A
A
1
2
3
...
28
29
30

— Запасной выход! — закричал Дэйвис.

— Я только что из кухни! Ее там не было!

Я бросилась к двери, с силой отодвинула тяжелый засов и распахнула ее. В моем распоряжении были считанные секунды. Я глотнула свежий ночной воздух и почувствовала головокружение. Я была свободна! Я вырвалась из этого дома, из их лап! И, глубоко вздохнув еще раз, бросилась бежать изо всех сил.

Через сад, за угол дома. Через террасу. И была уже у фасада, когда распахнулась парадная дверь.

— Если она убежала... — раздался голос Дэйвиса.

Я прижалась к стене, ослепленная светом, вырвавшимся из открытой двери.

Из — за угла, откуда я только что выбежала донесся голос Элизы.

— Дэйвис, задняя калитка открыта! Она убежала через кухню!

Я бросилась на землю и затаилась за каким-то кустом, не обращая внимания на резкую боль в ушибленном колене. Дэйвис бросился к Элизе.

— Она не могла далеко уйти! Наверное, прячется в саду!

Я даже не стала дожидаться, пока он скроется за углом. Как только слуга пробежал мимо меня, я выскочила из-за кустов и, скинув туфли, бросилась бежать. Бешено пронеслась через газон перед домом и наконец оказалась на твердой поверхности дороги, помчавшись еще быстрей.

Впрочем, не так быстро, как хотелось бы. За спиной я услышала крик и поняла, что меня обнаружили.

— Вот она! Лови ее! — закричал Дэйвис.

— Подожди! — остановила его Элиза. — Машина! Оглянувшись, я увидела, что она бежит к гаражу. Элиза вскочила за руль большого седана, припаркованного у выезда. Взревел мотор, и, когда подбежал Дэйвис, машина рванулась с места.

Мне надо добежать до Сансет-стрип! — думала я в отчаянии. Там многолюдно, и они не посмеют ничего мне сделать!

Но я понимала, что обречена. Силы были на исходе. Я захлебывалась холодным ночным воздухом. Каждый вздох болью отзывался во всем теле. Ноги, казалось, налились свинцом.

Свет фар ударил мне в спину. Шум мотора становился все громче. Я опять оглянулась. Чтобы преодолеть расстояние, которое я пробежала за эти несколько минут, им потребуются секунды! Машина, визжа шинами, плавно вписалась в поворот.

Сансет-стрип все еще была далеко. Даже не рассчитывая скорость и дистанцию, я знала, что не успею. Но другого пути не было. Слева — крутой обрыв, высотой с трехэтажное здание. Справа за полосой высоких кипарисов — каменная стена, ограждающая Орлиное Гнездо. Я собрала остаток сил для последнего броска и в отчаянии ринулась к стене. Но вдруг подвернулась нога, и я покатилась по дороге, сбивая в кровь колени, локти, ладони. Я допыталась подняться, но острая боль в ступне волной разлилась по всему телу. Машина, вылетев из-за поворота, мчалась на меня. Спасения не было.

Глава двадцать четвертая

В тот ужасный момент я уже почти смирилась с мыслью, что мне придется умереть. Смерть казалась столь неизбежной, что у меня не оставалось ни малейшей надежды.

Все случилось быстро и совершенно неожиданно. Скорее это было похоже на обрывок сна, который все еще продолжается где-то в глубине сознания, когда человек уже почти проснулся.

Я увидела, как напротив меня зашевелились кусты, растущие вдоль стены, и из-за них выскочил маленький мальчик. Вытянув вперёд руки, он бросился ко мне. Я решила, что он видел, как я упала, и хочет помочь мне подняться. Но вдруг поняла, что он еще не заметил несущуюся на нас машину.

— Назад! — закричала я.

Мальчик резко остановился посреди дороги, наконец увидев приближающийся свет фар.

— Назад! — опять крикнула я. Он неподвижно стоял, неотрывно глядя на машину, будто не веря своим глазам.

Вдруг раздался визг тормозов. Я услышала, как закричала Элиза. Почти потеряв управление, машина стала разворачиваться. Она была так близко, что я заметила выражение ужаса на лице Элизы, могла видеть, как она с силой крутанула руль. Седан повело влево, прямо к обрыву. Раздался скрежет металла. Дикий вопль двух голосов донесся из машины, пробившей ограждение и летящей вниз. Гулкий удар сотряс землю.

Я лежала потрясенная, не в силах поверить в то, что произошло. Что так напугало Элизу? Что заставило ее в панике потерять управление и сорваться с обрыва? Давно забытая совесть поднялась из неведомых глубин души, не давая убить ребенка?

При этой мысли я вспомнила о таинственном мальчишке, который, наверное, исследовал окрестности и случайно оказался здесь, чтобы спасти мне жизнь. Я повернулась, чтобы поблагодарить его, но он исчез. Я была одна.

— Эй! — громко крикнула я, оглядываясь вокруг. — Где ты? Иди сюда, пожалуйста! Не бойся, я хочу поблагодарить тебя!

Но вокруг никого не было.

Я попыталась встать, но ноги не держали меня. Мне не оставалось ничего другого, как лежать и ждать, когда кто-нибудь проедет по дороге. Я лежала и думала о мальчишке, который исчез так же внезапно, как появился. И решила во что бы то ни стало разыскать его. Если понадобится, помещу большие объявления в газетах. В конце концов, я обязана ему жизнью.

К счастью, мне не пришлось долго ждать, пока меня найдут.

Через несколько минут я увидела свет фар. Приподнявшись, чтобы меня можно было увидеть, я замахала руками, и через секунду была в объятиях Кена.

Нас завертел водоворот неотложных дел. Машина с Элизой и Дэйвисом разбилась, упав на дорогу, проходившую под обрывов, на глазах у Кена. Дэйвис умер почти сразу. Элиза в очень тяжелом состоянии находилась уже на пути в больницу.

Надо было позаботиться о Мэгги. Кен вызвал ей скорую помощь, потом осмотрел мою ногу и наложил повязку.

— Лучше подожду тебя здесь, — сказала я, когда он предложил помочь ему перевести Мэгги в больницу. — Если ты принесешь мне одну из старых тростей, что лежат у тети в чулане, я как-нибудь смогу передвигаться по дому.

— Постараюсь вернуться как можно скорее! — крикнул Кен, уже стоя в дверях, когда санитары на носилках унесли Мэгги в подъехавшую машину скорой помощи.

Однако вернулся он только к рассвету. Вместе с ним, опираясь на его руку, вошла ожившая, хотя еще слабая, Мэгги.

— Я знаю, что многим обязана тебе, — сказала она со слезами на глазах. — Дорогая, сколько тебе пришлось перенести ради меня! Но обещаю, я отплачу тебе за все!

— Что вы! Вы и так много для меня сделали! — ответила я. Потом вспомнила и спросила: — А Элиза?

Мэгги опустила голову и заплакала.

— Элиза умерла в больнице на моих глазах. Перед смертью она бредила, — сказал Кен.

— Бредила? — Мэгги вскинула голову. — Доктор, позвольте с вами не согласиться!

— Не понимаю, — сказала я, глядя на них.

— Элизе показалось, что она увидела Бадди, — пояснил Кен. — Она сказала, что его призрак заставил ее свернуть к обрыву.

Я удивленно уставилась на Кена.

— Да, там был какой-то мальчик. Но это был обычный мальчик из округи. Он видел, как я упала, и выбежал из-за кустов, чтобы мне помочь. Элиза заметила его и пыталась объехать, чтобы не сбить, но не справилась с управлением. Так они полетели с обрыва.

— Элиза утверждала, что это был Бадди, — тихо, но твердо сказала Мэгги. — Она ясно видела его. Он стоял прямо в свете фар. Это так напугало ее, что она потеряла голову и не смогла справиться с машиной.

На стене, за спиной тети, висел один из портретов Бадди. Я задумчиво посмотрела на него. Конечно, Кен был прав. Элиза бредила и в бреду принимала незнакомого мальчика за того, кого убила много лет назад. Но теперь мне было нетрудно понять, почему она ошиблась. Вспоминая паренька, который спас меня, и внимательно рассматривая портрет, я увидела, что они очень похожи. Конечно, в темноте я не очень хорошо рассмотрела мальчишку, но меня охватило чувство суеверного страха.

— Она просто бредила, — сказал Кен еще раз и обнял меня за плечи.

Мэгги упрямо покачала головой.

— Нет, я никогда не соглашусь с этим. Все эти годы, со дня смерти Бадди, я страдала от чувства вины, которое вряд ли кто-нибудь сможет понять. Благодаря рассказам Элизы я поверила в то, что он перед смертью обвинял меня за то, что я оставила его. Это чувство вины отравляло мою жизнь, каждую мысль, каждый поступок. Может, я и была такой сумасшедшей, какой Элиза пыталась представить меня. Во всяком случае, я вела себя очень глупо.

29
{"b":"5451","o":1}