ЛитМир - Электронная Библиотека

– А тебе на кой? Родня, что ли?

– Да-да, именно: мы с ней двоюродные сестры, ее мать приходилась сестрой моему отцу. Мы из Шотландии.

– Кто б мог подумать?

– Разве незаметно? Мне казалось, у нас такой говор…

– Шутка юмора, – сказала хозяйка, на мгновение отводя вытаращенные глаза.

– Ой, прошу прощения, – покраснела я.

При всей неловкости положения эта женщина почему-то вызывала доверие. Я положилась на интуицию.

– В общем, так, отвечаю на ваш первый вопрос: я разыскиваю Мораг потому… ну, это сложно объяснить, но мы… ее близкие… о ней беспокоимся.

– Неужто?

– И даже очень. Кроме того… – Я заколебалась и вздохнула. – Можно быть с вами откровенной, мисс… Киммерия?

Она кивнула.

– Так вот. – Я теребила край шляпы. – Если коротко, Мораг принадлежит, точнее, принадлежала к нашей Церкви, но теперь отошла от веры, и нас это тревожит. Главная загвоздка в том, что в конце этого месяца у нас проводится очень важный праздник, он бывает только раз в четыре года, и кузина Мораг должна была стать почетной гостьей, а теперь мы связаны по рукам и ногам. Праздник, повторяю, для нас очень важен, но еще больше волнует нас ее душа, и лично я беспокоюсь, не попала ли моя сестра под влияние какого-нибудь шарлатана – вот что меня мучит, но первым делом нужно решить вопрос об ее участии в предстоящем празднике.

Киммерия прищурилась и посмотрела на меня искоса:

– Что ж это за Церковь такая?

– О, – начала я, – это Истинная церковь Ласкентайра нас обычно называют ласкентарианцами. Вряд ли вы 0 нас слышали. Это небольшая, но очень деятельная конфессия с центром в Шотландии. У нас есть… ну… своего рода ашрам, то есть коммуна, неподалеку от Стерлинга. Мы верим в…

Киммерия подняла руку.

– Хватит, хватит, – усмехнулась она. – Вера-то у вас христианская?

– Строго говоря, нет. Мы считаем Христа одним из многих пророков, а Библию – одной из многих священных книг. С нашей точки зрения, в любой религии можно найти мудрость и добро. Мы глубоко верим в любовь, прощение и отказ от излишеств, а еще…

– Ой, утомила, – отмахнулась Киммерия и кивнула на дверь офиса. – Стало быть, тебе Фрэнк нужен?

Я рассказала, как мы накануне ездили в Финчли, по последнему адресу Мораг.

– Мистер Леопольд – ее агент? – спросила я. Киммерия пожала плечами:

– Агент, фигент – шут его знает.

– Уф, – вырвалось у меня. – Цель близка.

Я хлопнула себя шляпой по бедру. Иногда сдержанность мне изменяет.

Киммерия со смехом распахнула свою дверь.

– Заходи. У меня, правда, бардак: я в такую рань не встаю.

– Уж всяко не хуже, чем было вчера у нас в ночлежке… – сказала я, принимая приглашение.

***

Через двадцать минут я уже присоединилась к Бозу и Зебу – в том самом кафе, где вчера мы пили чай. Оба были Целы и невредимы, в бодром расположении духа.

– Порядок, ребята?

– Нормалек. Классно. Сама как?

– За нас не беспокойся, Айсида.

Я, потеснив брата Зебедия, уселась между ними.

– Меня пригласила на чай, – повела я свой рассказ, – очень милая дама по имени Киммерия, которую на самом деле зовут Глэдис; она сказала, что мистер Леопольд действительно исполняет обязанности агента и импресарио Мораг-Фузильяды и что еще вчера он был здесь, но у него возникли проблемы из-за… НДС?

Я вопросительно посмотрела сначала на одного, потом на другого.

– НДС – Боз смаковал кофе. – Налог на добавленную стоимость. – Он неодобрительно покачал головой: видимо, ему уже доводилось слышать о таких фактах.

– Вот-вот, – сказала я. – Впрочем, проблемы с НДС у мистера Леопольда возникают не впервые, и сейчас он улаживает дела с налоговым ведомством.

– Ха. Как бы. Якобы. Ну. – сказал Зеб.

– Ну, – повторила я, – как считает Киммерия-Глэдис, мистер Леопольд ретировался в деревню Джиттеринг, что в графстве Эссекс, неподалеку от Бадли; по ее мнению, именно туда он перевез папки и дискеты, которые раньше хранил в офисе. Она советует поискать именно там. Что скажете?

– Эссекс? – переспросил Зеб.

Учитывая, что мы сидели в кафе в центре Лондона, таким тоном можно было спросить: «Монголия?»

– Надеешься, Айсида, застукать там свою сестрицу?

Не исключено, – ответила я. – Между прочим, некоторые сцены с участием Фузильяды снимались как раз в доме мистера Леопольда, который называется «Ламанча». Киммерия-Глэдис это доподлинно знает, потому что кое-кто из ее приятельниц тоже ездил туда на съемки. А поскольку Мораг отказалась от аренды квартиры в Финчли, она вполне могла, с моей точки зрения, податься в «Ламанчу», хотя, конечно, гарантии нет.

Боз задумался. В своих черных штанах и с виду дорогой кожаной куртке он выглядел настоящим гигантом. Черная бейсболка была надета козырьком назад, так что белая буква «X» оказалась на затылке.

– Один черт, – сказал он. – Мне сегодня спешить некуда. А в Эссексе, говорят, девушки первый сорт, слыхал?

Его кулак проплыл мимо меня и, казалось бы, легонько ткнул брата Зебедия в плечо. Зеб, едва не кувырнувшись с высокого табурета, сморщился от боли. Разминая ушибленное плечо, он силился растянуть губы в улыбке:

– Мобыть. Ага. Черт. Эссекс. Черт.

– Тогда вперед! – скомандовала я и, соскочив с табурета, машинально хлопнула Зеба по плечу.

Зеб горестно смотрел на больное место. Боз, причмокивая, допивал кофе.

***

На автобусе мы доехали до вокзала Ливерпуль-стрит и там сели на поезд до Бадли. Не планируя выезда за пределы столицы, я не взяла с собой Сидячую доску, поэтому мы с Зебом стояли в проходе рядом с местом Боза. Боз уткнулся в какое-то печатное издание под названием «Миррор». Чтобы скоротать время, я зачитывала вслух фрагменты «Правописания» и каждый раз предлагала Зебу продолжить сентенцию. У него получалось из рук вон плохо; да и то сказать, завершение отрывков текста требовало развернутых предложений, а Зеб явно был с ними не в ладах. Когда Боз отлучился «по малой нужде» (видимо, у них на Ямайке это слэнговое выражение означает опорожнение кишечника – Боз отсутствовал целую вечность), я спросила Зеба:

– Почему у Боза кепка задом наперед?

Зеб посмотрел на меня так, будто я поинтересовалась, почему у Боза кроссовки на ногах, а не на голове.

– Это. Ну, типа. Бейсболка, – с презрением к моему невежеству процедил он.

Я задумалась, протянула «а-а-а» – но так ничего и не поняла.

Городские кварталы все не заканчивались; всякий раз, когда я, заметив лоскут зелени, начинала думать, что столица наконец-то осталась позади, это оказывался либо скверик, либо пустырь. В конце концов город уступил; я читала «Правописание» (Зеб не вытерпел и скрылся в уборной) и не заметила, когда мы заскользили через ровные поля и узкие дороги, мимо редких строений, городков и деревень, разбросанных под мелкими облачками. Как только суматоха большого города осталась позади, мне стало легче, как будто моя жаждущая душа глотнула наконец свежего воздуха.

Плоский как блин, городок Бадли страдал, образно говоря, раздвоением личности: по одну сторону от железной дороги жались кривые проулки с деревенскими домиками, а по другую раскинулся геометрический ландшафт с кирпичными и железобетонными зданиями средней высоты. Одно из них на первый взгляд показалось мне недостроенным, но при ближайшем рассмотрении, когда поезд сбавил скорость и мы приготовились к выходу, стало ясно, что это многоуровневая парковка.

***

– Туда, оказывается, еще пилить три мили, Айсида, – сообщил Боз, переговорив с кассиром.

– Отлично! – сказала я. – Прогуляемся.

– Еще чего! – запротестовал Боз, выглядывая из-под солнцезащитных очков. – Тачку возьмем.

Он широким шагом устремился к выходу.

– Ради каких-то трех миль? – недоуменно обратилась я к Зебу.

– Город. – Пожав плечами, он впал в задумчивость.

Вскоре его физиономия ненадолго озарилась мыслью.

31
{"b":"5461","o":1}