача не подвела ее. Именно так все и произошло. К тому времени, когда в гостиницу вошел очень высокий, мрачного вида мужчина, она сидела уже целый час. На нем был плащ и ботинки, мокрые от дождя. Он огляделся и, увидев Джинни, слегка прихрамывая, пошел к ней через весь холл.

— Вы Синтия Бэрк?

На минуту паника захлестнула Джинни. Что, если администратор гостиницы услышит и скажет «нет». Она кивнула, не поднимая глаз, боясь посмотреть на женщину за стойкой.

— Я приехал, чтобы отвезти вас на Пэрлью, — просто сказал мужчина. — Ваши вещи? — Он показал на сумку, лежащую на полу.

— Мои.

Он легко поднял сумку, развернулся и пошел к двери. От него не послышалось даже приглашения следовать за ним, и какой-то момент Джинни продолжала сидеть, глядя ему в спину. Только когда мужчина подошел к выходу, она вдруг очнулась и, вскочив, поспешила за ним.

5
{"b":"5450","o":1}